Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Дирижистская Панама

05.03.2005, 12:09

Российский предпринимательский корпус понес тяжелую утрату. Вчера после тяжелой и продолжительной болезни, вследствие постановления правительства России после долгих лет жизни скончался один из виднейших субъектов государственной политики в области поддержки предпринимательства — Федеральный фонд поддержки малого предпринимательства. Вклад покойного, в течение последнего десятилетия осуществлявшего свою плодотворную деятельность на благо всей российской экономики, сложно переоценить. Впрочем, мы попробуем.

Итак, структура с ничего и никому не говорящим названием ФФПМП родилась 10 лет назад. В декабре 1995-го был принят закон «О государственной поддержке малого предпринимательства». Предшественником ФФПМП была структура с очень похожим названием Фонд поддержки предпринимательства и развития конкуренции, созданный еще в 1993-м. Но о тех былинных временах достоверных исторических сведений не сохранилось. Известно лишь, что тот фонд получил на формирование своей структуры 25 млрд тогда уже мало что стоивших рублей и пару лет от нем мало кто слышал.

Целью и задачей ФФПМП являлась, как следовало из названия, поддержка малого предпринимательства. В те простодушные времена еще предполагалось, что основной формой поддержки содержателей палаток, хозяев обувных мастерских и мелких кустарей являются деньги, которые фонд и намеревался через сеть региональных представительств распределять, получая их из бюджета. Для этого в регионах начала создаваться сеть региональных фондов. А ФФПМП, с одной стороны, распределял бюджетные средства по региональным фондам, а с другой — вкладывал их в теоретическую часть своей работы.

На самом деле эволюция ФФПМП полностью совпадает с эволюцией российской государственной мысли в области государственного вмешательства в экономику.

К 1995 году правительство осознало, что прямая выдача госкредитов предприятиям ни к чему хорошему не ведет. Но идея, что государственные структуры посредством разумной траты денег могут содействовать частному бизнесу, жила. И к концу 1996 года ФФПМП придумал новую технологию работы: выдачу госгарантий по кредитам малому бизнесу. При этом было решено, что все кредиты и госгарантии ФФПМП выдает лишь на паритетной основе со своими региональными коллегами. Поскольку это на порядок усложнило процедуру выдачи любого кредита (каждый проект в регионе, по сути, нужно было согласовывать на федеральном уровне), они практически перестали выдаваться.

Между тем в 1997 году Госкомстат констатировал, что число малых предприятий в России уже три года как не растет. Похоже, в этот момент в ФФПМП схватились за голову и поняли, что все делали не так. И фонд вплотную занялся исследованиями в области того, как правильно поддерживать малый бизнес. Достижения на этом поле были более чем значительны: к 1998 году ФФПМП завершил создание 77 региональных фондов поддержки предпринимательства, создал сеть из 44 региональных консалтинговых агентств, подписал договоры с десятком банков, которые намеревались финансировать малое предпринимательство (крупнейшим было соглашение с печальной памяти детищем Александра Смоленского — банком «СБС-Агро», через который предполагалось финансировать фермеров).

Отметим, что в это же время государственная дирижистская мысль вплотную приблизилась к пониманию следующей истины: позитивное вмешательство в экономику должно быть системным, иначе оно ограничивается коррупцией, а главной задачей государства должно быть создание инфраструктуры.

Для решения этой задачи ФФПМП уже не хватало бюджетных денег. В 1997 году фонд подписал договор с Dresdner Bank, который под те же госгарантии открыл ему кредитную линию в $150 млн. Судьба этих денег до сих пор остается неизвестной, а группа бельгийских банков, на следующий год обещавших выдать до $100 млн на те же цели, кажется, от этой идеи отказалась. Впрочем, большая их часть немецких денег направлялась на разработку новейших прогрессивных форм поддержки малого бизнеса.

Отметим, что к тому моменту активизировались давние конкуренты ФФПМП — фонды, выдававшие малым предпринимателям микрокредиты, как это и делается во всем мире, на вненаучной, грабительской коммерческой основе. Особенно неприятными были успехи Фонда поддержки малого бизнеса ЕБРР, с которым ФФПМП часто путали: он к тому времени выдал микрокредитов больше чем на $100 млн. Впрочем, в ФФПМП придумали выход: в фонде начали разрабатывать базу данных по подобным программам, а также по технологии взаимодействия и координации между ФФПМП и его негосударственными коллегами. Разработка таких методик была, разумеется, не бесплатной.

К середине 1998 года государственная мысль в области госвмешательства в экономику выдвинула новый лозунг: государство есть разработчик правил игры, и деньги следует тратить на оптимальное госрегулирование рынка.

Бог весть каких чудесных правил игры в малом бизнесе Россия лишилась в результате августовского дефолта, когда из-за дефицита денег в бюджете фонд фактически посадили на голодный паек. В 2000 году государство попыталось было немного разобраться в том, что же представляет из себя шестилетний опыт работы ФФПМП. Но на практике все свелось к внесению ряда поправок в законы, регулирующие его деятельность, и переподчинению специально созданному Госкомитету по поддержке малого предпринимательства. Комитет довольно быстро прибрал к рукам сеть консалтинговых агентств ФФПМП, а сам фонд занялся реализацией следующего поворота государственной дирижистской мысли.

В те не столь уж далекие времена эта мысль развилась до такой степени, что решение практически любой проблемы видела лишь в масштабах всей страны и не иначе как в рамках многолетнего плана. Кроме того, популярность обрела идея конкурсности распределения бюджетных средств.

Поэтому в течение 2001 года в соответствии с новой миссией фонд разрабатывал федеральную программу поддержки малого предпринимательства на 2002–2004 годы (потом превратившуюся в программу на 2003–2005), а попутно развлекался проведением конкурсов на создание новых технологий поддержки малого бизнеса, в рамках которых выделял льготные кредиты. Среди получателей их отчего-то традиционно было много региональных фондов поддержки предпринимательства, то есть, по сути, региональных партнеров и бюджетополучателей ФФПМП.

Впрочем, уже тогда правительство постепенно начало приходить к мысли о том, что работу государственных фондов, раздающих бюджетные деньги, надо бы оценивать по каким-либо показателям. Но ФФПМП нашел выход из ситуации: в 2002 году руководство его заявило, что за семь лет напряженной работы в России под руководством ФФПМП наконец создана нормативная база поддержки малого предпринимательства. В течение 2002 года фонд занимался лоббированием федеральной программы, а также реализацией еще одной новации в сфере госвмешательства в экономику. ФФПМП начал активно разрабатывать методические рекомендации по подключению малого бизнеса к системе размещения госзаказов. Тогда в связи с увеличением финансирования оборонного заказа они считались верным способом организации экономического роста.

Наконец, к весне 2003 года государственная мысль иссякла. Это и послужило началом гибели ФФПМП.

Дело в том, что в феврале 2003 года Минэкономразвития, видимо, впервые обратившее внимание на существование в России столь авторитетной структуры, провело опрос и выяснило, что лишь 5% опрошенных мелких предпринимателей когда-либо сталкивались с деятельностью фонда и лишь 2% склонны оценивать эту деятельность хотя бы удовлетворительно. Впрочем, агония фонда заняла почти год. Минэкономразвития и Госкомимущество (сейчас — Росимущество) настаивали на ликвидации ФФПМП, а антимонопольное ведомство (сейчас — ФАС), при котором он был создан 10 лет назад, было против. Однако предложить ФФПМП какую-нибудь новую идею для жизни уже не мог никто. И 4 марта премьер-министр Фрадков подписал смертный приговор: фонд расформировывается и покидает бюрократическую реальность.

Бестактно было бы задавать вопросы о том, каково наследство покойного. Конечно же, логичной выглядела бы следующая постановка вопроса. В течение 10 лет отдельной строкой из бюджета финансировалась деятельность структуры по поддержке малого предпринимательства, о которой слыхом не слыхивали сами малые предприниматели. Итогом ее работы стала бессмысленная трата никак не менее $500 млн, тысячи нужных исключительно работникам ФФПМП методических пособий, межрегиональных информационных баз, десятки тонн никому не нужной документации. Понятно, что расследование итогов хотя бы последних трех лет работы фонда могло бы если не вернуть часть денег, но хотя бы выявить лиц, ответственных за то, что выглядит как систематическое казнокрадство в довольно-таки крупных размерах. Но если даже такое расследование не будет проведено, может быть, правительство просто гласно объявит о том, что стратегия поддержки малого предпринимательства через ФФПМП была ошибочной и более не будет тиражироваться? В конце концов, российской политике не повредила бы констатация того факта, что все усилия государственной мысли в области вмешательства в экономику в данном случае оказались бесплодны.

Впрочем, о чем это мы? О мертвых или хорошо, или ничего. Гражданская панихида по ФФПМП пройдет до 1 июня — до этого времени ликвидационная комиссия должна завершить упразднение фонда, передать денежные средства, оставшиеся от его деятельности, в Российский банк развития, сдать помещение и...

представить предложения по созданию новой финансовой структуры по поддержке малого предпринимательства.