Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Борьба абстрактного с материальным

25.10.2004, 11:41

Все три ситуации, о которых пойдет речь, никак не связаны между собой. Вряд ли можно усмотреть связь между историей с зятем главы Карачаево-Черкесии, московским спором за особняк в Чистом переулке и объявлением в розыск главы торгового дома челябинского металлургического комбината «Мечел» где-либо, кроме мира абстрактного. О некоторых аспектах нелегких взаимоотношений мира идей и материального мира на территории России и ее окрестностей осенью 2004 года и пойдет речь.

События в Черкесске, как известно, начались с того, что в ночь с 10 на 11 октября родственники семи местных предпринимателей, в том числе депутата парламента Расула Богатырева, заявили об их исчезновении. Они сообщили, что пропавшие отправились обсуждать вопросы работы местного лакокрасочного завода с Али Каитовым, зятем главы республики Мустафы Батдыева, к нему на дачу, после чего никто их не видел. А когда родственники пропавших заявили, что МВД республики совершенно не заинтересовано в расследовании этого дела, в Черкесске начались митинги с требованиями отставки президента Батдыева. После приезда в Черкесск полпреда президента в ЮФО Дмитрия Козака расследование было передано в Генпрокуратуру, Али Каитов был объявлен в розыск. Последний митинг завершился в пятницу.

События в Москве начались как раз в пятницу 22 октября во второй половине дня. Группа представителей ООО «Электропроект» с помощью нанятого частного охранного предприятия вытеснила из здания, занимаемого ФГУП «ГЕОН имени Федынского», по адресу Чистый переулок, 4, четырех сотрудников и одного ВОХРовца, а затем и прибывшего на место гендиректора ГЕОНа. На руках у представителей «Электропроекта» находились документы о праве собственности на особняк. Через час-полтора в Чистый переулок прибыла спецгруппа МВД и ФСБ, которая мгновенно прекратила конфликт и начала опечатывать помещения: оказалось, что сотрудники ЧОПа, сами того не подозревая, вскрыли комнату «первого отдела» ГЕОНа. А в ней, как говорит руководство ФГУПа, находились никому особенно не нужные, но тем не менее глубоко секретные документы о ядерных взрывах, проводившихся в СССР в мирных целях, да и еще много чего интересного — на то и гостайна, чтобы ее не знать.

Наконец события в Калмыкии произошли 12 октября. Следователь местной прокуратуры выписал ордер на розыск главы Торгового дома (ТД) «Мечел» Ильи Благодарова. Он проходит подозреваемым как гендиректор калмыцкого ООО «Аршан», по мнению прокуратуры, участвовавшем в незаконной оптимизации налогов через внутрироссийские офшоры. «Мечел», в структуру которого входит ТД, на этой неделе продает крупный пакет акций на нью-йоркской фондовой бирже NYSE, и дело, которое для заинтересованных западных инвесторов звучит примерно так же, как «дело ЮКОСа», ему совершенно некстати. Инвесторы вообще не очень любят, когда компанию, проводящую IPO на NYSE, обвиняют за три дня до начала роад-шоу в налоговых преступлениях.

Все вышеизложенное — более или менее факты. Однако, если разговаривать о происходящем с вовлеченными в ситуацию людьми, то интерпретации этих фактов будут различны и многообразны, причем практически все участвующие в событиях уверены, что истинная причина происходящего совсем не та, что в официальных версиях.

Так, например, в отношении Черкесска вполне распространенной версией является та, что происходящее — война против Али Каитова, главы АО «Кавказцемент», за контроль над цементным заводом, а заодно и за черкесскую лакокраску. Митингующие, в этой версии, наняты конкурентами Каитова. Корни калмыцких событий, утверждают в металлургических кругах, в том, что «Мечел» намерен купить на аукционе РФФИ в декабре госпакет акций Магнитогорского металлургического комбината. IPO, с этой точки зрения, нужно «Мечелу», чтобы получить средства для участия в аукционе — а уголовное дело в отношении господина Благодарова является «заказным» и специально возбуждено под начало роад-шоу. Наконец, ситуацию вокруг ГЕОНа объясняют тем, что Минприроды, которому подконтролен ГЕОН, поднял шум вокруг секретных документов, лежавших годами в Чистом переулке, только для того, чтобы прикрыть поражение в суде от «Электропроекта» — тот накануне подтвердил свои права на особняк в московском арбитраже.

Можно остановиться на этом уровне, а можно копать дальше. Например, выяснить, что центр ГЕОН летом 2004 г. обвинял московское правительство в невнимании к проблемам разломов земной коры под крупными московскими стройками, в том числе «Алыми парусами» и «Москвой-Сити». Услышать от аналитиков, что «Мечел» не собирается покупать госпакет «Магнитки» на аукционе, а всего лишь собирается заставить ее менеджмент заплатить в декабре РФФИ за пакет не $400–500 млн, а $700–800 млн. А, по мнению ряда федеральных чиновников, не слишком далеких от ФСБ, ситуация вокруг Мустафы Батдыева вообще используется карачаево-черкесской оппозицией для дестабилизации ситуации в республике в частности и на Северном Кавказе в целом. Поэтому Дмитрию Козаку якобы и даны указания не дать сместить Батдыева любой ценой.

Дальше — больше. Поговорив еще с десятком осведомленных лиц, можно выяснить, что, по их мнению, в Карачаево-Черкесии речь на самом деле идет о реваншистских планах бывшего главы республики Владимира Семенова, не простившего Мустафе Батдыеву поражения на выборах год назад. Проблемы ГЕОНа связываются со случившейся накануне перепалкой на заседании правительства Юрия Лужкова и главы МЭРТ Германа Грефа о судьбе памятников культуры: особняк в Чистом переулке — как раз и есть памятник, который мэрия в 2000 г. позволила приватизировать некоему ООО «Союз молодых художников», хотя центр ГЕОН в нем располагался с момента своего создания в 70-х годах. А проблемы «Мечела» можно объяснить политическим противостоянием губернатора Челябинской области Петра Сумина и Кузбасса — Амана Тулеева, потому как нынешние хозяева «Мечела» по происхождению являются менеджерами и владельцами кемеровского угольного объединения «Южный Кузбасс».

Наконец, на очередном уровне «раскапывания» вам припомнят про то, что генерал Семенов в Карачаево-Черкесии избирался сразу после того, как в республике стал депутатом Государственной думы Борис Березовский. Владельцами ООО «Электропроект», ненароком вскрывшего ядерные секреты ГЕОНа, якобы являются родственники крупного московского чиновника Олега Толкачева. А за проблемами «Мечела» якобы стоит злая воля главы Минпромэнерго Виктора Христенко, едва ли не совладельца «Магнитки». Можно копать и глубже.

Тут, вероятно, уже всплывут тайные планы национализации «Магнитки», привидения из особняка в Чистом переулке и, вероятно, зловещие планы Романа Абрамовича по скупке карачаевских футболистов с целью включения их в команды ЦСКА и Chelsea. А на пятый час разговора найдутся и другие убедительные объяснения происходящего.

Отмечу, что обыкновенно эти объяснения даются с весьма характерной ужимкой: мол, вы должны понимать, что все, что говорится об этом, — ерунда и чушь, кое-кто не знает, а кое-кто просто врет, на самом же деле... И прекрасно понимаешь: тот, кто говорит, уверен, что истина неизвестна и ему, она находится на следующем, не доступном говорящему уровне. Не удивлюсь, если на определенном уровне «истина» закольцована: сторонники версии о том, что митинги в Черкесске — козни Березовского, просто не знают версии о цементном заводе. Знали бы — поверили бы.

В обычных ситуациях этот экономический постмодернизм проходит на ура. Однако во всех трех описанных случаях реальность грубо вторгается в мир абстрактных многоуровневых построений-интерпретаций. Семь человек в Карачаево-Черкесии, по мнению следствия, убиты во дворе дома Али Каитова. Дверь в «первый отдел» особняка ГЕОНа вскрыта, и в ФСБ, похоже, не могут точно сказать, что оттуда пропало, а что осталось. IPO «Мечела», одного из крупнейших угольно-металлургических холдингов России, пройдет не в самых благоприятных условиях, а если события будут развиваться далее, может вообще оказаться под угрозой.

Многослойная конструкция интерпретаций, когда всякий партнер за столом переговоров, в кабинете в Белом доме, в конкурирующей компании имеет в виду не то, что говорит, и всегда имеет в запасе еще один слой оправдывающе-объясняющих обстоятельств, хороша до поры до времени.

Однажды нагромождение интерпретаций перестает совершенно соотноситься с реальностью.

И тогда выясняется, что сотни человек в Черкесске вполне готовы захватить местный дом правительства, чтобы вы не думали об их мотивациях, а семь исчезнувших родственников — вполне извиняющий для отказа от «экономического постмодернизма» повод.

Западные инвестбанкиры будут сочувственно кивать головами в ходе презентации «Мечела» на NYSE. Но забыть факт налоговых претензий к компании для них — должностное преступление. Наконец, можно строить какие угодно версии о происходившем в Чистом переулке, однако неофициально сотрудники ФСБ уверяют, что, если первичная информация о происходившем в ГЕОНе верна, побывавшим за дверью «первого отдела» ГЕОНа сотрудникам ЧОПа вряд ли придется выезжать на отдых хотя бы в Турцию в течение ближайших лет. Скорее всего, получить загранпаспорт для них как потенциальных носителей ядерных тайн СССР (кто ж знает, читали или не читали они то, что лежит на секретных полках?) станет проблемой.

В споре абстрактного и реального у последнего слишком явное преимущество. Причем это преимущество яснее всего проявляется тогда, когда абстракция уж слишком разрастается.

Похоже, материальный мир сам генерирует в ответ на экспансию несерьезного отношения к себе ровно такие вот незамысловатые ответы. И, чем больше в какой-либо ситуации в России и окрестностях полуправды и откровенного вранья, выдаваемого за «неоднозначность происходящего», тем больше оснований полагать, что реальность достаточно быстро, хотя и не сразу, даст неожиданный, но внятный ответ абстракции.

В этом, собственно, заключаются мои сомнения по поводу эффективности российской поддержки Виктора Януковича на украинских выборах, скором создании союзного государства России и Белоруссии, перспектив установления полуторапартийной системы в России, роста ВВП в два раза в ускоренные сроки, заявлений Владимира Путина о недопустимости обмана собственного населения чиновниками, разорения «Коммерсанта» из-за проигрыша иска на $11 млн со стороны «Альфа-Банка», предстоящего, по слухам, наступления с этого понедельника ясной погоды и +20 по Цельсию вместо поздней осени... и еще многих, многих светлых перспектив, к которым описанные в этом тексте реалии не имеют никакого отношения.