Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Сукины дети расшалились

10.07.2006, 11:25

Любопытнее совпадение. В то самое время, когда северокорейские недоделанные ракеты плюхались в воду не так уж далеко от порта Находка, бывший министр обороны Советского Союза маршал Соколов праздновал свое 95-летие. А президент Путин поздравил его и, кажется, даже выдал какую-то награду. Вы помните маршала Соколова? Он еще в бытность министром обороны выглядел как-то дряхловато. Ан, вот уже сколько лет прошло, а он и поныне здравствует, и дай Бог ему еще здоровья. А чем вам запомнился маршал Соколов? Вы вообще помните, за что его сняли? Благодаря этому снятию, собственно, он и ныне пребывает себе спокойно на пенсии, нервы себе не трепал, в путчах не участвовал и пр.

А сняли маршала Соколова с должности за то, что при нем на Васильевский спуск, что близ Красной площади, сел немецкий летчик-хулиган Матиас Руст на своей «Сесне». Тогда времена были, с одной стороны, еще советские, но, с другой, уже горбачевские. Поэтому за провал всей системы ПВО, с одной стороны, никого не расстреляли, с другой, все же отреагировали.

Сейчас — не то. В смысле и не расстреляли, и не отреагировали. Военных открыто обвиняют в прессе в том, что они узнали о запуске северокорейских ракет из Интернета, в том, что не засекли ни момент пуска, ни место падения. Они даже не считают нужным реагировать. По их поведению создается впечатление, что обвинения – правомерные. Или, может, это такая изощренная военная хитрость — чтобы наши главные враги (а для наших военных главным врагом, разумеется, остается Запад во главе с США) ничего не разузнали о нашей боеготовности, чтобы они не узнали, как мы реагируем на пуски без всякого предупреждения и указания места предполагаемого падения боеголовок ракет в непосредственной близости от собственных границ, торговых путей и мирных городов. Помнится, именно такой аргумент звучал в 1983 году, когда над Сахалином был сбит южнокорейский пассажирский самолет — наши военные заподозрили его в том, что он «провоцировал» нашу систему ПВО и прощупывал ее в режиме боевой тревоги.

Если это так, то военная хитрость удалась на славу. Даже с перебором: теперь враг может подумать, что у нас там вообще никакой системы ПВО нет и вся оборона давно развалилась.

Что касается системы противоракетной обороны (ПРО), то она была запрещена соответствующим советско-американским договором 1972 года — до тех пор, пока США в одностороннем порядке из договора не вышли. Главный аргумент у них, между прочим, был такой: в мире сейчас все больше невменяемых режимов и просто отдельных террористов, которые со своими ракетами и представляют главную угрозу для остальных стран. Мы говорили тогда, что все это – американская милитаристская пропаганда и что, мол, все у нас под контролем. Через некоторое время мы прокатили на паровозе через всю страну вождя северокорейского невменяемого режима, но он, вопреки ожиданиям, не стал «нашим сукиным сыном», оставшись ничейным.

Однако наша любовь к сукиным детям или изгоям мировой политики поистине безгранична. Нам непременно надо держать подле себя хотя бы несколько таких, словно теша самим фактом их подле себя существования какой-то свой комплекс неполноценности. Мол, что же это за великая держава без «дружественных марионеток», — непременно таковые надо завести. И хотя ни один из таковых сомнительных «друзей» не выказывает даже толики той послушности и лояльности, каковую демонстрировали сателлиты из блока Варшавского договора, мы продолжаем гладить этих «деток» по их шаловливым головкам, прощая им все, как прощают малейшие шалости родители либо поздним, либо сильно больным головой детям.

Мелкие пакости, которые периодически устраивает нам батька Лукашенко, из подобных шалостей, кажется, самые невинные. Проспонсированные нами на 10 миллионов долларов палестинские хамасовцы выглядят куда более отмороженными. Причем любопытно, что выписав правительству ХАМАС чек на 10 миллионов долларов, мы даже не чувствуем себя вправе потребовать от них хоть что-то, на свои же деньги. Ну хотя бы освободить этого захваченного ими израильского капрала, из-за которого сейчас вот-вот разразится новая война. Мы даже этого не можем. Как не можем сказать расшалившимся северокорейским воякам, чтобы они не пуляли в нашу сторону.

Интересно, а когда иранцы все-таки построят свою ядерную бомбу, мы сможем их убедить нас ею не пугать, требуя от нас, к примеру, введения законов шариата в каких-нибудь российских регионах?

«Слабых бьют», — совершенно справедливо любит говорить один очень (вернее самый) влиятельный человек в стране. Мы пытаемся сегодня выглядеть сильными, но покамест позволяем на себя, как минимум, плевать тем, кто не воспринимает общепризнанную логику поведения в современном мире. Они могут воспринять это как проявление нашей слабости. И сделать соответствующие выводы.