В поисках смысла

12.10.2009, 12:32

Народ наш очень тонко чувствует, когда именно «объявляют дискуссию» и уже можно не рисковать за каждое неверное слово получить по голове. Не в прямом смысле, конечно, а переносном. Команда или намек сверху насчет того, что, мол, «чуток можно, послабление вышло», мгновенно улавливается массовым раболепным сознанием.

Кто-то участвует в таких дискуссиях искренне, вкладывая в собственные слова какой-то смысл и тяготение к лучшему, кто-то пытается угадать, какой же ему именно смысл вложить в слова – но вложить непременно в жесткой зависимости от политической конъюнктуры, чтобы не прогадать, кто-то просто пребывает в периодическом затруднении, потому как ему непонятно: вроде и дискуссию объявили, а сказать, собственно, нечего.

Вот, к примеру, все та же история с диссидентом Подрабинеком. Вокруг его заметки разгорелись столь нешуточные страсти, что волна дошла аж до самых до верхов, взбаламутив и там застоявшийся спертый воздух. Иной раз кажется, уж не пойдет ли дело дальше – в Страсбург, там, или сразу уж в ООН. Хотя на самом деле – нет, не пойдет дальше. А главное — глубже не пойдет. Хотя бы потому, что в этом конфликте на самом деле нет никакой глубины — все участники его немножко переигрывают.

Вряд ли автор заметки про «вертухаев и палачей» имел в виду вызвать под свои окна летучий отряд «нашистов», его просто, как и многих других в стране, раздражает нескончаемое заигрывание в «совок», и он свое раздражение не смог изложить сколь-либо политкорректно. Подобной – худо или злобно написанной дребедени – в интернете воз и маленькая тележка, есть и еще похлеще. Но «нашисты» почему-то обратили внимание именно на эту и погнали волну. Многие думают, что у этих ребят прямой привод в 14-й корпус Кремля и без тычка оттуда они и шагу сделать не могут. Не думаю, что схема столь проста. Всякий Франкенштейн рано или поздно начинает сам учиться ходить ножками. Главная проблема «Наших» в том, что они ведь тоже пребывают в поисках смысла (так и хочется добавить — «утраченного», но, видимо, и это не так), стало быть – ищут, на что бы такое отреагировать, чтобы не забывали. Чем, собственно, Подрабинек лучше эстонского или британского посла? И почему нельзя устраивать пикеты напротив его дома, подумали они, без поправки на «текущий момент». И вряд ли они полагали, что дело примет по-новому скандальный оборот и вмешается пресс-служба президента, а лично премьер тоже как-то не очень одобрительно вынужден будет на это дело отреагировать, чтобы, по крайней мере, не давать повод для токовищ про разногласия.

Вступилась в словесную перепалку главный правозащитник при президенте Элла Панфилова. Вот по поводу массового снятия на нынешних местных выборах неугодных властям кандидатов (в том числе под боком, в Москве) – не вступилась, а тут вступилась. Ей ответила вся как есть «Единая Россия», потребовав отставки. В какой-то момент в воздухе повис немой вопрос – «И?». Дальше-то что? А ничего, собственно. Автор не собирается отказываться от своих слов, и ему за это ничего не будет. «Наши» не будут себя сжигать под окнами Подрабинека, но и не будут его физически убивать. В свою очередь, их критики будут продолжать их долбить, поскольку нынешним как бы «ветром перемен» им навеяло, что теперь чуточку можно, ибо это есть часть разводок в контексте новой жизни при Тандеме.

Подрабинек не убежит за границу, как некогда один «кремлевский диггер». ЕР не станет маниакально настаивать на отставке Панфиловой, а она сама, а также многие из тех, кто причисляет себя к сторонникам Подрабинека, не станут с такой же истовостью (которая вроде бы просматривалась в их филиппиках) отыскивать многочисленные другие – куда более вопиющие – нарушения прав человека или проявления «совка», которых в нашей жизни пруд пруди, чтобы с ними так же бороться. Последнее, кстати, обстоятельство — наиболее, пожалуй, печальное.

То есть всем не хватает пассионарной последовательности в словах и действиях, все имеют в виду не только то, что они произносят и пишут, но еще кое-что сверх того – куда менее альтруистичное и куда более циничное. Согласно текущему политическому моменту.

Вон, к примеру, ровно в те же дни, когда московские публицисты словесно сражались за или против вышеупомянутого автора или «нашистов», в Самаре суд тихо и без рассусоливания приговорил блогера Дмитрия Кириллина к сроку, хотя и условному. За экстремизм, который, в частности, по мнению суда, выражался в резких высказываниях против нынешней власти, призывах отменить призывную армию, отдать японцам Курилы и лишить депутатов неприкосновенности. И что? Никто — ничего. Не слыхать протестов, молчат правозащитники. Как и в другом случае – уже московском, когда простую гражданку Светлану Гладышеву с подачи департамента жилищной политики г. Москвы (того самого, где давеча прошли обыски) лишают вместе с сыном жилья, поскольку она в свое время отказалась давать 60 штук баксов взятки одному тамошнему клерку. И по этому поводу тоже не слышно массовых протестов профессиональных правозащитных публицистов. Просто потому, что Кириллин и Гладышева как бы не «свои» или по какой иной причине такие случаи ну совершенно их не «заводят»?

А теперь вспомним, с чего, собственно, началась история Подрабинека. С того, что некий совет ветеранов под предводительством экс-члена ЦК КПСС Долгих написал письмо префекту Митволю насчет шашлычной «Антисоветская». Дескать, она их оскорбляет, унижает и раздражает. Думаете, в самом деле? Да ничего подобного. Просто «ветераны» Долгих тоже ведь ищут смысл – и находят его в такой вот ерунде. Что им, в самом деле, с режимом что ли бороться за то, сколь скотскую жизнь он устроил на старости нищих лет тем, кто выжил и победил в той войне? Куда легче – с шашлычными или с «фальсификацией истории».

Письмо попало к префекту Митволю. Он – недавно назначенный, он тоже ищет смысл. Надеюсь, со временем найдет, но покамест широкой общественности из его дел известны только два – переименование шашлычной и закрытие «гей-клуба» в здании общества слепых. Хотя с точки зрения поисков смысла стоило бы рассказать о свершениях и начинаниях более сущностных. Может, они уже есть и чем-то существенно, притом приятно, выделяют Северный округ на фоне остальной лужковской Москвы, но мы о том не знаем?

Что касается «вертухаев и палачей», то их тщательное отделение от подлинных героев-ветеранов — тех, кто честно строил и защищал страну, — надо было производить много раньше. Сразу после 1991 года. С тотальной чисткой спецслужб, открытием архивов, люстрациями, то есть запретами на профессию, с процессом над сталинизмом. Тогда оказалось слабо, так как слишком многие в этом во всем были замазаны и задействованы. А теперь — слишком поздно. И все ведь понимают, что поздно. Но делают вид, что знают и преследуют иной смысл. Впрочем, ложный. Недостижимый.