Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Развод с Западом

18.08.2008, 11:14

У многих в их детских воспоминаниях, наверное, отыщется местечко в уголках памяти для какого-нибудь дворового или школьного подленького засранца. При взрослых, при учителях он — тихий, примерный, прилежный, любо-дорого смотреть, образец для подражания. Но стоит взрослым отвернуться или отойти куда-нибудь, как он вдруг начинает задираться к другим пацанам, выкрикивать им гадости, словно специально напрашиваясь, чтобы ему «надавали по соплям». Ну, такой характер. Самое верное дело, чтобы напроситься – это сделать что-нибудь особенно подлое, то, что ну никак не вписывается в рамки дворовой этики поведения, что ну совсем будет «не по-пацански». Ему, разумеется, непременно наваляют. Чаще всего реакция тех, кого он подло доставал, будет именно что «несоразмерной». Засранцу расквасят нос, поставят фингал, побьют сильно, неосмотрительно (как потом выяснится) оставляя следы. Так сказать, асимметрично.

Как только его начинают бить, он начинает громко вопить, призывая на помощь взрослых. Те прибегают и с возмущением застают картину «страшного избиения». Обидчиков ведут к директору или в отделение милиции, в отдел по работе с несовершеннолетними, где ставят на учет и портят характеристику. Могут даже выгнать из школы. «Драчунов», навалявших засранцу, дерут за уши, ставят в угол, лишают сладкого, а им только то и остается, что с ненавистью оглядываться назад, когда их волочат за уши наказывать и пороть, наблюдая нескрываемое торжество на лице у того, кого они вроде бы только что отмутузили.
Ну что, вспомнили? Был у вас такой в детстве хотя бы один случай?
Впрочем, хватит воспоминаний…

Когда министр обороны США Роберт Гейтс говорит, что нападая на Грузию, Россия ставит под угрозу «на долгие годы вперед» свои отношения с Америкой, то с сожалением напрашивается вопрос – а чего, собственно, стоят такие отношения, где в момент первого же серьезного кризиса от них не остается ровным счетом ничего, кроме полного и безраздельного торжества пресловутых циничных двойных стандартов? США действительно ничего не знали о намерении Саакашвили вторгнуться в Южную Осетию? А если знали, то почему, в рамках, так сказать, партнерских отношений, ничего не сказали Москве, не проконсультировались? Или такая обстановка – резкого, почти истерического обострения отношений с «агрессивной Россией» — просто политически «удобнее» для победы ненавистника России республиканца Джона Маккейна на президентских выборах? Может, американцы просто слишком, чрезмерно «заласкали» Саакашвили – разговорами о скором членстве в НАТО, о том, что он образец демократии в Закавказье и пр.? Может, ему просто «мигнули» — что, мол, давай, а мы поддержим?

Когда Кондолиза Райс сравнивает нынешнюю Грузию с Чехословакией 1968 года, твердым голосом говоря Москве, что, мол, «мы вам не позволим», то сравнение выглядит, и мягко говоря, некорректным. И не только потому, что лидер ЧССР Дубчек ни на кого не нападал, но и потому, что корректности сравнения мешает впечатление о поспешном – и удачном для Америки – разрешении вопроса о размещении ракет-перехватчиков системы ПРО в Польше, между прочим, с американскими операторами (что напрямую противоречит всем прежним договоренностям с Москвой) — аккурат под шумок борьбы против российской агрессии в Грузии.

Когда лидеры Латвии, Литвы, Польши и Эстонии на митинге «солидарности с Грузией» в Тбилиси одновременно, по сути, солидаризируются с заявлением Саакашвили, что, дескать, это русские самолеты разбомбили Цхинвали — ровно так же, как в свое время разбомбили Грозный, — то стоит ли далее тешить себя надеждами, что Москве когда-либо в обозримом будущем удастся выстроить в какой-либо мере равные партнерские отношения с Евросоюзом – до тех пор, пока в восточноевропейских странах у власти находится именно это поколение политиков? И уж тем более заключить с ЕС какое-либо новое соглашение о партнерстве.

Когда президенты Польши Качиньский и Литвы Адамкус вспоминают в связи с «российской агрессией» против Грузии Мюнхен-1938, гестапо, НКВД и Сталина с Гитлером – все в одном флаконе, то это мало напоминает серьезную политику, скорее выдает непреодолимые и не преодоленные комплексы.

Еще никогда Россия и Запад за последние четверть века настолько сильно не расходились в трактовке одного и того же события. Еще никогда в западных СМИ «поведение России» не преподносилось столь диаметрально противоположным образом, чем то же самое поведение воспринимается изнутри России российским общественным мнением. Даже во времена обеих чеченских войн и натовских бомбардировок Югославии было все же не так все однозначно.

Словно все прошедшие 20 лет, после якобы окончания холодной войны, были неким странным недоразумением в наших отношениях, неким нарушением привычного порядка вещей. И вот только теперь все встало на свои привычные места: Россия – это всегда, без всяких оговорок и оправдания, без вникания в детали, агрессор с имперскими амбициями, которому не место в цивилизованном мире. В этом смысле теперь, конечно, все в головах «устаканилось». Всякие детали, не укладывающиеся в эту картину мира, отметаются с ходу.
Не питаю особых иллюзий по поводу качества и тональности пропагандистской подачи русско-грузинской войны российскими федеральными телеканалами: все же профессиональный уровень журналистов в последние годы упал слишком сильно, профессионализм заменил громкий и нахрапистый до дебилизма «ура-патриотизм». Также не думаю, что картинки мародерства со стороны неких людей в камуфляже, заснятые уличными камерами в грузинском Гори и показываемые на Западе, является фальсификацией (в то же время в западных СМИ не встретилось ни одного обвинения в мародерстве регулярной российской армии, они все же винят в этом в основном югоосетинские формирования). Не думаю, что югоосетинская милиция, российские контрактники или чеченский батальон «Восток» чеченца Ямадаева в своем военно-полевом поведении на территории Грузии являются идеальным образом пунктуальнейшего соблюдения Женевской конвенции о правилах ведения войн.
Но любая кавказская война в этом смысле – «безнадежна».

Зато «картинка» той же самой войны, подаваемая, к примеру, BBC, CNN или Sky News, поражает своей искусной и «профессионально сделанной» необъективностью.

Канва событий проста и незатейлива: Россия, практически ни с того ни с сего, вторглась в «демократическую» Грузию и утюжит ее своим танками – за то, что та собралась в НАТО, а также по причине прохождения по ее территории нефтепровода Баку-Джейхан, который не нравится Путину. Всего лишь несколько раз за прошедшую неделю в теленовостях промелькнул термин «несоразмерная реакция». Реакция на что? Почти не уточняется. Если не читать российских источников, то мало кто из обывателей может понять, что речь идет о реакции на грузинскую военную операцию в Южной Осетии, результатом которой стало разрушение многотысячного города и жертвы среди населения, большинство которого имеет российские паспорта.

Правда, вспоминается промелькнувший на Sky News в первые дни войны российский представитель в ООН Виталий Чуркин, почти истерически кричащий: «Сколько надо убить народу, чтоб вы признали, что это геноцид?!» — но его реплика остается без комментариев и разъяснений. Зато часто можно встретить примеры «этнических чисток», осуществляемые осетинами, вошедшими в Грузию на хвосте российской армии. Когда цитируют Медведева, произносящего текст про то, что Грузии как суверенному государству не позволено делать все, что ему вздумается, не погруженный в тему зритель ни за что не поймет, о чем именно идет речь. При этом обвинения Саакашвили (этот персонаж занимает примерно 70–80% телеэфира, отдаваемого на взаимные заявления-опровержения со стороны обеих сторон конфликта) в том, что русские танки уже идут на Тбилиси, что русские самолеты сами разбомбили Цхинвали, что грузины в ходе операции в Южной Осетии убили «всего лишь» 170 с небольшим человек, и то сугубо военных, подаются часто безальтернативно. На телеэкране чаще всего мелькают в связи с названием Гори русские танки и БМП с неопрятными, на взгляд западного обывателя, солдатами на броне, а также центральная площадь города, куда попал русский снаряд, убив несколько мирных жителей. В связи с названием Гори также промелькнула несколько раз картинка некоего сильно разрушенного и сожженного населенного пункта городского типа. Русскоязычный зритель мог при этом в углу рассмотреть большое уличное панно с портретом Путина и какой-то цитатой. То есть это вряд ли был грузинский город. Но не русскоязычный зритель этого не поймет и подумает, что это так Гори выглядит после атаки русских танков.

О событиях в Южной Осетии 7–8 августа и жертвах среди мирного населения в результате грузинских артобстрелов установками «Град» – почти нигде в европейских и американских СМИ не говорится, либо говорится коротко и без подробностей. Это действительно сильно исказило бы «комфортную» картину мира, где есть заведомо и однозначно «плохие парни» (русские) и «хорошие парни» — эдакие американские «Наши» (грузины) — во главе с демократически избранным президентом Саакашвили.

Многие, наверное, сейчас думают, что Россия в очередной раз бездарно проиграла информационную войну: не так реагировала, не то и не так часто заявляла, давала не ту картинку. Не знаю. Мне тоже показалось неуклюже-странной лаконичность первых лиц страны в первые дни событий. Они или их представители могли и обязаны были быть более разговорчивы!

Наверное, надо было корреспондента Sky News или BBC вообще аккредитовать при российской армии и тоже посадить на танковую броню.
Может быть, наблюдая из России незатейливую отечественную военную пропаганду в действии, я был бы того же мнения – что информационную войну опять прос…ли. Но, наблюдая этот конфликт из Европы, мне кажется, что эту информационную войну было просто невозможно выиграть. Ничто иное про действия сегодняшней России в сегодняшней Европе попросту не воспринималось бы.
Российские следователи могут сколько угодно собирать свидетельства грузинских военных преступлений в Цхинвали 7–8 августа и везти эти доказательства грузовиками в Страсбург, в Брюссель или Гаагу – они никогда не добьются того, чтобы Саакашвили присел на ту же скамейку в Гаагском трибунале, где сидел Слободан Милошевич. И не только потому, что есть недоверие к российским следователям (после «ЮКОСА» и пр.), но и потому, что есть стереотипы.

Милошевич ведь тоже был – и «демократически избранным», и боролся против сепаратизма в своей стране. Это смотря с какой стороны (с Запада или Востока) на него смотреть. Опять же, ни у кого (кроме как в Москве) не возникнет ощущения, что Южная Осетия теперь – это то же Косово, только на Кавказе.

Тбилиси и Москва, надо признать, долго двигались «навстречу друг другу», чтобы эта война наконец случилась. На этом пути с обеих сторон были многочисленные провокации, взаимная патологическая неприязнь, вплоть до отторжения, были «подставы» и прямое, вероломное невыполнение достигнутых договоренностей. Эта война – она ведь не только для Запада упрощает до привычного состояния картину мира, но и для многих, увы, очень многих представителей российского правящего класса — тоже. Увы.

В этой связи, конечно, очень смешно теперь будет перечитывать дискуссии периода самого начала президентства Медведева на тему – будет ли у нас «оттепель», или все будет «путем». Те, кто настаивал, что все будет «путем» и никакой такой дурацкой «оттепели не будет, были уверены в таком ответе заранее, у них, видимо, были авторитетные «подсказки».
Российский правящий класс в последние полтора десятилетия считал Грузию «недогосударством». Олимпиада в Сочи в 2014 обозначила предельный «дедлайн» для того или иного разрешения этой «проблемы». Одностороннее провозглашение независимости Косово – обозначило то направление, в котором «разрешение» этой «проблемы» было бы желательно для России. Впрочем, тут стоит напомнить, что Путин в связи с Косово честно именно о таком направлении и предупреждал. Почему в одном случае одним можно, а в другом – другим нельзя? Любой ответ на этот вопрос не вписывается не только в нынешние, порядком дискредитированные нормы международного права, но даже и в рамки, условно говоря, той «дворовой этики поведения», знание которой сильно помогает подчас понять те или иные действия современных политиков, в том числе российских.

Разумеется, говорить о справедливости и тем более честности в международной политике — дело наивное, даже глупое. Однако сами по себе эти затруднения никому не дают права рисовать все в сугубо черно-белых тонах. Для более точной «тонировки» все же принципиально важен порядок событий: все же сначала из Цхинвали грузины сделали «вторую Серебряницу», а уже потом случилась «неспровоцированная агрессия» русских. В контексте данного расклада вообще нет места для «ангелов», и лепить такового из Михаила Николаевича Саакашвили – по меньшей мере, несправедливо по отношению к его врагам. И вот ощущение именно этой несправедливости, похоже, надолго разводит Россию с Западом. Последствия этого развода будут, судя по всему, масштабными, их пока даже трудно предсказать в полном объеме. Можно ли было этого избежать? Думаю, что сегодня – уже нет. Сегодняшняя Россия – под водительством Путина, и уж тем более Медведева (которому ведь тоже надо еще доказать, что он — «настоящий») – просто не могла реагировать на атаку со стороны Саакашвили против Цхинвали никак иначе, кроме как именно так и именно в такой форме, как она отреагировала. Тут просто не было никаких иных реальных вариантов, и никто в мире, включая самых нежных любителей России в лице, скажем, польского или эстонского президентов, не смог бы дать вразумительный, внятный и, главное, честный ответ на вопрос: «А что бы вы делали на месте Москвы в этом случае?»

Если Саакашвили не предвидел такой реакции заранее – то он просто глупый политик, который плохо учился в американском университете на юрфаке, где готовят ушлых адвокатов. Если он все предвидел и все равно пошел на это, имея за спиной заранее оговоренную поддержку «взрослых», то он выучился как раз очень хорошо и на сегодня сильно напоминает того персонажа «из детства», который описан в самом начале.