Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Страна понтов

24.09.2007, 12:03

Мне надо было бы сразу насторожиться: уж слишком многие детали указывали на то, что рулят этим делом полные профаны, и все их дело устроено у них «на коленке». Но был уже поздний вечер, копаться в интернете в поисках такси по заказу было лень, а название компании «Стрим» (никогда раньше о ней не слышал и надеюсь, что больше не услышу) почему-то всплыло первой строчкой в ответ на заданный поиск. Хотя что значит «почему-то?», — современные технологии позволяют накручивать счетчик и лидировать в любых поисковиках.

Реклама

Девушка на том конце провода явно отвечала «не по форме»: «алло» — вместо «компания такая-то», сама не спросила адрес, куда присылать машину (надо было говорить), не сказала, сколько будет стоить поездка, вообще набор вопросов-ответов походил не на речь выученного действовать по определенной инструкции оператора, а на ненавязчивую услугу некоей одинокой мамаши, подрабатывающей дома на кухне на телефоне. Попутно у нее там все время звонил какой-то мобильнык, а она по нему отвечала «я тебе перезвоню».

«Ну и ладно, не приедут – поеду в аэропорт на своей машине, по деньгам, со стоянкой будет тоже самое», — лениво подумал я и лег спать.

Они, конечно, и не приехали. Хотя минут за десять до указанного срока стали названивать с тревожной информацией: «Водитель стоит в пробке на Петровско-Разумовской, что ему делать?» – нервически вопрошала в трубке девушка с отчетливым малоросским говором торговки с рынка. – «Вы меня спрашиваете?» – «Ну вы поедете в аэропорт или нет, будете ждать машину-то?» — настойчиво, почти нагло, требовала она с меня четкого ответа на показавшийся мне совершенно идиотским вопрос.

Я, разумеется, поехал, и даже не на своей машине, и не на машине оставшегося, видимо, навечно на Петровско-Разумовской водителя «Стрима»: вышел на улицу, поднял руку – и буквально второй же водитель, оказавшийся узбеком на некоем маленьком корейском самодвижущемся экипаже, домчал меня до «Шарика» без комфорта, но зато недорого и с рассказами о традициях рамадана.

Хорошо все-таки, что мэр Лужков не дотравил еще всех приезжих гастарбайтеров. При этом остается совершенно непонятно, почему этот энергичный лысый человек в кепке, любящий все «лицензировать-не лицензировать», «разрешать-не разрешать» всевозможные бизнесы и сферы деятельности под приближенных лиц, до сих пор не добрался до таксомоторов, до которых, по уму, все же надо добраться городским властям любого крупного города. Хотя бы для того, чтобы отсеивать проходимцев от нормально работающих. Но делать это они (наши городские власти то бишь), видимо, не умеют.

«Не умеют», «не обучены», «не способны» — это, между прочим, все ключевые термины, увы, слишком многих сфер нашей повседневной жизни. Потому как куда ни ткнешься – всюду какие-то любители, пыжащиеся делать вид профессионалов. Они впаривают какие-то проекты себе подобным на сотни тысяч, а то миллионы долларов, не особенно вникая и даже не пытаясь вникнуть в то, как это все на самом деле должно работать. Они приходят с важным видом устраиваться на работу, заготовив в кармане фразу типа «вы знаете, что я стою в месяц пятьдесят тысяч долларов». Ну, в цифровом выражении возможны варианты, в зависимости от сферы деятельности и должности, но почти всегда нынче вот это вот «я стою в месяц» надо бы поделить минимум на пять.

Однако мало кто делит на пять: уже давно утвердилась практика, что о тебе говорят и судят ровно по тому, что ты сам о себе говоришь. Россия нынче – это страна понтов, чем ты круче себя выставляешь, тем больше тебя ценят, чем выше ты выкатываешь (притом без всяких оснований) цену за ту или иную работу, тем тебя более уважают, причем еще до того, как станут обсуждать с тобой размер «отката». А чем больше ты провалил проектов и работ, тем тебе больше почет и уважение, тем скорее тебе поручат следующий проект.

Людей оценивают с их же слов, не пытаясь ни проверить, ни протестировать, ни, боже упаси, истребовать рекомендации с предыдущих мест работы. А если все же рекомендации просят или предоставляют, то их мало кто всерьез проверяет. Все как при «совке» — стандартная характеристика со стандартным набором, включающим «моральную устойчивость», никогда не воспринималась буквально, считаясь лишь некоей обязательной, но никчемной бумажкой, подшиваемой к делу при приеме на работу.
Термины «тренинг», «переквалификация», «профессиональное обучение» считаются сугубо западными непонятными заморочками. Это все – для «занудных пендосов» и им подобных англо-саксов, мы же, мол, изначально столь талантливы, что у нас что сантехник – от бога, что банкир, что финансовый «трейдер-аналитик», что страховой брокер или риэлтер, что адвокат, что нефтяной менеджер, что «блатной» врач, что какой-нибудь, прости господи, издательский директор. И будь они все на практике хоть стоеросовыми проф-кретинами – это на самом деле мало кого волнует, потому что никаких объективных критериев оценки чаще всего нет (при наличии кучи критериев субъективных), а денег в стране столь много, что их надо непременно успеть потратить-распилить быстро-быстро, пока тут все окончательно к чертовой матери не развалилось.

А то, что развалиться может – опасения есть. Потому как, конечно, инфраструктура страны, созданная в прошлом, велика и могуча, но ресурс ее не бесконечен. И современный, так сказать, менеджмент – причем на любом уровне, от ДЭЗа до общенационального – нацеленный лишь на сиюминутность, на делание вида («раскидывание понтов»), но не на делание сути, на окупаемость проектов и инвестиций с горизонтом не далее чем на пару лет и с нормой прибыли не менее чем процентов 40, эту страну, по сути, медленно, но верно гробит.

А если кому интересно и кто хочет вникнуть – надо просто повнимательнее присмотреться к деталям. Накручивание рейтинга в интернете для доморощенной таксомоторной фирмы на практике важнее, чем толковая организация бизнеса. Включение в избирательные списки в составе первых троек так называемых «паровозов» — узнаваемых «людей из телевизора», не имеющих подчас никакого отношения к профессиональной политике и законотворчеству (спортсмены, артисты, прочие луговые или полит-скоморохи) — для политических партий важнее, чем обдумывание внятной и понятной людям предвыборной программы…

Да, я тут, кстати, посмотрел недавно по телевизору, как проводил свое первое заседание правительства Виктор Алексеевич Зубков. Вот эти вот публичные показательные окрики, микро-выволочки министрам, грозный взгляд крупным планом, довольно бесцеремонное перебивание робко оправдывающихся солидных государственных людей. Напоминает «классный час» в средней, не очень преуспевающей школе. Или заседания белорусского правительства под водительством Лукашенко, который тоже любит подобные сценки, транслируемые на всю страну, и который, может, тоже был неплохой директор совхоза (в этом они с В. А. Зубковым похожи), но руководитель страны, мне кажется, так себе.

В общем показалось мне, что слишком как-то много у нового начальника правительства этих самых понтов. Для первого раза, в смысле. Как-то уж слишком напоказ. Чуток досталось даже первому вице-премьеру Сергею Иванову (в телерепортажах это, правда, потом вырезали, зато в газеты попало). А ну как он потом также на Владим Владимыча рыкнет, а? Что тогда? Это ж крушение пост-2008 года мироздания будет…

С другой стороны, назначавшего Виктора Зубкова на эту должность человека можно подозревать в чем угодно, но только не в том, что он не чувствует тонко, что именно на сегодняшний день востребовано страной, чего именно она ждет, что и кто будут в ней популярны, в том числе — какой именно стиль руководства.

Значит, время такое настало.