Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

С МЭРТ

20.02.2006, 15:03

В четверг, 16-го, был в Нижнем. Путина видел. До этого мы с ним только в Бангалоре встречались, и ровно по тому же поводу: прикидывали, что бы такое сделать для отечественной IT-индустрии. Решили, что нужны особые экономические зоны. Станем, думалось нам, создавать в этих зонах технопарки и разводить программистов.

Дальше просто. Программист, если его вовремя кормить, дает код. Кодом будем торговать и разбогатеем. Логично? Логично. Везде работает, и у нас должно. Президент год назад в Новосибирске провел IT-совещание, на котором ровно об этом и распорядился.

Ничего не вышло. Поручили Грефу, а он все испортил. Закон об ОЭЗ написал не для программистов, а так, вообще. Для всех одинаковый. Все налоговые и таможенные льготы, причитающиеся обитателям ОЭЗ, взял и поделил по шариковскому принципу, безотносительно к отраслевой принадлежности.

Что имеем в результате, спрашивается? Покажите мне, как повлиял на нашу экономику закон об ОЭЗ. Да никак. Последняя и очень характерная новость – Минобороны намеревается создавать ОЭЗ в военных городках. Программисты, когда пересылаешь им по ICQ эту ссылочку, реагируют с удивительной одинаковостью. Они пишут в ответ: лучше уж сразу в Краснокаменске, там с менеджерами попроще. Каково нам с президентом это слышать?

Хотя президенту-то еще ничего. Он этого, вполне возможно, и не слышит вовсе. Ему чувашский губернатор Федоров на президиуме Госсовета в Нижнем Новгороде сказал: «То совещание, которое Вы, Владимир Владимирович, провели в Новосибирске, дало очень мощный импульс развитию сферы информационных технологий. Не просто привлекло внимание к этой теме, а, можно прямо сказать, вдохновило многих. Но некоторых из представителей бизнес-сообщества, может быть, даже сделало счастливыми, особенно тех, кто попал там в технопарки или ОЭЗ». Конец цитаты. Есть ли среди осчастливленных IT-люди, не сказал, к сожалению. По моим сведениям, ни одного нет.

В Нижнем Новгороде началась другая история, которая может стать повторением истории особых экономических зон. Президент под влиянием бизнесменов – и, возможно, Реймана – озаботился теперь созданием венчурного инвестиционного фонда в поддержку мелкого IT-бизнеса, способного на инновационное развитие. Речь о $100 млн с 75-процентным участием государства. Все ведомства, кроме МЭРТ, это дело согласовали. Президент в Нижнем потребовал от МЭРТ не мешать, а, наоборот, этот самый фонд помогать делать.

Что совершенно необходимо. Статистика знает – 90% инноваций в IT-сфере идут в никуда, зато выжившие 10% дают возможность национальной экономике сохранить конкурентоспособность и приносят столько денег, что «напрасная» поддержка тех самых 90% прогоревших проектов окупается многократно. Но банки такие проекты кредитовать не станут, нужны другие механизмы. Вспомните, например, рейганомику. Рейган разрешил малому бизнесу напрямую конкурировать за заказы Пентагона, и тут же подоспела СОИ. На высокотехнологичный бизнес пролился золотой дождь. 10% компаний-семян, как и положено, дали всходы, и теперь экономика США растет, даром что страна воюет в другом полушарии. И будет расти как минимум до тех пор, пока IT останутся господствующим технологическим укладом.

Но вернемся в Нижний. Как вы думаете, каковы оказались возражения МЭРТ против создания отраслевого венчурного фонда? Правильно. Те же, что и против отраслевых ОЭЗ: никаких преференций айтишникам, уж если создавать инвестиционный фонд, то для всей экономики сразу.

По-моему, это большая глупость. Получится черная дыра для $100 млн, и даже не где-то там в ОЭЗ, а непосредственно в казне. Одна отдельно взятая бюрократическая структура не может управлять всем вообще, ей дай бог с одной-то отраслью управиться.

Но я не настаиваю на своей безусловной правоте, потому что знаю: экономика как наука находится на той стадии развития, которую правильно обозначить словом «знахарство». Ни Греф, ни Кейнс и ни герой не дадут нам избавленья от неуверенности в правильности макроэкономических рецептов. С экономической теорией вообще надо поосторожнее. Уж, казалось бы, до чего Карл Маркс умный мужчина, но и на него ведь нашелся свой Фридрих Хайек.

Поэтому посмотрим на дело с другой стороны. У каждого министерства есть какие-то понятные критерии эффективности. У Реймана – количество трубок на 100 душ населения. У Зурабова – продолжительность жизни граждан. У Иванова – процент уцелевших в дедовщине призывников. У Гордеева – центнеры с гектара. Ну и так далее. А у Грефа? «Жила бы страна родная», таков критерий его эффективности, что ли? **«Делай что должно, и будь что будет» — может ли МЭРТ действовать по такому алгоритму? Да, если предположить, что этот самый МЭРТ точно знает, что ему должно делать. Но предположить такое – глупость, поскольку то, чему учат в ВШЭ – это одно, а практика, прошу прощения за термин, управления национальной экономикой – другое. Тут надо действовать по-знахарски, т. е. умно и изобретательно, иной раз на ощупь и рискуя (да-да), как Рейган. А не следовать общим принципам.
Хотя, опять-таки, смотря из чего эти принципы выводить. Если встать на позиции апологетов эволюционной экономики, выяснится, что уравниловки никакой быть не может, и венчурные фонды просто обязаны иметь отраслевую принадлежность.

Заканчиваю чистосердечным признанием: это заметки предвзятого человека, который вбил себе в голову, будто все, что делается на благо российской IT-индустрии, делается одновременно на благо России. И не надо говорить мне, что под эту самую IT-индустрию, если создать ей преференции, станут мимикрировать всякие жулики. Эта отрасль создана одновременно с рыночной экономикой умными и честными людьми, никогда не участвовавшими в приватизации. Под них мимикрировать сложнее, чем под кого бы то ни было.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.