Эксперт назвал топливное соглашение не рыночной, а поэтому временной мерой

Топливное соглашение, под которое в последние дни подписываются нефтяные компании — это временная мера; она не является рыночной, и в любом случае рано или поздно завершит свое действие, считает независимый эксперт по нефтегазовому сектору ТЭК Дмитрий Лютягин.

«Если цены на нефть «присядут» и курс доллара изменится в пользу рубля, то каких-либо кардинальных изменений с точки зрения цены на нефтепродукты на рынке произойти не должно. Но если цена на нефть будет оставаться на текущем уровне или расти, а доллар будет находиться в текущих границах или будет наблюдаться тенденция к его небольшому росту и ослаблению рубля, то к концу периода действия топливного соглашения, то есть к январю-марту 2019 года, базис внутренней цены на нефтепродукты окажется выше того, что мы сейчас имеем на АЗС», — отметил он.

Реклама

«Если не будет предложено какого-то постоянного механизма влияния на цену на топливо или изменения в налоговом законодательстве (возможно, должен быть скорректирован налоговый маневр), то, соответственно, должно произойти одномоментное увеличение цены на нефтепродукты на АЗС с момента окончания действия соглашения», — заявил Лютягин.

«Естественно, государство будет стараться не допустить этого, — констатирует эксперт. — А значит, опять возникнет ситуация, когда нужно будет договариваться с нефтяными компаниями. Тот налоговый маневр, который сейчас еще не завершен, предполагает, что цена на нефтепродукты на деле должна увеличиваться. Это объективно соотносится с теми рыночными тенденциями, которые существуют на текущий момент. И это нормальная ситуация. Государство не хочет, чтобы существовала эта тенденция. Но если оно не хочет повышать цены на топливо, то следует понимать, что основным источником их роста, помимо рыночных факторов, является увеличение акцизов, которое и происходит. По сути дела, эти механизмы находятся в руках государства, и надо выработать в этой сфере взвешенную политику. Ограничивать компании «сверху», когда есть рыночные механизмы, неправильно».

При введении заградительных пошлин на нефть, если их, конечно, введут, на внутренний рынок ее, разумеется, поступит больше — отмечает Лютягин: «Однако сам по себе механизм формирования цены на этом внутрироссийском рынке привязан к тому, сколько и за какую цену нефти реализуется на внешнем рынке. Так что заградительная пошлина никоим образом проблемы не решает. И она сократит доход нефтяных компаний, то есть налогооблагаемую базу, так что государство недополучит налогов».

Еще одной проблемой, усугубляющей ситуацию на топливном рынке, является рост контрафактного и суррогатного моторного топлива, объем которого по оценке РСПП, достигает 60%.

Журнал «Эксперт» пишет в понедельник, что изобилие контрафакта и суррогата на розничном рынке обусловлено двумя причинами: высоким налоговым бременем при продаже моторного топлива на законных основаниях и отсутствием сквозного контроля всей цепочки, от добычи нефти до реализации моторного топлива. Кроме того, в ряде республик РФ контроль зачастую поручен непосредственно лицам, имеющим прямую выгоду от незаконного оборота.

Издание отмечает, что продажа суррогата - «болезнь» прежде всего независимых игроков топливного рынка, в то время как у вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) нет нужды продавать контрафакт: контролируя полный цикл, они имеют возможность управлять затратами и прибылью так, чтобы оптимизировать налоги без нарушений налогового законодательства.