«Это лишь начало»: половине россиян не хватает денег

Для 46% россиян пандемия обернулась финансовыми трудностями

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Финансовые проблемы настигли каждого второго россиянина в период пандемии, следует из опроса Национального агентства финансовых исследований (НАФИ). К наступлению нового кризиса сбережения имелись менее чем у трети россиян. Однако, по мнению министра экономического развития, ситуация находится под контролем, а текущий уровень безработицы — «неплохой результат».

Почти половина россиян столкнулись с финансовыми трудностями в период эпидемии коронавируса, выяснили эксперты Национального агентства финансовых исследований (НАФИ).

Согласно результатам опроса агентства, финансовые проблемы на фоне пандемии испытали 46% респондентов. При этом у 45% россиян перед началом пандемии коронавируса отсутствовали какие-либо сбережения. Лишь у 29% россиян были какие-то накопления, еще у 26% хватило текущих средств, чтобы пережить режим самоизоляции вместе с его ограничениями. Опрос НАФИ проводился в этом месяце в 46 субъектах РФ и 152 населенных пунктах, в нем приняли участие 2 тыс. человек.

По мнению главного экономиста информационно-аналитического центра TeleTrade Марка Гойхмана, низкий уровень сбережений — результат многих факторов. Он отмечает, что прежде всего это многолетнее снижение реальных доходов населения, с 2014 года: для все большего числа россиян текущие денежные поступления объективно были меньше расходов. Поэтому прежние накопления у многих потрачены полностью или частично.

«Но есть и субъективные факторы.

Недостаточная финансовая грамотность и навык управления личными деньгами зачастую вызывают излишние необоснованные траты. В результате и до пандемии у большинства людей не было достаточных сбережений. А у многих имеющих их стала популярной шутка, что концу самоизоляции от финансовой «подушки безопасности» осталась только наволочка»,

— говорит Марк Гойхман «Газете.Ru».

О том, что проблема тянется с 2014 года, говорит и директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев.

«Кризис 2014 года способствовал росту продуктовых цен в 2,5 раза и падению реальных доходов населения, которые начали восстанавливаться лишь в 2019 году (+0,8%). Если мы проанализируем цифры за более длительный период, то заметим, что за последние четыре года ситуация практически не изменилась», — рассуждает Дадашев о доле россиян с накоплениями. Эксперт указывает, что по сравнению с 2016 годом доля россиян, которые имели сбережения по итогам 2019 года, выросла всего лишь на 4 п.п., до 31%. Он добавляет, что согласно прошлогоднему опросу НАФИ, снизилась и сумма, которую население считает накоплениями: с 200 тыс. рублей (в 2013 году) до 101 тыс.

«Другими словами, граждане попросту не успели прийти в себя после предыдущего кризиса. Возможно, в сложившейся ситуации виноват и низкий уровень финансовой грамотности, однако имея на руках среднюю зарплату в 48,3 тыс. рублей (данные Росстата), откладывать деньги на черный день довольно сложно», — объясняет «Газете.Ru» Арсений Дадашев.

Причиной того, что почти половину россиян с наступлением пандемии затронули финансовые трудности, стало сочетание ряда факторов, считает первый вице-президент Опоры России Павел Сигал.

«Помимо того, что люди попросту не умеют копить средства, некоторые семьи привыкли жить благодаря кредитным средствам, особенно на крупные покупки — отдых, гаджеты, одежду. При невысокой процентной ставке кредитные средства были доступными в любой момент, однако во время пандемии банки ужесточили требования к заемщикам и этот инструмент стал доступен меньшему числу граждан»,

— отмечает эксперт.

Накануне глава Минэкономразвития Максим Решетников заявил, что за период связанных с пандемией ограничений в России попали под сокращения на работе около 680 тыс. россиян. По словам министра, с начала апреля этого года в качестве безработных в стране зарегистрировались два миллиона человек и только треть из них попали под сокращение. Решетников назвал такие итоги «в целом неплохим результатом», прогнозируя, что уже к следующему году Россия сможет выйти на уровень занятости 2019 года.

680 тыс. сокращенных работников — это лишь начало, уверен Арсений Дадашев.

«У нас не принято сокращать людей. Вместо этого сотрудникам урезают зарплату и уменьшают число рабочих часов. Однако подобный подход может оказать лишь временный эффект», — напоминает эксперт. Он предупреждает, что в условиях серьезных проблем (которые сейчас и наблюдаются) остро встает вопрос выживания всей компании. Если доходы бизнеса останутся на низком уровне, то процесс сокращений может резко возобновиться спустя несколько месяцев после карантина, подчеркивает директор Академии управления финансами и инвестициями.

Старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС Виктор Ляшок также не считает, что треть безработных, пожаловавшихся на сокращения, — неплохой результат.

«На самом деле это результат того, что только часть работников увольняют с помощью сокращений, а большую часть увольняют, просто расторгая договор по собственному желанию — то есть работодатель вынуждает сотрудников самих увольняться, чтобы сократить расходы на дополнительные выплаты»,

— объясняет Виктор Ляшок. Эксперт добавляет, что это скорее признак слабого выполнения трудового законодательства, а не свидетельство низкого прироста безработных и низкого числа увольнений. При этом, по его оценкам, рост безработицы за май по сравнению с мартом был действительно небольшим. Звучали гораздо более пугающие прогнозы, поэтому сценарий с восстановлением к 2021 году Виктор Ляшок считает вполне вероятным.

До пандемии, в феврале 2020 года, уровень безработицы, по данным Росстата, составлял 4,7%, что практически соответствует его среднему уровню за 2019 год — 4,6%, но уже в апреле этого года безработица составила 5,8%, в мае — 6,1%, напоминает Марк Гойхман. По его прогнозам, до конца года она может дойти до 6,5-7% и вернуться снова к показателям 2019 года будет крайне трудно.

«Поскольку снижение ВВП в текущем году предполагается, по разным оценкам, на 4,5 – 6,6%, в 2021 году его возможное повышение далеко не компенсирует падение 2020 года и составит порядка 4,1% по прогнозу МВФ. Соответственно, и спрос на рабочую силу не будет восстановлен полностью», — предполагает эксперт, прогнозируя, что в следующем году уровень безработицы может составить примерно 5%.