Торговая война по-пекински: Китай ответил США снижением юаня

Китай понизил курс юаня до нового минимума с марта 2008 года

Начало рабочей недели ознаменовалось рекордным падением юаня. Народный банк Китая девальвировал валюту страны до минимума с 2008 года. Таким образом Поднебесная пытается простимулировать экспорт в США и удержаться на американском рынке после введения новых санкций. Дешевая валюта позволит китайцам сохранить торговый паритет, но ударит по мировой торговле, предупреждают аналитики. На какие еще меры готов Пекин, чтобы выиграть в противостоянии с Вашингтоном, разбирается «Газета.Ru».

В понедельник, 2 сентября, Народный банк Китая (НБК) вновь рекордно девальвировал нацвалюту страны. Впервые с марта 2008 года регулятор установил средний обменный валютный курс на уровне 7,08 юаня за доллар, следует из информации на официальном сайте регулятора.

Еще в ходе пятничных торгов курс национальной валюты Китая находился на уровне 6,95 юаня за доллар. Тем не менее, монетарный регулятор решился на регулирование юаня в ручном режиме. В итоге

показатель был искусственно занижен до минимального за 11 лет уровня. Последний раз за доллар давали больше семи юаней 13 марта 2008 года.

Рекордная девальвация юаня стала ответом правительства на обострение торговых отношений между США и Китаем, указывают опрошенные «Газетой.Ru» аналитики. Из-за введения новых санкций Вашингтона в отношении китайского экспорта, Пекин специально обесценивает свою валюту, отмечает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович.

«Продолжающаяся девальвация китайской валюты является закономерным процессом в условиях усиления торговой конфронтации Китая и США. Полагаем, что для отстаивания своих интересов КНР и дальше будет смягчать внутренние монетарные условия, тем самым способствуя ослаблению курса юаня», - уверен собеседник «Газеты. Ru».

Напомним, что с 1 сентября вступили в силу новые пошлины в отношении китайских товаров, импортируемых США. Так, администрация Трампа в минувшие выходные ввела пошлину в размере 10% на импорт из Поднебесной объемом $300 млрд. Эти санкции расширяют уже действующие ограничения: 25% пошлину на китайские товары на сумму $250 млрд.

Новые ограничения могут существенно снизить спрос на продукцию Китая, что негативно отразится на экономике страны, добавляет эксперт.

Темпы роста ВВП во втором квартале 2019-го года составили 6,2%, упав до рекордного минимума с 1992 года.

В результате путем удешевления юаня Пекин пытается снизить убытки от торговых ограничений Штатов и сохранить присутствие своих товаров в Америке. На этом фоне намерения Дональда Трампа освободить внутренний рынок от китайских конкурентов и стимулировать национальный бизнес рискуют оказаться не особо эффективными, уверены аналитики «БКС Премьер».

Тарифный бой

Между тем президент США, начиная со вступления на пост лидера страны, неоднократно обвинял Китай в том, что тот искусственно занижает курс юаня. Так, в интервью телеканалу CNBC глава Белого дома рассказал о желании вводить дополнительные пошлины и «принудительно удерживать Китай в рамках правил мировой торговли до победного конца». По самостоятельным оценкам президента, ограничительные меры необходимо вводить на китайские товары на сумму около $500 млрд.

«Тогда промышленность Китая останется без несправедливого полученного в ходе вступления в ВТО торгового преимущества. И США защитит свои национальные интересы в мировой торговле», - объяснял Трамп в одном из своих постов в соцсетях.

При этом Центробанк

называл обвинения Трампа в манипулировании валютным рынком беспочвенными и утверждал, что не использует юань в качестве инструмента реагирования на торговый конфликт с США.

Чтобы доказать свою «валютную невиновность», Пекин даже ввел зеркальные санкции. Так, с 1 сентября Поднебесная анонсировала 10% пошлины на американскую продукцию объемом $75 млрд. При этом вторая часть дополнительных пошлин в размере 5% будет введена 15 декабря. Также в декабре китайцы планируют ввести 25% и 5% тарифы на ввоз американских автомобилей и запчастей.

Впрочем, на деле Пекин успешно совмещает две стратегии по сдерживанию агрессора, которые заключаются в валютном манипулировании и ответном ограничении, добавляет Антон Покатович. «В настоящий момент нельзя исключать вероятность реализации сценария, при котором юань не только продолжит, но и усилит амплитуду своего снижения по отношению к доллару, возможно, до отметки 7,2 юаня за доллар», - прогнозирует аналитик.

При этом, если Пекин и дальше продолжит регулировать валюту в ручном режиме, то паника на рынках усилится, что негативно отразится на валютах развивающихся экономик, признает Антон Покатович. «Также следует заметить, что ослабление юаня вряд ли можно считать однозначной «панацеей» для спасения китайского экспорта. Экспортная компонента Китая, как и других стран, уже подвержена деструктивному воздействию со стороны торгового конфликта, что в итоге сдвигает вектор развития многих экономик к рецессии», - заметил эксперт.

Между тем в своем последнем отчете Всемирный банк снизил прогноз темпов расширения мировой экономики на 2019 год. По оценкам международного регулятора, показатель в этом году замедлится до 2,6%, хотя еще январе экономисты рассчитывали на более значимый подъем мировой экономике – 2,9%.

В результате текущая «битва титанов» начинает беспокоить уже третьи страны. Так, экономический блок российского правительства сравнивает противостояние со Столетней войной.

В недавней интервью журналистам Министр экономического развития Максим Орешкин, не исключил, что торговый конфликт может обернутся негативными последствиями для всех экономик, в том числе и для США.

«Есть риск быстрого разрушения с огромным негативом для Китая и с чуть менее печальными последствиями для США, поскольку американская экономика больше ориентирована на себя, а не на внешнюю торговлю. Пока идет психологическое давление на оппонента. Но и Трамп, и Си из тех лидеров, которые не любят отступать», - указывает чиновник.

Впрочем, у Пекина в сложившейся ситуации есть больше простора для маневра, отмечают аналитики. Например, Китай может перейти более активной девальвации курса нацвалюты и одновременно активировать масштабную распродажу американского госдолга.