Россия заплатит? Как «Нафтогаз» бьется за Крым

«Нафтогаз» заявил о поражении России по иску об активах в Крыму

«Нафтогаз Украины» заявил о решении Третейского суда в Гааге по поводу украинских активов в Крыму в свою пользу. Компания делала упор на нарушение двустороннего соглашения о взаимной защите инвестиций между Украиной и Россией. При этом на сайте суда никакого решения нет, а дело не завершено. Ранее схожие решения принимались и по искам других украинских компаний. Российская сторона дала понять, что платить не собирается.

Третейский суд в Гааге определил, что Россия нарушила соглашение о защите инвестиций, экспроприировав активы «Нафтогаза» в Крыму, заявил на брифинге 1 марта председатель правления компании Андрей Коболев.

«Решение является позитивным. Мы смогли доказать в трибунале, во-первых, факт того, что юрисдикция этого трибунала по защите инвестиций распространяется на этот случай. Во-вторых, мы смогли доказать, что Россия как государство виновата в утрате наших активов и должна за это отвечать, то есть предоставить «НАК «Нафтогаз Украины» компенсацию», — подчеркнул он.

Стоимость потерянных активов компании оценила в $5 млрд, однако размер убытков и возможной компенсации, по словам Коболева, будет установлен на следующем этапе процесса. По его словам, с учетом процентов размер компенсации может составить до $8 млрд.

На сайте самого суда решения, на которое ссылается «Нафтогаз», нет.

«Нафтогаз» между тем настаивает, что владел ценными энергетическими активами в Крыму.

«Арбитражный суд пришел к выводу, что действия РФ против «Нафтогаза» были незаконными и нарушили двустороннее соглашение между Украиной и Россией о взаимной защите инвестиций, по которому Россия должна уважать и защищать украинские активы, включая те, что находятся в Крыму», — подчеркивают в украинской компании.

Речь идет о соглашении между правительствами двух стран «О содействии и взаимной защите инвестиций», более известном как украинско-русское инвестиционное соглашение.

Арбитражное производство против РФ в 2016 году совместно с материнской компанией инициировали шесть предприятий «Нафтогаза»: ГАО «Черноморнефтегаз», АО «Укртрансгаз», ООО «Ликво», АО «Укргаздобыча», АО «Укртранснафта», ДК «Газ Украины».

Впрочем, «Нафтогаз» не единственная украинская компания, которая судится с Россией за Крым. Аналогичные иски подавали Приватбанк и Ощадбанк, аэропорт «Бельбек» и другие.

Министр юстиции Украины Павел Петренко заявлял, что сумма ущерба от перехода полуострова к России оценивается в 1 трлн 80 миллиардов гривен (около $38 млрд).

Ранее Международная постоянная палата Третейского суда в Гааге приняла решение по иску 18 украинских компаний и одного физлица на $159 млн, требующих компенсации от России за утраченные в Крыму активы после присоединения полуострова к РФ. Схожие решения принимались и по искам Приватбанка и по Ощадбанку. Россия не признает юрисдикцию Гаагского арбитража в таких делах и даже не присылает на процессы своих представителей. Платить, соответственно, также никто не собирается.

Генпрокурор Украины Юрий Луценко даже обещал выставить счета российским авиакомпаниям «за пользование воздушным пространством Крыма» и морским компаниям «за пользование судоходными путями» полуострова.

Юристы неоднократно отмечали, что все эти попытки бесперспективны, так как в подобных делах есть законодательные нюансы, связанные с принадлежностью Крыма: в Европе она не подтверждена, а потому нет точного понимания, куда же относить Крым, и пока он не будет признан частью России, то и взыскивать с РФ неустойки за потерянные активы и упущенную выгоду просто не получится технически.

Каждое решение об удовлетворении требований по выплате компенсаций может быть основой для решений по аналогичным делам, но, конечно, каждый спор зависит также от фактических обстоятельств, которые индивидуальны, отмечает руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов.

Если суд считает, что условия соглашения были нарушены, значит, он признает, что активы находятся на территории Российской Федерации, но это признает суд, а не ООН или входящие в него государства, обращает внимание партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.

Решения, вынесенные в пользу украинских компаний, формируют высокие риски наложения обеспечительных мер в отношении российских активов за рубежом, поскольку, скорее всего, российская сторона не признает решения суда, причем, основания для этого есть, добавляет он. «Инвестиции», а вернее активы истцов, заявленные в рамках исков, не подпадают под определение инвестиций по смыслу соглашения, поэтому выводы суда не очень ясны, нужно дождаться публикации решения, чтобы делать дальнейшие выводы, подчеркивает юрист.

Впрочем, чем ближе выборы президента Украины, тем более активно кандидаты и близкие к ним политики и чиновники заявляют о претензиях к России.

Так, недавно лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко презентовала свою «Новую стратегию мира и безопасности», в которой, в частности, содержится предложение потребовать от России €100 млрд компенсации за «все убытки, причиненные Украине и ее гражданам в результате военных действий и оккупации».

По мнению Тимошенко, украинская дипломатия должна активно отстаивать «нарушенные Россией права Украины и ее граждан» в международных судебных институтах, прежде всего в Международном суде ООН, Международном уголовном суде, Европейском суде по правам человека.