Страх и паника: почему рухнули биржи в США

Аналитики ждут продолжения обвала на биржах США

На американских биржах худший период со времен Великой депрессии. Инвесторы сбрасывают акции, индексы рушатся. Президент США Дональд Трамп винит во всех бедах ФРС. Аналитики полагают, что глубокая коррекция может продолжиться и в оставшиеся дни 2018 года, а экс-глава Федрезерва Алан Гринспен говорит, что инвесторам придется спасаться бегством. Экономисты также не исключают, что уже в следующем году в Штатах может начаться рецессия.

Американские биржевые индексы снижаются уже не один месяц. Так, с пикового значения в 26 828 пунктов, зафиксированного 3 октября, индекс Dow Jones падал несколько раз, и к 21 декабря он снизился на 14% до 22 445 пунктов. В понедельник, 24 декабря, он потерял еще 2,9%. Индекс S&P500 обвалился на 2,7%, NASDAQ падал на 2,2%, но закончил день в нулях.

Декабрь 2018 года — худший для американского рынка акций с 1931 года, подсчитали аналитики.

Комментаторы-алармисты пишут, что на рынке заканчивается ликвидность, чего не было уже много лет, и уверены, что Федеральная резервная система США решила схлопнуть пузырь.

В этом году ФРС повышала ставки четыре раза, последний раунд состоялся 19 декабря. Ставки поднялись на 0,25 процентного пункта до уровня 2,25–2,50% годовых, сообщила пресс-служба ФРС. Таким образом, уровень ставок достиг максимального значения с начала 2008 года.

Свое решение Федрезерв обосновал тем, что рынок труда продолжает укрепляться, безработица низкая, а экономическая активность растет высокими темпами. Кроме того, низкой остается и инфляция — в пределах 2%.

«Рост в сфере занятости в среднем был сильным в последние месяцы, и безработица оставалась низкой», — говорится в документе. Кроме того, продолжали сильно расти потребительские расходы, а инвестиции бизнеса в основной капитал стали более умеренными по сравнению с высокими темпами подъема в начале года.

Политика регулятора вызывает категорическое неприятие президента США Дональда Трампа. Он считает, что повышение ставок вызывает торможение экономического роста и роста биржевых индексов. Он употреблял весьма резкие слова в адрес ФРС и ее главы Джерома Пауэлла, заявив, например, что тот «спятил».

Накануне декабрьского заседания Трамп вновь раскритиковал регулятора. По словам главы государства, в условиях, когда национальная валюта очень устойчива, а инфляция фактически отсутствует, повышать ставку не стоит.

24 декабря Трамп написал новый твитт, посвященный ФРС. Он заявил, что у регулятора нет чувства рынка, он не понимает зачем нужны торговые войны и сильный доллар. «Единственная проблема нашей экономики — это ФРС», — уверен он.

По данным информагентств, президент даже обсуждал со своими помощниками возможность досрочного увольнения Пауэлла. Такой шаг станет «беспрецедентным вызовом независимости ФРС», полагает Bloomberg.

Министр финансов США Стивен Мнучин опроверг информацию о планах Трампа в отношении Пауэлла. Но сам Мнучин потом создал новый повод для беспокойства на рынке, проведя беседы с руководителями шести крупнейших банков для оценки стабильности их рыночного положения и достаточности ликвидности на минувших выходных, отмечает София Кирсанова, старший аналитик УК «Райффайзен Капитал».

«Подобные действия минфина США не могут не наталкивать на мысли о наличии кризиса на финансовых рынках, что, конечно, сложно отрицать, видя динамику индексов, однако, они же, как снежный ком, усиливают панику среди инвесторов, провоцируя распродажи», — говорит она.

Число пессимистов, ждущих дальнейшее схлопывание пузыря постоянно растет. Недавно в интервью CNN бывший глава ФРС Алан Гринспен заявил, что будет удивлен, если рынки стабилизируются и опять пойдут вверх, хотя ранее такое случалось.

«Тем не менее по окончании этой волны для инвесторов настанет время спасаться бегством», — считает он.

Коррекция неизбежна, но время ее начала не может предсказать никто, говорит Алексей Антонов, аналитик «Алор Брокер». На рынке есть ощущение, что у крупных американских корпораций, например, у General Electric, Ford, General Motors — слишком высокая долговая нагрузка, и в какой-то момент она может привести сначала к снижению кредитных рейтингов этих компаний, затем к росту доходностей их облигаций, который дальше перекинется на акции, приведет к падению капитализации и это падение зацепит все соседние компании, а затем и весь рынок.

Аналитик полагает, что есть множество инвесторов, «заходивших в бумаги на максимумах», например, покупавшие Apple на пике капитализации в $1 трлн. Все они — потенциальный источник панических продаж, которые может спровоцировать совсем незначительное событие.

«Полагаю, что коррекция может начаться и до конца этого года, ведь полно внешнеполитических событий, которые могут подтолкнуть рынки, например, конфликт в Керченском проливе может получить продолжение», — резюмирует он.

Депрессивные прогнозы и панические настроения могут спровоцировать новую волну продаж, и рынки, в данной парадигме, еще не достигли дна, считает Андрей Хохрин, член правления ИК «Церих Кэпитал Менеджмент».

«Полагаем, пик эмоционального напряжения придется на конец декабря – январь. Здесь мы ожидаем минимумов», — полагает он, добавляя, что акции американских и европейских компаний все еще очень дороги, и откат индексов на 20% и даже -30% не повод к покупкам.

«О вероятности коррекции на рынках мы предупреждали уже с начала осени. Политика ФРС на повышение ставки, торговые войны и общий возраст «бычьего» рынка говорили о росте рисков коррекции или развороте на «медвежий» тренд», — отмечает Андрей Кочетков, ведущий аналитик «Открытие Брокер».

Фактически к ноябрю и декабрю данные прогнозы начали подтверждаться на графиках и в макроэкономической статистике, добавляет он. Рынки уже совершили глубокое падение. К примеру, отраслевой индекс Dow Jones Transportation уже находится в «медвежьем» рынке. Аналогичная судьба может случиться и с NASDAQ, и с Dow Jones Industrial Average.

В целом, нет ничего удивительного в том, что у рынков начались проблемы ближе ко второй половине президентского срока Дональда Трампа. В первые два года инвесторов переполняли надежды, но они повысили цены активов до уровней, которые уже можно назвать чрезмерными, поясняет аналитик.

«Соответственно, желающих покупать «светлое будущее» уже не осталось, поэтому рынки начали падать при первых признаках удорожания денег, то есть ужесточения денежной политики ФРС. Негативный сценарий уже во многом реализовался до нового года и дальнейшее снижение уже не столь очевидно, хотя и может произойти», — полагает Кочетков.

В целом, для американской экономики могут наступить темные времена – безработица с инфляцией могут подскочить, думает Гринспен. Пока рецессию никто из официальных структур не прогнозирует, но ФРС ждет замедления темпов роста.

В декабре Федрезерв понизил прогноз роста ВВП с 3,1% до 3% в 2018 году, и с 2,5% до 2,3% в 2019-м. Уровень безработицы в США составит 3,7% в 2018 году и в 3,5% в 2019 году. Базовая инфляция не превысит 1,9% в 2018-м и 2% в 2019 году.

Комитет по открытым рынкам ФРС считает, что «риски перспектив развития экономики сбалансированы, но продолжит следить за мировыми экономическими и финансовыми изменениями и оценивать их последствия для экономической конъюнктуры [США]», говорилось в сообщении регулятора.

Риски перегрева в США нарастают, говорится в обзоре Центра макроэкономического анализа «Альфа-банка». В дополнение к этому, на рынках растет беспокойство по поводу того, что нынешний экономический рост США выглядит далеко не сбалансированным. В США главным драйвером роста является восстановление потребления, которое в частности опирается на рост финансовых рынков»

В последнее время волатильность на американском фондовом рынке значительно усилилась, что вызывает опасения того, что эффект богатства может оказаться исчерпан, и экономика США даже перейдет к рецессии, пишут аналитики.

Так, согласно опросу Duke University/CFO Global Business Outlook, более половины финансовых директоров американских компаний считают, что экономика США вступит в рецессию уже в следующем году.

Но даже если рецессии удастся избежать в следующем году, она придет в 2020-м, считает главный экономист рейтингового агентства Moody's Марк Занди.