Все под контролем: маркировка входит в график

Какие эффекты даст система прослеживаемости товаров

Депутаты Госдумы во втором чтении одобрили законопроект, который с 1 января 2019 года вводит законодательное регулирование маркировки товаров и утверждает порядок работы единой информационной системы, позволяющей следить за их оборотом. Благодаря этому существенно снизились риски отсрочки внедрения системы, которой добивались некоторые фармацевтические ассоциации. Дмитрий Медведев призвал «не накачивать проблему», что, по мнению премьера, «делается в интересах некоторых компаний».

Большой брат следит

Российские парламентарии 13 декабря приняли во втором, основном, чтении законопроект об обязательной маркировке некоторых групп товаров. Создаваемая система позволит защитить потребителей от подделок и фальсификата. Определять порядок функционирования этого механизма должно правительство. По данным источника «Газеты.Ru», правительство утвердило правила мониторинга движения лекарств и порядок работы существующей информсистемы. Так, регистрация компаний, производящих лекарства от ряда болезней (гемофилия, болезнь Гоше, муковисцидоз и т.д.), в системе маркировки будет проводиться уже с 1 июля 2019 года. Тестирование будет проводиться в течение трех месяцев, а все операции с этими видами лекарственных препаратов – с 1 октября 2019 года.

Ко второму чтению в законопроект была внесена поправка, согласно которой оператор системы может осуществлять обработку информации, содержащейся в информационной системе, для сбора статистики или в других исследовательских целях. В документе отдельно отмечается, что для этого полученные данные должны быть обезличены. По информации источника, в соответствующем постановлении правительства также прописана публикация этих данных ответственным органом власти в формате открытых данных.

«Сегодня существует уже достаточно много различных систем, которые в целом показали свою эффективность. Однако их функционал дублируется, пересекается», — прокомментировал важность принятия законопроекта один из его авторов, депутат Максим Щаблыкин. По его мнению, создание единой национальной системы маркировки и отслеживания оборота товаров имеет огромный потенциал.

Национальная система цифровой маркировки и прослеживаемости товаров обойдется оператору в 200 млрд рублей.

Ассоциации против бизнеса

Ранее принятие законопроекта ожидалось весной-летом 2018 года, однако представители нескольких ассоциаций фармацевтических производителей настаивали на необходимости отсрочки. Как ранее сообщал РБК, исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей Владимир Шипков написал письмо председателю Госдумы Вячеславу Володину с просьбой «содействовать переносу второго чтения законопроекта». Его беспокойство разделяла и Ассоциация российских фармпроизводителей (АРФП).

Председатель координационного совета Национальной ассоциации фармацевтической продукции и медицинских изделий Надежда Дараган в беседе с «Газетой.Ru», в частности, негативно отзывалась о перспективе маркировки дешевых лекарственных препаратов. Правда, впоследствии вопрос с маркировкой дешевых препаратов разрешился – оператор предложил сделать ее бесплатной.

Представители рынка из числа участников пилотного проекта по маркировке, однако, были настроены более оптимистично. Директор по экономической безопасности компании «Герофарм» Андрей Ахантьев рассказывал «Газете.Ru», что преимущества системы бесспорны: не допустить контрафакт на рынок — значит гарантировать безопасность потребителей. «На рабочий процесс внедрение маркировки практически не повлияло. Установка оборудования на линию заняла буквально два дня. На скорости работы это также не отразилось», — уверял он.

По его словам, маркировка никак не должна повлиять на стоимость лекарств для россиян. «Основная линия нашей продукции входит в перечень ЖНВЛП, а цены на такие ЛС регулируются государством. По остальным препаратам мы тоже не видим необходимости в повышении цен», — подчеркивал Ахантьев.

Заместитель гендиректора по работе с органами государственной власти Biocad Алексей Торгов также уверял «Газету.Ru», что не видит оснований для подорожания лекарств в связи с внедрением маркировки.
«В масштабах объемов производства затраты на такое перевооружение незначительные. Некоторый риск существует только в отношении лекарственных препаратов нижнего ценового сегмента (до 50 рублей), но мы такие препараты не производим и всю экономику досконально не просчитывали. В отношении нашего ассортимента можем сказать, что внедрение маркировки однозначно не приведет к удорожанию лекарственных препаратов», — отметил представитель Biocad.

По словам генерального директора фармацевтической компании «Р-Фарм» Василия Игнатьева, «комментарии коллег о том, что такие проекты стоят сотни миллионов рублей, близко не соответствует тому, что потратили мы. В объемах выпуска, которые стоят миллиарды рублей, несколько десятков миллионов это достаточно незначимая сумма к структуре себестоимости». Директор фармацевтического производственного комплекса компании «Р-Фарм» Владимир Колышкин обращал внимание, что «маркируемые препараты – это препараты наибольшего риска по отношению к фальсификации. Они дорогостоящие, они оплачены из бюджета РФ. Мы заинтересованы в том, чтобы мы видели все, весь жизненный цикл, начиная от прихода сырья, материалов на предприятие, и кончая применения продукта пациентом».

Федеральная антимонопольная служба, занимавшаяся изучением этого вопроса, также не видит угрозы роста цен из-за введения системы маркировки.

По данным службы, нанесение кода на одну упаковку лекарств обходится производителю в 50 копеек, поэтому подорожания медикаментов произойти не должно – во всяком случае, если речь идет о жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратах.

История в деталях

Первой группой, на которой решили опробовать систему маркировки, стали изделия из натурального меха – их начали в обязательном порядке чипировать в августе 2017 года. Глава Минпромторга Денис Мантуров в начале декабря сообщал, что в России в незаконном обороте находятся меховые изделия на сумму почти 1,5 млрд рублей.

Первоначально представители некоторых отраслевых ассоциаций также выступали против чипирования. В частности, председатель совета Национальной ассоциации звероводов России Владимир Бозов упрекал государство в желании переложить на бизнес свои обязанности по борьбе со злоумышленниками.

«Увы, маркировка электронными чипами никоим образом не перекрывает канал контрабанды», — говорил Бозов «АиФ» весной 2016 года, накануне начала эксперимента. Время показало, что в своих оценках он был не прав.

После внедрения маркировки легальный оборот шуб увеличился в 5 раз. По данным Федеральной таможенной службы, в 2017 году таможенные платежи за шубы выросли в годовом выражении более чем в 1,8 раза, достигнув $69,6 млн. Замглавы Минпромторга Виктор Евтухов указывал, что нововведение позволило «обелить» рынок меха на 500%.

В середине января 2018 года стартовал пилотный проект по маркировке табачных изделий, который должен был продлиться до конца текущего года. Однако, как недавно заявил министр Мантуров, Минпромторг предлагает продлить эксперимент по маркировке сигарет до конца февраля 2019 года, то есть до старта обязательной маркировки.

«Мы до конца года проводим эксперимент, а маркировка с марта, вот, чтобы не было такого разрыва, а эксперимент продолжался, такое изменение внесем», — заявил министр на итоговом заседании Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции.

Согласно данным ЦРПТ, за время эксперимента промаркировано более 140 миллионов пачек сигарет, а в системе зарегистрировались свыше 200 участников рынка, в том числе порядка 95% производителей всей табачной продукции в России.

В этом сегменте контроль над происхождением товара особо актуален: по данным Минпромторга, из-за «теневого» рынка бюджет недополучает поступлений от акцизов на 50 млрд руб., от НДС – на 10 млрд руб.

С 2019 года планировалось внедрить обязательную маркировку лекарственных препаратов, но участники фармацевтической индустрии убедили законодателей отсрочить реализацию этого проекта на год. В итоге в конце августа правительство продлило срок реализации пилотного проекта на 2019 год, синхронизировав его с обязательной маркировкой, которая начинается 1 января 2020 года. В июне началась и пробная маркировка обуви. Всего кабинет министров определил 12 категорий товаров, для которых система становится обязательной со следующего года.

Премьер-министр Дмитрий Медведев, подводя итоги года в формате интервью центральным российским телеканалам, также говорил о маркировке. Он заверил, что для бизнеса затраты на внедрение этой системы будут «совсем небольшими», поэтому не должны привести к росту цен. «Здесь не нужно накачивать проблему. Некоторые компании и поставщики, кстати, этим занимаются», — отметил глава правительства.

Помимо фармацевтических ассоциаций, Дмитрий Медведев, вероятно, имел в виду и представителей парфюмерного рынка - согласно распоряжению правительство, обязательная маркировка для духов и туалетной воды вводится с 1 декабря 2019 года. В частности, в Ассоциации производителей парфюмерии, косметики, товаров бытовой химии и гигиены РБК в конце июля заявили, что на переоборудование заводов без учета дополнительных затрат на обслуживание системы потребуется не менее 2 млрд рублей.

Основой для этих расчетов стали сведения о переоборудования примерно 40 предприятий парфюмерно-косметической отрасли и данные Фонда развития промышленности, который выдает льготные кредиты фармацевтам на оборудование для маркировки размером до 50 млн рублей. ЦРПТ, однако, приводит другие цифры - стоимость отечественного оборудования для небольших фармпроизводств составляет от 3 до 6 млн рублей, а для высокоскоростных производственных линий — от 7,5 млн до 14 млн рублей. Производственные скорости в парфюмерии гораздо ниже, поэтому ручная маркировка обойдется примерно в 70-100 тыс. рублей, а самое высокоскоростное нанесение, с использованием лазера и технического зрения, — порядка 2,2 млн рублей.

Исследование Высшей школы экономики, проведенное в 2016 году, показывает, что борьба с «тенью» парфюмерному рынку точно не повредит - доля незаконного оборота в этом сегменте достигает 20%, а среди импортных духов 65% оказываются подделками.