Пенсионный советник
Арифметика энергетики: тратит один, а платит другой

О том, что даст введение социальной нормы на электроэнергию

Владимир Смирнов/ТАСС
Проблему перекрестного субсидирования, одну из основных в российской электроэнергетике, безуспешно пытаются решить уже несколько десятков лет. Отказ от этой системы, разработанной для поддержки населения на заре становления современной России, обеспечил бы стране существенный рост ВВП и справедливые рыночные тарифы, считают эксперты.

Перекрестное субсидирование, с которым теперь пытаются бороться власти страны разных уровней, появилось в России в 1990-х годах – эта мера должна была защитить население от скачкообразного роста тарифов на электроэнергию в условиях перехода к рыночной экономике. Видов реализации этой схемы существует несколько – например, жители одних регионов РФ могут платить по счетам больше, чтобы поддержать менее благополучные (такая практика теперь встречается редко), или промышленные предприятия вынуждены оплачивать поставки электроэнергии по завышенным тарифам, чтобы оставить их заниженными для населения.

Реклама

«От перекрёстного субсидирования страдают в первую очередь энергоемкие предприятия - начиная с химпрома и металлургии и заканчивая пекарнями, но опосредованно «перекрёстка» затрагивает всех покупателей энергоемкой продукции, строительство, бюджетную сферу, рядовых граждан.

По имеющимся расчетам, из-за сохранения «перекрёстки» страна теряет около 3,5% промышленного роста или 1% ВВП», — говорит замдиректора ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Дзюбенко.

По мнению эксперта, ликвидация перекрёстного субсидирования даст мультипликативный эффект — освободит значимые ресурсы для развития энергоёмких отраслей, активность которых через поставки и закупки будет транслироваться в другие секторы экономики, стабилизируя цены.

«Что такое перекрестное субсидирование? если посмотреть очень упрощенно, то это добавление чего-то сверхлимитного в себестоимость товара, который приобретает потребитель. Это как покупка книг в Советском Союзе – чтобы приобрести «Трех мушкетеров», нужно было купить в нагрузку еще и «Малую землю», - поясняет директор по работе с естественными монополиями «Русала» Максим Балашов.

В результате возникает ситуация, при которой промышленность ежегодно доплачивает за жителей регионов, в которых расположены предприятия.

Необходимость избавления от перекрестного субсидирования фигурирует в массе правительственных программ, приказов и распоряжений, начиная с 1997 года, но добиться значимых успехов в этой области пока не удалось. Хотя этот механизм не только тормозит развитие экономики и бизнеса, но и польза для кошельков россиян от него весьма сомнительна.

«Перекрестное субсидирование не обеспечивает социальной справедливости, поскольку фактически размер субсидии прямо пропорционален потреблению электроэнергии. То есть наиболее обеспеченное домохозяйство получает значительно больший объем социальной помощи, чем домохозяйство с меньшим уровнем дохода», - констатируют составители «Стратегии», принятой в 2013 году. Кроме того, большие расходы на электричество оказывают хоть и опосредованное, но заметное влияние на стоимость продукции, сходящей с заводских конвейеров.

Денежная дыра

По оценкам Минэнерго, реальная величина перекрестного субсидирования в российской электроэнергетике на 2017 год составила 368 млрд рублей. При этом правительство намеревалось к 2022 году снизить объемы таких затрат до «оптимального уровня, равного величине субсидирования наименее обеспеченных домохозяйств (в текущих ценах составляет около 45-50 млрд рублей для порядка 30% домохозяйств)».

Статс-секретарь – заместитель министра энергетики Анастасия Бондаренко в середине мая заявляла, что, если не изменить подход к перекрестному субсидированию, то к 2022 году его объем составит 417 млрд рублей.

«Эти деньги собирает промышленность в разных регионах и отдает населению, сокращая, тем самым, платежи. Причем в разных регионах эта цифра, разумеется, неравномерна: кто-то платит больше, кто-то меньше, какие-то регионы сокращают перекрестное субсидирование, какие-то нет», - поясняет Балашов.

Согласно данным исследования, проведенного в 2017 году Институтом проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ, сейчас доля расходов россиян на электроэнергию в общем объеме доходов составляет в среднем 0,5%. Для сравнения, затраты на покупку хлеба и другой выпечки достигают 4,9%, а на приобретение картошки – 0,9%. Разумеется, так обстоят дела не во всех регионах России, но «средняя температура по больнице» именно такова.

Еще один представитель Минэнерго, директор департамента развития электроэнергетики Павел Сниккарс на «круглом столе» в Госдуме в конце мая объяснял, что «тарифы для несубсидируемых категорий потребителей уперлись в потолок, и те активно голосуют ногами, уходя в собственную генерацию и инвестируя в присоединение к магистральным электрическим сетям». В результате сетевые компании теряют деньги, а это неизбежно приведет к росту тарифов на электроэнергию, чего в Минэнерго всеми силами пытаются избежать.

Что делать?

На данный момент существует несколько предложений, направленных на сокращение перекрестного субсидирования. В прогнозе социально-экономического развития РФ на 2017-2019 годы, составленном МЭР, говорится о необходимости индексации тарифов сетевых компаний на передачу электрической энергии для всех категорий потребителей, кроме населения, на 3% в год. При этом для рядовых россиян индексацию предлагается установить на уровне 5%, чтобы сократить объем перекрестных субсидий.

«Отмена перекрестного субсидирования при условии выполнения комплекса компенсирующих мероприятий не повлечет существенного роста тарифов», — сказали «Газете.Ru» в пресс-службе Минэнерго.

Среди эффектов отмены перекрестного субсидирования Минэнерго выделяет равноценное распределение ценовой нагрузки на всех потребителей, функционирующих на территории одного субъекта Российской Федерации, снижение ценовой нагрузки на потребителей, не относящихся к населению и не присоединенных к сетям ФСК (как правило, снижение ценовой нагрузки на СМП и бюджетозависимые организации).

Представитель Минэнерго на «круглом столе» в Госдуме говорил, что ведомство предлагало произвести равномерное распределение величины перекрестного субсидирования на все категории потребителей (исключая население), дифференциацию тарифа на электроэнергию в зависимости от категории потребителей и изменение условий оплаты услуг по передаче электроэнергии при прямом присоединении к Единой национальной электрической сети. Еще одним механизмом министерство считает принятие решений в части оплаты резервов сетевой мощности. Этот вариант развития событий сразу же получил негативные отклики от представителей комитета Госдумы по энергетике, ФАС, Сообщества потребителей энергии, НП гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний.

Еще одно предложение заключается во введении социальной нормы — это некий объем потребления электричества из расчета на одного человека, зарегистрированного в жилом помещении, установленный в конкретном регионе России. МЭР предлагало ввести такую норму еще в 2012 году, а в октябре 2014 года пресс-служба правительства информировала, что большинство (57 субъектов Федерации) решило ввести социальную норму потребления электроэнергии не позднее 1 июля 2016 года.

На данный момент социальная норма установлена только в 6 российских регионах - Забайкальском и Красноярском краях, а также Владимирской, Нижегородской, Орловской и Ростовской областях. Они были выбраны для тестирования пилотного проекта по введению этой нормы, но, хотя их население уже много лет живет в обновленных условиях, продолжения это начинание не получило.

«Эта норма дается на показания счетчика, и в итоге электроэнергия в рамках нормы должна была стать для населения дешевле на 3-10%, а сверх этого лимита – подорожать (в первый год – не больше, чем на 40%, затем по нормативам, установленным ФАС). Малообеспеченные группы граждан, во-первых, не тратят большого количества электроэнергии, во-вторых, для них будет по силам платить совсем небольшие деньги. Мы считаем, что правительству следует доработать этот вопрос и ввести социальную норму на всей территории России с 1 января следующего года, как это и предполагалось изначально», - полагает Балашов из «Русала». Впрочем, как говорила ранее начальник управления по тарифам Орловской области Елена Жукова, в регионе с введением соцнормы снижались и тарифы – как по норме, так и вне ее.

В «Русале» считают, что социальная норма должна быть установлена федеральными властями повсеместно, а не передана на уровень субъектов РФ. «Мы считаем, что это нужно вводить повсеместно, чтобы реально помогать тем, кто нуждается, а тех, у кого коттеджи, сауны, бани, а также категории, приравненные к гражданам (гаражно-строительные кооперативы, в которых расположены автомойки, автосервисы и так далее), субсидировать не надо, и это очевидно», - подчеркнул Балашов.

Валерий Дзюбенко указывает на более широкий эффект: по его словам для домохозяйств выгоднее платить справедливую цену за электроэнергию, чем затем существенно переплачивать за «фальшивое» льготное электричество в цене продуктов, того же хлеба, и промышленных товаров.

«Но это не означает, что проблема «перекрестки» решается только за счёт роста тарифов для домохозяйств. Существенный потенциал для её сокращения кроется в неэффективных тратах энергокомпаний. Сокращение этих затрат позволит ликвидировать перекрёстное субсидирование без угрозы для кошельков граждан», — отмечает он и признает: идея правильная, но сложна в исполнении. В числе причин – трудности в типизировании энергозатрат в домах даже в пределах одного региона непросто. «Более справедливым и продуктивным представляется сокращение избыточных расходов энергокомпаний и, в том числе за счёт этого, дифференциация темпов роста тарифов для промышленных и бытовых потребителей», — полагает эксперт.