Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Made in Russia: в бой идут матрешки с «калашниковым»

Почему Россия не может наладить несырьевой экспорт

Плакаты к зимней Олимпиаде в Сочи Василий Слонов
Плакаты к зимней Олимпиаде в Сочи

Несырьевой экспорт товаров растет. Но заслуга правительства в этом минимальна. «Дорожная карта» по продвижению товаров за рубеж за пять лет так и не реализована. И Россия готовится в очередной раз удивлять мир кружевами, матрешками, «КамАЗами» и автоматом Калашникова.

На этой неделе состоялся пятый форум экспортеров «Сделано в России». Цель форума – выявить потенциал отечественных несырьевых экспортеров и обсудить инструменты господдержки по продвижению товаров и услуг за рубеж.

Реклама

Открыл форум первый вице-премьер Игорь Шувалов. Но прежде чем отправиться на сцену чиновник прошелся по фойе и ознакомился с образцами продукции российских экспортеров.

Лучшими из лучших среди этих товаров, презентованных к форуму, оказались:

вятские матрешки, мед, «русский чай» (из кипрея), вологодские кружева да валенки.

Кроме того были представлены вино, макароны, горнолыжная одежда, моторные масла и козловые краны (в миниатюре).

Матрешки да кружева

Представитель компании по производству убеждал «Газету.Ru» в том, что их продукция пользуется популярностью у иностранцев, особенно у французов, итальянцев и швейцарцев. Триста разновидностей матрешек, не считая тех, что изготавливаются на заказ, по индивидуальному рисунку. Более того, предприятие в курсе модных трендов и продает, например, деревянных сов – три в одной.

На уточняющий вопрос, сколько матрешек и сов ушло на экспорт в этом году, в компании признались, что товар реализуется в основном внутри России, в том числе через магазины duty free в столичных аэропортах или в вагонах РЖД.

То есть, статус экспортера в данном случае оказался условным: не мы им туда, а они сюда.

Вологодских кружевов мастерица тоже перечислила едва ли не все европейские страны, в которых известна эта продукция. Но и кружева, как матрешки, раскупаются в основном в пределах Садового кольца в Москве.

Зато макаронная фабрика реально экспортирует в 35 стран мира: от соседней Белоруссии до Канады, Бразилии, Таиланда и Японии. Правда, всерьез внешние рынки компания начала осваивать еще семь лет назад. То есть непонятно, зачем им тогда государственные механизмы господдержки, которые едва ли нужны, если экспортер уже давным-давно встал на ноги?

«Нам компенсируют часть расходов при участии в международных выставках под брендом Made in Russia»,

— ответил представитель компании, дав понять, что это все-таки лучше, чем ничего.

Швейцария нам не поможет

Следующий экспортер оказался одной из крупнейших нефтедобывающих частных компаний в мире. Смазочные материалы, представленные к форуму, уже продаются в 100 странах. Ежемесячный объем экспорта – 50 тыс. т.

Такого экспортера, а также «Калашников» и «КамАЗ», не стыдно записать в свой актив, что не без удовольствия и сделали кураторы отечественного экспорта из правительства. Всего около 30 брендов, достойных соответствующих льгот для продвижения за рубеж.

Но в списке нет ни одного нового узнаваемого бренда, появившегося с 2012 года, то есть, с тех пор, когда правительство всерьез решило удивить мир отечественными товарами и услугами Made in Russia.

Себе в заслугу правительство ставит даже бизнес Рено Бюрнье, потомственного швейцарского винодела, приехавшего в Россию еще в нулевые, влюбившегося в русскую девушку и основавшего на Кавказе свой винный дом. В Швейцарии у него тоже виноградники и производство, там не требуется российское вино, даже авторское. Так что свою продукцию он реализует в России. Без помощи российских чиновников.

Китайцы вытеснили козловые краны

А вот компания, производитель козловых, стреловых и мостовых кранов мощностью до 550 тонн, как раз нуждается в госпротекции. Но предсказуемо проигрывают зарубежным конкурентам. Экспорт компании едва дотягивает до 5% и ее продукция в основном расходится по странам Евразийского экономического союза, то есть, по наработанным еще в советские времена кооперативным связям.

«Нарастить экспорт – возможности нет, инвестиций не хватает. Недавно мимо нас пролетел огромный заказ от судостроительного завода «Звезда» под Владивостоком. Заказ получили китайцы», — говорит заводской маркетолог.

Китайский конкурент предложил льготные финансовые условия, которые не в состоянии представить закредитованный отечественный производитель. Но компания, сообщил ее представитель, все-таки участвует в форуме экспортеров в надежде, что правительственные чиновники проникнутся проблемами реального сектора экономики.

Полное безобразие с субсидиями

Остальные, менее продвинутые участники экспортного форума в фойе не остались, пошли послушать, что скажут представители правительства на пленарной сессии «Сделано в России – признано за рубежом» и на сессии «Новые точки роста российского экспорта».

Участникам форума Шувалов ничего нового не сказал. Призвал только готовиться к отмене контрсанкций, если будут отмены сами санкции Запада против России. Возможную дату снятия эмбарго он не назвал, отметив, что это может быть и год, и 10 лет. С похожим заявлением первый вице-премьер выступал и на Гайдаровским форуме в январе.

Кроме того, Шувалов прокомментировал едва ли не самую острую проблему получения субсидий экспортно-ориентированным компаниям. «По поводу субсидий. У нас действительно не совсем рационально все эти субсидии действуют...», — сказал Шувалов.

По словам ответственных за это направление, с субсидиями сейчас творится «полное безобразие», поэтому систему надо реформировать. Шувалов пообещал собрать все предложения экспортеров и подготовить «дорожную карту» на следующий год. На этом форум де-факто закончился.

Программа поддержки экспортеров была начата еще в 2012 году и содержала 111 мероприятий. В итоге она оказалась выполнена на 80%, признавал Шувалов, отчитываясь ранее на совещании у премьера.

Было решено программу дополнить еще 19 мероприятиями. Планируется усовершенствовать таможенное регулирование, проектирование и строительство пунктов пропуска на границе, а также упростить документооборот.

Иными словами, чиновники обеспечили себя бумажной работой на годы вперед. Будут и далее корректировать-модернизировать механизмы поддержки экспорта до последнего оставшегося экспортера.

Бренды, которые не переживут столетия

Некоторые отрасли между тем сдают позиции на внешних рынках. Например, ювелирная.

Алмазов и золотых слитков Россия экспортирует ежегодно на $5 млрд. Но это торговля сырьем.

А экспорт золотых ювелирных изделий (с добавленной стоимостью) по подсчетам Эдуарда Уткина, гендиректора «Гильдии ювелиров России», обвалился в 2016 году по сравнению с 2014 годом в 7 раз.

В этом году просядет еще больше. Мировой рынок ювелирных изделий составляет $250 млрд, доля России — 0,1%.

Бизнес, похоже, не очень верит в реальную помощь властей и твердого заработка на внешних рынках до тех пор, пока не сняты административные барьеры внутри России и пока не решена геополитическая составляющая. «Мы должны думать не о кратковременной прибыли, а о том, как создать бренды, которые переживут нас», — философствует глава «Деловой России» Алексей Репик.

Официальная же статистика демонстрирует положительную динамику несырьевого экспорта. В первом полугодии 2017 года, несырьевой экспорт составил $57 млрд, что на 18,7% больше по сравнению с первым полугодием 2016 года. В физическом выражении он увеличился на 6,4%, отмечает Аналитический конъюнктурный центр (АКЦ) при Минпромторге.