Больным прописали посещения

Минздрав подготовил методику организации посещений родственников в реанимации

Минздрав подготовил проект методических указаний по организации посещений больных в реанимации. За безусловное разрешение находиться рядом с детьми и другими родственниками в больницах уже несколько лет борются известные общественные деятели, к кампании на Change.org присоединилось свыше 330 тыс. граждан. В Минздраве рассчитывают на ослабление запретов после выхода методики.

Минздрав не запрещает запрещать

По закону россияне имеют право бесплатно находиться с ребенком в больнице в течение всего периода лечения, но на деле правила посещений сегодня формирует руководство больниц, а иногда и сами врачи, работающие в том или ином отделении. В реанимацию чаще всего не пускают, даже к маленьким детям, свидетельствуют комментарии сотен граждан, подписавших петицию на Change.org. Посещения взрослых на федеральном уровне, по сути, не регулируются — они не запрещены, но решение о том, разрешать их или нет, чиновники оставляют на усмотрение врачей.

С вопросом об организации доступа родителей к детям, находящимся в реанимации, общественные деятели неоднократно обращались и в Минздрав, и к президенту Владимиру Путину. Последний раз этот вопрос задал на «прямой линии» народный артист России Константин Хабенский, основатель благотворительного фонда. Он попросил Путина поддержать федеральный закон, регулирующий посещения централизованно, «чтобы не было никаких неожиданностей на местах».

Хабенский напомнил, что по действующему закону родители имеют право находиться в больницах с детьми, но это правило не действует. А новый закон, по его мнению, не следует ограничивать больными до 18 лет. «Мне кажется, все люди, попавшие в такую ситуацию, нуждаются в человеческом тепле и помощи», — сказал он.

«Закон не запрещает, действительно, находиться родственникам в реанимации, но руководители лечебных заведений чаще всего не разрешают. Тоже понятно почему, имея в виду, что это же не индивидуальные палаты», — ответил Путин, добавив, что администрация ограничивает посещения, если это мешает другим пациентам. Тем не менее он пообещал поговорить с министром здравоохранения Вероникой Скворцовой о том, как методически повлиять на ситуацию.

В Минздраве на запрос «Газеты.Ru» ответили, что еще в 2014 году направляли письмо в регионы с просьбой организовать посещения, но на практике «все еще имеют место определенные трудности». Почему это была именно просьба, а не обязательное к исполнению указание, в министерстве не пояснили. Теперь Минздрав снова подготовил рекомендательный документ — на этот раз по поручению президента. По сути, это «свод наилучших практик по данному вопросу — методические рекомендации, которые могут быть использованы и медицинскими организациями, и пациентами», сообщили в пресс-службе, и к 1 июня уже готов проект, а через месяц, к 1 июля, он будет согласован и «финализирован».

Дополнительная информация разрешит все проблемы, заверяют в пресс-службе министерства: больницам по большей части недоставало именно методики. «Требования по организации посещений уже установлены в законе, и какое-либо их дополнительное закрепление вряд ли необходимо. Вместе с тем нередко посещения не организованы по причине отсутствия адекватной информации о том, каким образом это должно быть сделано», — отмечается в ответе на запрос «Газеты.Ru».

Больницы строгого и облегченного режима

На практике во всех больницах правила разные, убедилась «Газета.Ru». В московских стационарах посещения, как правило, допускаются в ежедневном режиме в определенные часы. В больнице им. С.П. Боткина с 16.00 до 19.00 по будням, по выходным и праздникам дополнительно с 11.00 до 13.00. Те же часы в ГКБ №7 и №64. В ГКБ №1 им. Н.И. Пирогова (Первая градская) — с 17.00 до 20.00 по будням, по выходным дополнительно с 11.00 до 13.00. В ФНКЦ имени Дмитрия Рогачева часы посещений с 10.00 до 18.00, говорится в правилах госпитализации. В детской больнице Святого Владимира — с 16.00 до 18.00 по будням, в выходные с 11.00 до 13.00 — меньше, чем во многих стационарах для взрослых.

Отдельные ограничения в больницах для детей: например, в 64-ю больницу не допускают посетителей младше 12 лет, а в Боткинскую — до 14 лет, следует из информации на сайте, с целью «обеспечения безопасности».

Детям запрещено быть посетителями даже в знаменитой детской Морозовской больнице, следует из информации на сайте. А в больнице Святого Владимира не пускают несовершеннолетних до 18 лет.

В правилах ФНКЦ имени Дмитрия Рогачева о таком запрете не сказано, ограничивается только число посетителей — не более двух.

В Морозовской и больнице Святого Владимира никому нельзя посещать реанимацию. Такой же запрет действует и во многих других стационарах Москвы, например в ГКБ №64. В реанимации Боткинской по общему правилу тоже нельзя, но по договоренности с дежурным реаниматологом — можно, пояснил «Газете.Ru» врач, работающий в больнице. В ГКБ №7 отделение реанимации посещать нельзя. «Реанимационные отделения никогда не посещались, там даже забирают всё — мобильных там нет, имейте в виду. С 13.00 до 14.00 выходит врач, и вы с ним говорите о состоянии больного», — сообщила сотрудница справочного бюро.

В правилах детских клиник есть и дополнительные ограничения: запрет передавать детям мобильные телефоны, требование справок о состоянии здоровья с родителей и даже требование для родителей, госпитализирующихся с детьми, помогать медперсоналу с уходом за другими маленькими пациентами (в НИИ неотложной хирургии и травматологии).

Но в некоторых больницах свободы больше. Запрет на посещения реанимации отсутствует в ФНКЦ имени Дмитрия Рогачева. Пускают посетителей и в ГКБ №29, рассказал «Газете.Ru» заведующий отделом кардиореанимации этой больницы Алексей Эрлих. «Еще три года назад мы жили в режиме «строгой секретности» — посетителей не пускали, одежду отнимали, телефонами пользоваться не разрешали», — вспоминает он. Но за последний год-два руководство изменило ситуацию по собственной инициативе: теперь посещения и телефоны разрешены. Медперсонал новшествам сопротивлялся, отметил завотделением, «врачи и медсестры иногда тяжело меняют сложившиеся привычки».

В реанимацию ГКБ №1 тоже пускают, сообщил «Газете.Ru» главврач этой больницы Алексей Свет. Часы посещений реанимации — с 13.00 до 16.00. «Если родственники мешают работать, их вежливо просят выйти, кроме врачей с ними в ряде случаев работают наши клинические психологи, режим обусловлен тем, что в это время обходы и основные процедуры закончены», — добавил он. К тяжелым больным по просьбам родственников допускают посетителей с 9.00 до 21.00, заверил Свет.

В Московском центре паллиативной медицины уже ввели круглосуточное посещение «для всех, включая собак и кошек», сообщила на своей странице в Facebook новый руководитель больницы, известный общественный деятель Нюта Федермессер. К больным уже приходили собаки-терапевты, добавила она, также в больницу принят на работу координатор волонтеров, «значит, и волонтеры скоро появятся», рассчитывает она.

Запрет на человеческие отношения

В реанимации города Омска, где живет автор петиции на Change.org предпринимательница Ольга Рыбковская, посетителей в основном не пускают, в том числе к детям. Но есть больницы, в которых допуск разрешен, отмечает она. Петицию Ольга создала потому, что сама столкнулась с запретами и считает, что они создают психологические травмы и для больных, и для их родственников.

«У меня был опыт ожидания под дверьми реанимации, это было давно, но до сих пор вспоминать об этом тяжело. В реанимации лежал наш десятилетний сын, он был в сознании и не понимал, почему мы к нему не приходим… с последствиями того психологического стресса он сталкивается до сих пор», — говорит она.

О своих историях рассказывают сотни участников кампании, подписавших петицию. Многие отмечают, что запреты на посещения приносят им дополнительные страдания к тем, которые вызваны тяжелыми болезнями родных.

«Мои родственники сейчас в ситуации, когда их месячный ребенок находится в реанимации. И, я считаю, это катастрофа — видеть друг друга полчаса в день», — пишет Татьяна Зюрява из Балаково. «Мой ребенок два месяца лежал в реанимации, и я не могла с ней видеться. Это жестоко», — вторит Дарья Бесстрашнова из Ртищево.

Аналогичными негативными и шокирующими впечатлениями об ограничениях посещений в больницах делятся граждане из разных регионов России.

«Я видела маленьких детей, привязанных за ручки и ножки и фактически распятых на столах для процедур в реанимации… Мне, взрослому человеку, страшно, а каково маленькому человечку без мамы и папы, одному?» — возмущается Светлана Будушкаева из Улан-Удэ.

«Ровно год назад мой папа умер один в реанимации городской апрелевской больницы… Я просидела на лестнице пять часов. А потом вышла странная женщина и сказала: а что вы здесь сидите, он умер давно...»

— вспоминает Галина Сухова из поселка Апрелевка.

Решить эту проблему через чиновников сложно, убедилась Ольга Рыбковская на собственном опыте. «Я отправляла запросы по e-mail Минздрава — все осталось без ответа. Писала Павлу Астахову (уполномоченный при президенте по правам ребенка. — «Газета.Ru»), но получила какую-то ничего не значащую отписку. В Facebook мы общаемся с Олегом Салагаем (пресс-секретарь главы Минздрава. — «Газета.Ru») — тоже общие фразы и ничего конкретного», — говорит она.

Почему врачи ограничивают посещения

Ответ на вопрос, почему врачи ограничивают посещения больных, в том числе в реанимации, «Газете.Ru» удалось получить только от докторов, пожелавших остаться неназванными. «В палатах не хватает места, посетители мешают делать процедуры», — сказал один из них. Другой сослался на запрет администрации, но не смог пояснить, в каком документе он зафиксирован и чем объясняется.

Ограничения посещений в стационарах объясняются в основном тем, что палаты общие, пояснил бывший медицинский работник из Санкт-Петербурга: если посетители будут приходить в разное время, то кто-то не сможет поспать днем, а это очень важно, сказал он. В присутствии посетителя, по его словам, кому-то может быть неловко делать процедуры или попросить у медсестры «утку».

Кроме того, у санитарок нет возможности постоянно убирать за посетителями, а в палатах необходимо поддерживать чистоту, пояснил собеседник «Газеты.Ru».

В одной из групп медицинской тематики на Facebook вопрос о возможных причинах запретов и ограничений вызвал дискуссию, в том числе среди врачей, но ответа они не дали. Для того чтобы понять смысл ограничений, журналисту необходимо прийти в реанимацию, считают врачи. В комментариях к вопросу Алексей Свет также отметил, что, например, в ожоговых отделениях не у всех посетителей могут выдержать нервы, «хотя родители должны быть при детях, особенно в беде, всегда».

Перемена правил в реанимациях только вопрос времени, считает Алексей Эрлих из ГКБ №29. Это, по его мнению, касается и смягчения правил в обычных стационарах, где ограничения по времени посещений тоже можно снять. Правда, отметил доктор, бывают переполненные отделения, где «на 12 койках лежат 20 человек», то есть пациенты размещаются дополнительно на каталках. Тогда посещения технически сложно организовать: посетители мешают.

В ГКБ №29 работу удалось организовать так, что приходить можно каждый день, когда удобно. У больницы есть предпочтительные часы для посещений, но если родственники больных просят разрешить им прийти после работы, к семи вечера, и это разрешается, — говорит Эрлих. — Ясно, что все работают». Никаких особых справок с посетителей не спрашивают, особой одежды тоже нет. «Не вижу необходимости. Зачем это? Это когда человек не хочет чего-то делать, тогда он придумывает справки», — считает он.

На вопрос о том, мешают ли посетители медработникам, доктор напомнил старый анекдот: «Больница — это место, где больные мешают врачам работать с документами». «Конечно, легче, если никто не ходит, над душой не стоит. Но иногда очень нужны родственники.

Например, если пожилой человек «потерялся» после операции, не понимает, где находится и что происходит, ему очень важно увидеть близкое лицо.

Это помогает избежать агрессивных действий: встать, уйти, капельницу из себя выдрать — это очень важно», — рассказал он.