«Газпром» не пускает «Роснефть» в трубу

«Газпром» отказывается допускать к «Силе Сибири» независимых поставщиков

Алексей Топалов 17.06.2015, 09:40
Алексей Никольский/ТАСС

«Газпром» отказывается допускать к «Силе Сибири» независимых поставщиков, так как это повредит экономике проекта и противоречит интересам государства. Монополия опасается за свой китайский экспорт, и, по словам экспертов, конкуренция российских компаний на одном рынке сбыта действительно не в интересах России.

Участие независимых производителей в поставках газа в Китай может негативно отразиться на экономике трубопроводных проектов, считает «Газпром». Об этом во вторник заявил зампред правления монополии Александр Медведев.

«Мы исходим из объемов, которые уже законтрактованы и будут законтрактованы, — подчеркнул топ-менеджер. — Если представить себе, что транспортные мощности, которые создаются «Газпромом» — не дядей Васей, дядей Петей, — если представить себе, что эти мощности каким-то непонятным образом будут переданы кому то еще, это не может не повлиять на экономику добычную и транспортную».

В связи с этим, по его словам, вопрос о допуске к трубе независимых производителей «рассматриваться не может». Глава управления координации восточных проектов «Газпрома» Виктор Тимошилов, в свою очередь, заявил, что «эти разговоры надо прекращать», так как либерализация экспорта газа на восток противоречит интересам государства.

Тимошилов также напомнил, что более 80% рынка Азиатско-Тихоокеанского региона занимает сжиженный природный газ, а решение по либерализации зарубежных поставок СПГ из России уже принято.

В настоящее время «Газпром» строит газопровод «Сила Сибири» (так называемый Восточный маршрут) для поставок в КНР 38 млрд куб. м в год на протяжении 30 лет. Соответствующее соглашение с Китаем было заключено в мае прошлого года, как ранее заявлял «Газпром», его сумма составила $400 млрд. Глава администрации президента РФ Сергей Иванов в начале прошлого июля говорил, что стоимость «Силы Сибири» с учетом обустройства инфраструктуры восточносибирских месторождений составит $60–70 млрд.

Кроме того, в ближайшее время планируется заключение соглашения с Китаем по поставкам через газопровод «Алтай» (Западный маршрут) еще 30 млрд куб. м в год на протяжении также 30 лет.

В 2014 году о своем желании присоединиться к поставкам по «Силе Сибири» заявила «Роснефть». Однако «Газпром» не намерен допускать сторонних производителей в свою трубу. Компания ранее заявляла, что «Сила Сибири» предназначена исключительно для использования ресурсной базы самого «Газпрома», которая будет использоваться для поставок в Китай.

Но «Роснефть» официально не заявляла, что намерена использовать «Силу Сибири» именно для экспорта. Напротив, компания указывала, что обладает достаточными газовыми ресурсами (40 млрд куб. м восточносибирских месторождений), которые могли бы быть направлены в ближайшие регионы.

Отказ «Газпрома» от допуска независимых производителей к трубе в этом свете является, по мнению «Роснефти», нарушением законодательства, так как «Газпром» таким образом не выполняет своих обязательств по обеспечению внутреннего рынка. Во вторник «Роснефть» от комментариев отказалась.

Однако в декабре прошлого года глава Минэнерго Александр Новак говорил, что независимые производители просят предоставить им допуск к «Силе Сибири» именно для поставок в Китай.

Уже в феврале 2015 года сообщалось, что Минэнерго в своей презентации отметило возможность допуска независимых производителей (в том числе «Роснефти») к мощностям «Силы Сибири», когда труба будет расширена до 60 млрд куб. м в год. Это должно произойти в 2020 году.

«С точки зрения интересов России государству действительно невыгодно, чтобы российские компании конкурировали на одних и тех же рынках сбыта трубопроводного газа, — говорит завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов. — Экспортное окно должно быть одно, и экспортный оператор у него должен быть один».

Что касается экономики трубопроводных проектов, то инвестиционные затраты, напоминает эксперт, несет именно «Газпром». «Единственный вариант здесь — это участие независимых производителей в инвестициях в инфраструктуру», — считает Агибалов.