Пенсионный советник

«ЛУКойл» заподозрили в контрабанде и терроризме

СБУ обвиняет «ЛУКойл» и ВЕТЭК в контрабанде и финансировании ДНР и ЛНР

Алексей Топалов, Иделия Айзятулова 16.01.2015, 19:24
РИА «Новости»

Служба безопасности Украины возбудила уголовное дело против «ЛУКойла» и украинской группы ВЕТЭК. По версии СБУ, должностные лица структур «ЛУКойла» при участии ВЕТЭКа «обеспечивали контрабанду нефтепродуктов на Украину и их незаконный сбыт», а деньги «направляли сепаратистам ДНР и ЛНР». Российская компания обвинения категорически отвергает. При этом целью атаки СБУ может быть не столько она, сколько выставленный на продажу ВЕТЭК.

СБУ подозревает структуры нефтяного гиганта в том, что в 2013–2014 годах они финансировали «террористические организации» — самопровозглашенные республики ДНР и ЛНР. Причем действовали «дочки» «ЛУКойла» якобы в альянсе с украинской группой компаний ВЕТЭК, которую ранее контролировал олигарх Сергей Курченко. Он считается бизнесменом, близким к экс-президенту Украины Виктору Януковичу, и после смены власти покинул страну. На сегодняшний день Курченко объявлен в международный розыск.

Как сообщается, возбуждено уголовное дело по статьям 209 (легализация доходов, полученных преступным путем) и 258-5 (финансирование терроризма) УК Украины.

По версии СБУ, должностные лица «ЛУКойла» в указанный период обеспечили незаконный ввоз на территорию Украины через морские терминалы Феодосии, Херсона, Измаила, Николаева и Одессы, а также через белорусско-украинскую границу 2 млн тонн нефтепродуктов на общую сумму около $2 млрд. Контрабанда осуществлялась «с использованием подконтрольных субъектов ОАО «ЛУКойл» — «ЛУКОЙЛ-Украина», «Одесский нефтеперерабатывающий завод», ООО «Первая топливная компания» и других».

Кстати, упомянутый Одесский НПЗ «ЛУКойл» продал в начале 2013 года структурам все того же Курченко. Сумма сделки не разглашалась, но, по оценкам рынка, она могла составить около $500 млн. А в конце июля прошлого года стало известно о продаже «ЛУКОЙЛ-Украины» (компания владеет 250 АЗС и шестью нефтебазами). Покупателем стала австрийская AMIC Energy Management GmbH. Сумма сделки также не разглашалась. На данный момент у российской компании из украинских активов остался только «Карпатнефтехим» (предприятие по производству полиэтилена, хлора, каустической соды и хлорвинила, изделий из полихлорвиниловой смолы).

СБУ заявляет, что нефтепродукты в дальнейшем были реализованы на территории Украины, а «незаконно полученные доходы под прикрытием фиктивных договоров перечислялись на счета подконтрольных предприятий и затем направлялись на финансирование террористической деятельности ДНР и ЛНР».

Глава пресс-службы «ЛУКойла» Виталий Матушкин заявил «Газете.Ru», что компания неизменно ведет свою деятельность, следуя нормам закона. По его словам, все поставки на территорию Республики Украина осуществлялись и осуществляются в строгом соответствии с международным правом и украинским законодательством.

«В связи с появившейся на официальном сайте главного следственного управления Службы безопасности Украины информацией о расследовании, проводимом в отношении ряда компаний, работающих на территории Украины, «ЛУКойл» категорически отвергает обвинения в неправомерных действиях со стороны дочерних обществ группы «ЛУКойл», — заявил Матушкин.

Дозвониться до Службы безопасности Украины корреспондентам «Газеты.Ru» не удалось.

Партнер юридической компании King & Spalding Илья Рачков отмечает, что к уголовной ответственности привлекаются лишь физические, но не юридические лица. Таким образом, украинская сторона должна доказать причастность к отмыванию денег и финансированию терроризма конкретных людей, а «ЛУКойл» как компания быть привлечен к уголовной ответственности не может.

Согласно Уголовному кодексу Украины, нарушение статьи 209 (легализация денежных средств) наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет с конфискацией имущества, а в случае совершения преступления организованной группой или в особо крупном размере — от восьми до пятнадцати лет, также с конфискацией имущества. Особо крупной считается сумма, превышающая 18 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан, — таким образом, нарушение, инкриминируемое СБУ должностным лицам «ЛУКойла», считается особо крупным. Нарушение статьи 259-5 украинского УК (также с учетом особо крупного размера) карается лишением свободы на срок от десяти до двенадцати лет с конфискацией имущества.

«Курченко, конечно, мог заниматься контрабандой, но я не думаю, что здесь могут быть претензии к «ЛУКойлу», — говорит глава ассоциации «Объединение операторов рынка нефтепродуктов Украины» Леонид Косянчук. — На нефти же не написано, что она контрабандная. Условно говоря, как мне, законопослушному покупателю, определить, покупаю я в магазине ворованный хлеб или тот, с которого были уплачены налоги?»

По словам Косянчука, претензии должны быть к правоохранительным органам, благодаря бездействию которых топливо попало в Украину. «Если же прибыль от продажи продукта уходила на поддержку Донецка, то это другой вопрос, но он контрабанды не касается», — отмечает Косянчук.

Характерно, что обвинения в финансировании терроризма СБУ российскому бизнесу уже предъявляла. В середине апреля прошлого года она заявила, что финансирование террористических групп на востоке страны происходит «с использованием активов российского банковского учреждения». Позднее оказалось, что СБУ имела в виду Сбербанк. По версии украинских силовиков, должностные лица кредитного учреждения в марте-апреле 2014 года обналичили 45 млн грн. и направили их на поддержку сепаратистов, а кроме того, банк ежедневно перечислял по $200–500 на карты, выданные «членам террористических групп». Исполняющий обязанности генпрокурора Украины Олег Махницкий сообщал, что по этому делу начато уголовное производство.

Сбербанк тогда заявил, что он вне политики и его задача — заботиться о благополучии клиентов и сотрудников, а также развивать экономику Украины.

«С одной стороны, обвинения, выдвигаемые СБУ, могут иметь политическую подоплеку и быть попыткой нагнетания негатива по отношению к российским компаниям, — комментирует возбуждение уголовного дела политолог Евгений Минченко. — С другой — интерес может быть чисто экономический. Учитывая, что с точки зрения соблюдения законодательства сейчас на Украине может произойти вообще все что угодно, не исключено, что могут быть арестованы находящиеся на украинской территории менеджеры «ЛУКойла», которые вообще не имеют никакого отношения к делу». Впоследствии, по словам политолога, их могут использовать для давления на российскую компанию.

Леонид Косянчук не исключает, что уголовное производство в отношении «ЛУКойла» и группы ВЕТЭК может вообще никак не относиться к контрабанде нефтепродуктов и финансированию терроризма, а иметь целью ускорение продажи ВЕТЭКа.

«Не секрет, что ВЕТЭК выставлен на продажу и до сих пор антимонопольный комитет не одобрил сделку, — напоминает украинский эксперт. — Возможно, корень нынешней проблемы именно в этом».

Основным конкурентом ВЕТЭКа с его Одесским НПЗ в украинской нефтепереработке считается Кременчугский НПЗ, подконтрольный предпринимателю Игорю Коломойскому.