Запутанные санкции

В США не могут понять, кто из российских компаний под запретом

Американские компании испытывают трудности с соблюдением санкционного режима в отношении российских предприятий и предпринимателей, поскольку тем принадлежит слишком много фирм по всему миру. В результате бизнесмены из США вынуждены проводить собственные расследования, а зачастую сворачивать совместную деятельность из-за опасений нарваться на серьезные штрафы.

Из-за конфликта на Украине Вашингтон с марта нынешнего года внес в различные санкционные списки 50 компаний и 57 физических лиц. Но на самом деле потенциально нежелательных для сотрудничества предприятий гораздо больше, пишет The Wall Street Journal.

По данным Dow Jones Risk & Compliance, российские фигуранты списков занимают руководящие посты и владеют долями в тысячах компаний, при этом могут осуществлять в них контроль не напрямую. География таких фирм широкая — более 70 стран, в том числе и на территории США.

«Очень трудно соблюдать режим санкций против России. Ведь на самом деле их действие распространяется на компании по всему миру», — рассказала WSJ Джудит Ли из Gibson Dunn & Crutcher. По ее словам, проблема осложняется еще и отсутствием точной информации о владельцах каждой из компаний.

Если собственники все же становятся известны, то компания сталкивается с серьезными проблемами в операционной деятельности. Так, с ограничениями уже столкнулась финская судостроительная компания Arctech Helsinki Shipyard. Фирма на 50% принадлежит российской Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), попавшей в санкционный список в июле. Из-за этого Arctech Helsinki могут запретить любую деятельность на территории США.

Еще более запутанная ситуация с производителем титана Uniti LLC. По словам представителя компании, фирма является совместным предприятием Allegheny Technologies Inc. и американской «дочки» российской «ВСМПО-Ависма». Однако последняя на 25% принадлежит попавшей под санкции корпорации «Ростех», что вызывает опасения американской стороны.

Официально запрет на ведение совместного бизнеса распространяется лишь на компании, более чем на 50% принадлежащие лицам или организациям из санкционного списка. Однако представители министерства финансов США неоднократно призывали к крайне осторожному взаимодействию с любыми российскими фирмами и их дочерними предприятиями.

«Если вы имеете дело с компанией, которая хоть на 33% принадлежит фигуранту санкционного списка, вам придется попотеть», — отметил в апреле заместитель директора управления иностранными активами министерства финансов США Джон Смит.

Осложняет ситуацию и то, что Вашингтон официально не обозначил, какие именно дочерние структуры российских предприятий могут попасть под санкции. В результате американские компании вынуждены проводить собственные расследования по установлению возможных связей их бизнес-партнеров с санкционным списком. Глобальным корпорациям также приходится дополнительно изучать списки ЕС и других стран.

«Многие крупные компании и банки в США составляют и регулярно обновляют базы данных по санкционным спискам, а также дополнительно проверяют всех клиентов и контрагентов», — рассказал «Газете.Ru» партнер адвокатского бюро DS Law Михаил Александров.

Однако юрист отметил, что отследить связь многих компаний с фигурантами санкционных списков может быть крайне непросто, поэтому многие фирмы из США в качестве перестраховки предпочитают сворачивать сотрудничество с российскими партнерами.

«Все американские компании в курсе, что в случае нарушения санкционного режима их ждут очень жесткие штрафные меры, даже если нарушение было допущено неумышленно. При этом данное правило также касается всех компаний, даже иностранных, имеющих бизнес-интересы в США», — подчеркнул Александров.

Стоит отметить, что запрет на ведение бизнеса с российскими компаниями зависит от вида применяемых по отношению к ним санкционных мер. Так, «Роснефть», НОВАТЭК, Внешэкономбанк и Газпромбанк попали под так называемые секторальные санкции. Это означает, что американским компаниям и гражданам запрещено инвестировать в новые акции и облигации этих предприятий. Однако их активы не были заморожены, а сами компании все еще могут воспользоваться краткосрочными займами от американских партнеров и банков.

Однако эксперты призывают с осторожностью относиться к российским компаниям, попавшим под любые виды санкций. «Даже если предприятие находится под действием лишь секторальных санкций, правительство США все равно тщательно контролирует его деятельность», — считает Джудит Ли.

«Некоторые из американских компаний действительно решат не сотрудничать с Россией, однако юридически правильным выходом может стать требование с российских контрагентов определенной декларации с указанием, что они не действуют в интересах попавших под санкции лиц и никак таким лицам не подконтрольны», — полагает Александров.