Австралия страдает по-российски

Рост экономики Австралии замедлился до 0,3%

,
Рост ВВП Австралии в третьем квартале нынешнего года оказался почти вдвое меньше, чем ожидали аналитики, — всего 0,3%. Эксперты связывают это со снижением цен на сырьевые товары, активным экспортером которых является Австралия. В ситуации можно увидеть немало общего c положением российской экономики, однако шансов на скорое восстановление у Австралии, несомненно, больше.

Помимо России замедляются и другие сырьевые экономики. В третьем квартале 2014 года ВВП Австралии вырос на 0,3% относительно предыдущего квартала и на 2,7% по сравнению с третьимI кварталом 2013 года, в то время как аналитики прогнозировали рост на 0,7 и 3,1% соответственно, сообщает Bloomberg. Причиной замедления экономического роста стало падение цен на сырьевые товары и энергоносители, высокий курс австралийского доллара, а также сокращение количества инвестиций в горнодобывающий сектор, являющийся основой экспорта страны. Снижение наблюдается уже второй квартал подряд: в апреле — июне ВВП Австралии вырос на 0,5% относительно января — марта и на 3,1% по сравнению со вторым кварталом 2013 года.

Курс австралийского доллара после публикации данных о ВВП резко упал до четырехлетнего минимума относительно американского доллара — на отметку $0,84.

Ранее глава Резервного банка Австралии Глен Стивенс говорил, что курс австралийского доллара «находится выше справедливой оценки, особенно с учетом падения цен на сырье».

Аналитики Goldman Sachs и Deutsche Bank ожидают, что теперь австралийский Центробанк будет вынужден возобновить снижение процентных ставок — ближайшее заседание регулятора пройдет 3 февраля. Эксперты оценивают в 92% вероятность снижения ключевой ставки в ближайшие 12 месяцев с текущих 2,5 до 2% (еще 2 декабря вероятность оценивалась в 70%), сообщает Marketwatch. Глава австралийского департамента по экономике и стратегии Goldman Sachs Тим Тухи считает, что структура экономики была «недостаточно качественной». «Сокращение экспортных доходов и упадок горнодобывающей промышленности спровоцировали снижение внутреннего потребления, сужение рынка жилищного строительства и падение внутреннего спроса во всех штатах и территориях, кроме Нового Южного Уэльса», — добавляет Тухи.

Высокий курс национальной валюты негативно сказался на производственном секторе страны, к тому же цены на железную руду, составляющую пятую часть доходов Австралии от экспорта, в этом году рухнули на 44%, а 25 ноября впервые с июня 2009 года упали ниже $70 за тонну.

«Причиной этого стало то, что австралийские добывающие компании существенно нарастили добычу, обеспечив избыток сырья на рынке», — рассказал «Газете.Ru» главный экономист Capital Economics Джулиан Джессоп. В то же время рост экономики Китая — главного импортера руды — неожиданно для всех резко снизился. В будущем Rio Tinto сможет поставлять руду в Китай по цене $35,5–40 за тонну, говорит представитель компании Эндрю Хардинг. По его словам, такая стратегия должна принести плоды «не через несколько дней, а через несколько лет». Сейчас аналитики прогнозируют, что в среднем в первом квартале 2015 года цена на руду составит около $72 за тонну, а в последние три месяца опустится до $62.

При этом цены на руду в диапазоне от $70 до $80 за тонну могут спровоцировать закрытие проектов по добыче руды в Канаде, Бразилии, Иране, Малайзии и США, а при $60–70 за тонну сокращение добычи может коснуться Западной Африки и России, а также Ирана, Бразилии — и самой Австралии.

Кроме железной руды, Австралия является крупнейшим мировым экспортером угля: на ее долю приходится порядка 30% (и 10% всех мировых запасов), а темпы роста добычи угля составляют около 6,5% в год.

С начала 2014 года коксующийся уголь подешевел на 16,7% и уже в июне стоил $120 за тонну, энергетический потерял в цене 13,9% и в начале лета торговался по $81,8 за тонну. Позже австралийские производители немного отыграли потери, и сейчас игроки рынка ожидают, что цены на коксующийся уголь в четвертом квартале будут находиться на уровне $150 за тонну.

«Очевидно, что резкое падение цен на сырьевые товары, которое мы увидели, серьезно повлияло на австралийскую экономику и оказало влияние на доходы нашей страны», — заявил казначей Джо Хоки. Он также отметил, что правительство намерено продолжить «структурный ремонт бюджета».

Австралийские компании пока не стремятся стимулировать рост экономики, откладывая инвестиции в крупные проекты. Многие из них ожидают, что правительство поможет скомпенсировать потребительский спрос, который усугубляется самым высоким за последние 11 лет уровнем безработицы — выше 6,5%. Сворачивают производство и международные корпорации: в частности, Toyota заявила о намерении к 2018 году стать просто дистрибьютором автомобилей — это приведет к сокращению предоставляемых компанией рабочих мест с 3900 до 1300.

Кроме того, экономисты ожидают углубления спада в сырьевом секторе в 2015 году в связи с завершением ряда крупных проектов в сфере природного газа. Экспорт СПГ Австралии привязан к цене на нефть, которая продолжает неуклонно снижаться: к 22 часам среды, 3 декабря, стоимость нефти марки Brent в очередной раз опустилась ниже психологической отметки $70 за баррель. На цену австралийского газа повлияла и 400-миллиардная сделка Китая и России — несмотря на то, что на ее реализацию потребуется не меньше пяти лет, — и открытие доступа к запасам сланцевого газа в Северной Америке. От серьезных перерасходов уже пострадали несколько компаний — разработчиков месторождений в Австралии, таких как Chevron, ConocoPhillips, Total и BG Group.

В нынешней ситуации можно заметить много общего и с российской экономикой: зависимость от экспорта энергоносителей и в целом ориентация на сырьевой экспорт. Однако различия найти также несложно. «Австралии всегда удавалось привлечь большие объемы иностранных инвестиций, кроме того, экономика страны очень гибкая, с развитой структурой малого и среднего бизнеса. Экономика России, напротив, контролируется небольшим числом крупных компаний, а сейчас российским компаниям особенно сложно привлечь зарубежных инвесторов в силу геополитических проблем», — отмечает «Газете.Ru» Джулиан Джессоп.

По словам замминистра экономического развития Алексея Ведева, главными факторами нестабильности экономики нашей страны выступают геополитика, внешняя конъюнктура и внутренние структурные дисбалансы, в том числе низкая производительность труда. Большинство экспертов соглашаются, что у Австралии при понижении ключевой ставки есть шансы на рост ВВП, в то время как Россию, вероятнее всего, ждет отрицательный рост экономики.