Пенсионный советник

«Золотые юбки» теснят «золотые штаны»

В Германии вводятся квоты на женщин-директоров

Юлия Калачихина 30.11.2014, 17:31
iStockphoto

С 2016 года крупнейшие компании Германии обяжут отдать женщинам 30% мест в советах директоров. «Газета.Ru» разбиралась в особенностях позитивной дискриминации, в какой стране «слабому полу» вернее всего продвинуться по карьерной лестнице, а также как обстоят дела с российскими руководительницами.

«Власть – хорошая штука»

На первый взгляд немок сложно назвать ущемленными в правах: во главе страны уже девять лет стоит первая женщина-канцлер Ангела Меркель, а в парламенте на женщин приходится 40% мест. Министр обороны и тот — женщина.

Однако в бизнесе Германии — настоящий мужской клуб: в местных 160 крупнейших компаниях в набсоветах только 17,4% женщин, в правлении — 6,1%, пишет Der Spiegel.

С топ-менеджментом ситуация и вовсе печальная: финансовый директор Deutsche Lufthansa Симоне Менне – единственная, кто занимает такой пост в компании, входящей в индекс DAX (женщин-гендиректоров там вообще нет). При этом разрыв в зарплатах между мужчинами и женщинами составляет 22%.

Чтобы ускорить процесс интеграции, власти Германии хотят обязать крупнейшие компании с 2016 года отдавать женщинам 30% в советах директоров (то есть этой отметки они должны будут достичь примерно к 2020 году). Если компания не сможет найти женщину на соответствующий пост, то он будет оставаться вакантным до тех пор, пока не подберут подходящую кандидатку.

Законопроект о женских квотах должен быть утвержден 11 декабря.

«Закон станет важным шагом в установлении равноправия», — заявила канцлер Германии Ангела Меркель после одобрения законопроекта правящей коалицией. Примечательно, что изначально канцлер была против женских квот, однако в октябре уже открыто выступала за них:

«Руководящие должности желанны, потому что означают власть. А власть, в конце концов, хорошая штука».

Но, кажется, немецкий бизнес не готов делиться властью, заверяя, что и так увеличил число женщин среди топ-менеджмента и дополнительные законодательные стимулы уже излишни. Дело в том, что 2001 году немецкие предприниматели приняли добровольное обязательство улучшить показатели по гендерному равноправию, правда, забыв определить целевые доли и наказания за несоответствие.

Где женщине лучше работать

По данным Еврокомиссии, в Евросоюзе в среднем менее 14% управленческих позиций приходятся на женщин. В 2003 году Норвегия стала первой страной в мире, которая установила женскую квоту (минимум 40% в правлении публичных компаний должны занимать женщины).

Однако «золотые юбки» так и не сумели значительно потеснить «золотые штаны»: в 25 крупнейших компаниях Осло есть только одна женщина финансовый директор (гендиректоров-женщин там нет).

Вслед за Норвегией похожие квоты ввели Италия, Франция, Исландия и Испания. При этом чем жестче было определено наказание, тем старательнее руководители включали женщин в разнообразные советы. Европарламенту так понравилась идея, что в прошлом году они попытались обязать все крупные компании стран Евросоюза довести долю женщин до 40%. Однако Восточная Европа под предводительством Великобритании отстояла право бизнеса самостоятельно решать, кого брать в топ-менеджеры, так что инициатива пока «подвисла».

Впрочем, не стоит думать, что идея позитивной дискриминации прижилась только в Европе: соответствующие законы были приняты, к примеру, в Малайзии (30% в правлении – женщинам) и Бразилии (40% , но только для госкомпаний).

Тем не менее, по данным исследования The Economist, в странах ОЭСР лучше не экспериментировать с географией и заняться карьерой все-таки в одном из скандинавских государств. Антилидером рейтинга журнала стала Южная Корея: там женщины почти не представлены на ведущих позициях ни в компаниях, ни в правительстве, а зарплата на аналогичных должностях на 37% меньше, чем у мужчин.

Позитивная дискриминация: за и против

За время обсуждения темы гендерной позитивной дискриминации набралось достаточное количество исследований, подтверждающих или опровергающих ее полезность.

Среди главных плюсов женских квот – то, что это самый быстрый и эффективный способ продвижения женщин на руководящие должности, которые до этого были традиционно зарезервированы за мужчинами.

Примечательно, что женщины по-прежнему редко присутствуют более чем в трех советах директоров компаний, тогда как аналогичные списки занимаемых должностей для мужчин могут спокойно превысить десяток.

«Нам не нравятся квоты. Но если нет директивы, ничего не изменится», — цитирует The Financial Times вице-президента немецкой лоббистской группы FidAR Ютту фон Фалькенхаузен. «Сначала я была против женских квот, но потом пришла к выводу, что без целевых показателей правильные шаги так и не будут предприняты», — сказала глава МВФ Кристин Лагард, которая стала первой женщиной на этом посту.

«По итогам последних американских выборов женщины получили 20% в сенате. Тогда все американские газеты вышли примерно с одинаковым заголовком: «Женщины захватили сенат». «20% при том, что женщин в США порядка 50%? Это не захват, а проблема», — цитирует Forbes первую женщину в совете директоров Facebook Шэрил Сэндберг.

«Сейчас многие мужчины в советах директоров стали поддерживать женские квоты, объясняя это тем, что у них подрастают дочери. То есть о матерях и сестрах можно было не беспокоиться?» — возмущается управляющая инвесткомпанией Newton Investment Management Хелена Моррисси.

В свою очередь эксперты отмечают, что увеличение доли женщин в руководстве определенных сфер было бы как минимум логично — например, в потребительском секторе, с учетом того, что на 70–80% соответствующих трат в мире влияет именно «слабый пол».

Среди главных минусов гендерной позитивной дискриминации – возможное ущемление прав мужчин, которые могут соответствовать всем критериям, но не быть принятым в итоге на работу из-за «неправильного» пола.

Кроме того неизбежны пересуды и снисходительное отношение к набранным по квотам женщинам, о чем свидетельствует просочившаяся в прессу ремарка одного из членов совета директоров Daimler в отношении новой коллеги, экс-гендиректора косметической компании Avon Андреа Джанг: «Лучше бы мы улучшали свою компетенцию в отношении автопроизводства, чем косметически увеличивали женскую квоту».

В России дискриминации нет

В России женские квоты как таковые отсутствуют, что, похоже, не мешает женщинам в продвижении по карьерной лестнице.

«Среди российских топ-менеджеров, конечно, пока больше мужчин, но ситуация постепенно меняется. Сейчас, если смотреть статистику по резюме на hh.ru, женщин, претендующих на топовые позиции, примерно 26–27%, а еще три года назад их было около 20%. Думаю, что лет через 7–10 значимых различий не будет», — сказал «Газете.Ru» директор по исследованиям HeadHunter Глеб Лебедев.

«Понятие «сильный управленец» лишено гендерной окраски. Главное – профессиональные навыки, — уверена руководитель отдела аналитики рекрутингового портала Superjob.ru Валерия Чернецова. — Наибольших успехов женщины-топы достигают на финансовых должностях (главный бухгалтер, финансовый директор).

Из ста генеральных директоров — пятнадцать женщин, из ста финансовых директоров – пятьдесят пять опять-таки женщины».

«Распределение женщин в SAP неравномерно: есть функции, где стабильно более высокий процент женщин занимают позиции руководителей. В нашем случае это финансы, управление персоналом, операции, также достаточно высок процент женщин-руководителей направлений по развитию бизнеса и поддержке продаж», — подтвердила тенденцию на определенные диспропорции по отделам директор по персоналу в SAP СНГ Ольга Згурская.

Эксперты подчеркивают, что в России женщины имеют равный с мужчинами доступ к образованию, что гарантирует равные возможности по набору компетенций. Но есть сферы, где женщинам запрещено работать по законодательству. Так, ст. 253 и ст. 298 Трудового кодекса запрещают применять труд женщин на тяжелых и опасных работах. Кроме того, есть соответствующее постановление правительства, в котором как раз перечислены 39 видов таких работ. Однако там действует ряд оговорок, в том числе, что женщина в виде исключения может, к примеру, занять должность гендиректора предприятия, связанного с подземными работами.

«Есть сферы, которые женщины выбирают просто реже, чем мужчины, например программирование. С другой стороны, в сферах маркетинга или туризма аналогичным образом больше женщин», — подчеркивает Лебедев. По данным Superjob.ru, на пост гендиректоров IT-компаний только один соискатель из 100 будет женщиной. Впрочем, соответствующая пропорция по главным бухгалтерам будет уже 9 из 10.