Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«При негативном сценарии правительство может задействовать Резервный фонд»

Первый заместитель главы Минфина Татьяна Нестеренко об особенностях бюджета-2015

Юлия Калачихина 30.10.2014, 18:02
Министр финансов РФ Антон Силуанов и первый заместитель министра финансов РФ Татьяна Нестеренко Валерий Шарифулин/ТАСС
Министр финансов РФ Антон Силуанов и первый заместитель министра финансов РФ Татьяна Нестеренко

Первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко в интервью «Газете.Ru» рассказала, почему нельзя повышать налоги, зачем нужен «двойной профицит» и при каких условиях власти могут задействовать Резервный фонд.

— Чем бюджет 2015 года отличается от бюджетов предыдущих лет?

— Сразу хочу пояснить, что бюджет 2015 года является бюджетом на второй год действующей трехлетки 2014–2016 годов. И здесь очень важна преемственность бюджетной политики, поэтому большая часть расходов остается примерно на том же уровне и по тем же направлениям, что и планировалось ранее. Естественно, с учетом текущей экономической ситуации и прогнозов на следующий год в проект бюджета внесены изменения и по доходам, и по расходам, но основные принципы бюджетной политики остаются неизменными.

Что же касается особенностей, то скажу честно, это был один из самых сложных бюджетов, которые приходилось верстать.

Проект бюджета на следующий год составлен с учетом тех вызовов, которые сейчас стоят перед Россией. Речь идет как о внутренних факторах, которые влияют на нашу экономику, так и о внешних. В проекте бюджета нашли отражение решение задач обеспечения макроэкономической стабильности, а также стимулирования развития отечественного производства и замещения импорта.

— Вы сказали, что бюджет учитывает вызовы, стоящие перед экономикой, можно подробнее об этом?

— Прогноз роста российской экономики скорректировали в сторону снижения темпов роста, ухудшения основных показателей. На это, безусловно, повлияли и внешние факторы. Результат уже виден: это и значительный отток капитала, порядка $100 млрд, и сужение возможностей по внешним заимствованиям. Но нужно отметить, что и внутренние источники роста, которые прежде действовали, сегодня уже не так эффективны. Плюс к этому добавляется волатильность на мировых рынках, в первую очередь на сырьевых.

— И что же делать в этой ситуации? Не повышать же налоги, как это обсуждалось последние месяцы?

— В условиях замедления роста экономики увеличивать налоговую нагрузку было бы неправильно.

Правительство пошло другим путем: отодвинут целый ряд не первоочередных ассигнований на более поздний период. Также было принято решение об изменении «дорожных карт» по повышению зарплат для бюджетников.

— Вы сказали, что бюджет следующего года ориентирован на поддержку производства…

— Да, как я уже говорила, ситуация в российской экономике наглядно показала, что факторы роста последних лет, а в первую очередь это рост потребительского спроса через кредитование населения, уже исчерпаны. И надо менять модель стимулирования роста экономики.

Речь идет о поддержке инвестиций и развитии инфраструктуры. Таким образом, правительство предусмотрело в проекте бюджета ряд мер по стимулированию экономики. С 2016 года запускается программа компенсации регионам затрат на инфраструктуру, которые те направили на создание у себя индустриальных парков в счет налогов, которые будут поступать в федеральный бюджет от них. Предусмотрены со следующего года и налоговые каникулы для индивидуальных предпринимателей в течение двух лет. Следующее — это льгота для новых проектов в производственной сфере, так называемые «гринфилды». Регион сам может принять решение о снижении ставки налога на прибыль до 10%. Срок этой пониженной ставки будет определяться исходя из объема капитальных вложений, которые предприятие произвело для начала работы своего предприятия, для начала бизнеса.

Кроме того, правительство предусмотрело создание так называемых территорий опережающего развития — ТОРов, где будут применяться льготы по налогу на прибыль, по налогу на имущество, по страховым взносам будет льготная ставка 7,6% вместо 30%.

В бюджет также заложены и прямые инвестиции на инфраструктуру. Дополнительно выделяется 42 млрд руб. в 2015–2017 годах на строительство ответвлений от БАМа и Транссиба непосредственно к месторождениям, чтобы усилить инфраструктуру, чтобы наполнить и транспортные наши коридоры, и поддержать экономику в этом регионе. На Московский транспортный узел также выделяются дополнительные ресурсы и Москве, и Московской области: Москве — 122 млрд руб. на три года, Московской области — 18 млрд руб. в следующем году. Есть и непосредственная поддержка ориентированной на экспорт продукции. В целом на развитие экономики и промышленности в 2015 году запланировано почти 2 трлн руб., или 12,8% расходов. При этом на транспортную систему уйдет почти половина денег по этому направлению.

— Несмотря на все перечисленные планы, противники бюджета-2015 говорят, что средств мало, что нужно увеличивать расходы и наращивать дефицит.

— Да, у нас было много споров. Нам говорят: «Давайте побольше расходов предусмотрим, побольше простимулируем экономику». Но, во-первых, никто не говорит о сокращении расходов, речь идет только о замедлении темпов их роста. В 2015 году расходы вырастут на 11% по сравнению с 2014 годом! С учетом того, что экономика, по прогнозу, вырастет только на 1,2%, это очень большой рост.

Что же касается дефицита, то я напомню слова министра финансов Антона Силуанова: «Нам сейчас нужно иметь двойной профицит».

В первую очередь профицит текущего счета платежного баланса, то есть нам нужно, чтобы экспорт превышал импорт. Потому что если не будет профицита текущего счета, то есть в первую очередь торгового баланса, то придется либо тратить золотовалютные резервы, либо ослаблять курс. Во-вторых, нам нужен профицит бюджета. В нынешних условиях, когда снижаются доходы, а цены на нефть ниже, чем прогнозировались ранее, надо иметь запас прочности. Для бюджета это значит профицит или небольшой дефицит. Вот как раз мы именно с таким бюджетом и вышли в парламент. Мы предусмотрели дефицит бюджета на уровне 0,6% ВВП на три года. Хотя, конечно, в нынешней ситуации нам надо было бы еще жестче подходить к бюджетной политике и планировать бюджет более жестко, с профицитом.

— Насколько нам известно, у Минфина также имеется и негативный сценарий развития экономики. Какие меры предложит Минфин в случае его реализации?

— В правительстве работают над оптимизацией расходов. Создана специальная комиссия во главе с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, и прошло уже несколько заседаний, на которых мы проводим, если так можно сказать, аудит всех госпрограмм, оцениваем их эффективность и приоритетность расходов, заложенных в них. Нам надо быть готовыми принять взвешенные решения по сокращению расходов в случае ухудшения ситуации в экономике.

Кроме того, при негативном сценарии по доходам у правительства есть возможность задействовать Резервный фонд, который и создавали именно для таких случаев, когда внешнеэкономическая конъюнктура становится хуже и необходимы средства, чтобы выполнить все взятые на себя обязательства.