Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Открытие» делит пополам

О кредитах, рецессии, новом формате бизнеса и рекламе с Роналду в интервью «Газете.Ru» рассказал предправления ФК «Открытие» Дмитрий Ромаев

open.ru
Как обстоят дела с привлечением денег у банков в условиях спада темпов роста экономики и санкций, почему «Открытие» решило сделать из четырех банков два и удачна ли реклама с Роналду, учитывая провальное выступление сборной Португалии по футболу, «Газете.Ru» рассказал предправления банка ФК «Открытие» Дмитрий Ромаев.

— Что вы думаете по поводу ситуации в экономике и санкций? Как рецессия может повлиять на банки?

— Рецессия — это не здорово как с точки зрения долгосрочной ликвидности на денежном рынке, так и банковских кредитных портфелей. Не надо думать о том, что спад — это катастрофа, но к нему надо быть готовым. Может, на 100% подготовиться нельзя — так тоже не бывает. С другой стороны, нас уже последние полтора года довольно тщательно к этому готовят. События внешние помогают опять же.

— С учетом удорожания стоимости денег для самих банков, фондирования, ставки по кредитам на рынке сейчас растут. Какие перспективы вы здесь видите?

— Мы еще не знаем, какова будет стоимость денег, потому что международные рынки пока были закрыты. Я точно не ожидаю удешевления, но резкого удорожания процентных ставок по кредитам тоже, честно говоря, не вижу. Кроме того, мы сейчас сосредоточены на том, что происходит у нас внутри, а на самом деле есть еще и внешний мир. И в нем довольно неплохо начинает себя чувствовать американская экономика. Не за горами тот день, когда они ставки начнут поднимать. В Европе, конечно, несколько другая ситуация, но американская ставка все равно остается довольно серьезным индикатором. Понятно, что, если будут расти американские ставки, ставки нашего внешнего привлечения уж точно падать не будут.

— Политика ЦБ в этой части, как вам кажется, адекватна?

— Я считаю, что сейчас ЦБ абсолютно адекватно и качественно контролирует ситуацию.

Другой вопрос, что ЦБ не может собой заменить всю экономику.

— По мнению многих аналитиков, у «Открытия» значительная долговая нагрузка. Как вы собираетесь минимизировать риски?

— Долг корпорации является управляемым, а его уровень — приемлемым. Так не бывает, чтобы ты вырос довольно существенно — а мы говорим о построении за несколько лет финансового бизнеса с активами в 1,8 трлн руб., — а долга нет. Соответственно, долг долгосрочный, а уровень ставок по нему — комфортный. Это касается и средств, привлеченных для покупки Номос-банка. Мы говорили, что его приобретение осуществлялось за счет комбинации собственных средств и долгового финансирования.

Реструктуризация долга не планируется, этот кредит поквартально гасится и будет погашен в срок — в 2017 году.

На сегодняшний момент мы капитализируем прибыль для роста бизнеса, но операционный поток банковской группы при необходимости позволяет акционерам принять решение о выплате дивидендов. На 2014 год выплаты дивидендов банковской группой не планируются.

— Когда вы планируете увеличивать капитал в банковском бизнесе и насколько?

— Если ситуация на рынке позволит, в этом году считаем возможным увеличить его на $1 млрд. Капитал будет увеличивать головная организация группы — банк ФК «Открытие», а использовать — все участники группы.

Также обсуждаются меры по конвертации в капитал субординированного долга, привлеченного российскими банками от Внешэкономбанка, — у группы его около $200 млн.

— Привлекать средства рыночными способами сейчас не планируете?

— Мы планировали делать SPO в первом полугодии этого года или в начале второго.

Но планы по привлечению денег от крупных западных институциональных инвесторов в текущих рыночных условиях мы пока отложили — рассчитывать на удачное привлечение будет сложно.

Безусловно, эти планы исходили из некой другой реальности, более высокой инвестиционной привлекательности российского рынка. Теперь мы будем в первую очередь общаться с крупными российскими институциональными инвесторами — на них ориентирована недавно зарегистрированная допэмиссия.

«Дважды два — четыре»

— Когда вы объявили об объединении банков, для рынка это стало неожиданностью.

— А для нас это было закономерно. Мы уже не один год занимаемся построением большой банковской группы. Она возникла в результате слияния и поглощения 11 банков, причем положительный опыт консолидации банковских активов есть и у Номос-банка, и у «Открытия». У нас идет разделение не по банкам, как это принято обычно, а по бизнес-направлениям: есть розница и есть корпоративно-инвестиционное. Все структурировано через несколько юрлиц, которые консолидированы на одном балансе. К примеру, в глобальных банках (Лондон, Нью-Йорк) не так важно, сколько у тебя юрлиц, а важно то, насколько слаженно ты работаешь в рамках внутренних подразделений. Хотя, конечно, я согласен, что управлять двумя юрлицами всегда сложнее, чем одним. Зато это помогает сохранить внимание топ-менеджмента на своем клиентском сегменте и финансовом результате.

— Почему не было реализовано решение о консолидации всех банков в рамках одного бренда (как «Альфа»)?

— С точки зрения инвесторов, банковская группа «Открытие» уже сейчас воспринимается как один банк, с единым балансом и консолидированной отчетностью. Поэтому объединять все банки в один очень большой не имеет смысла. А вот создание двух крупных банков с фокусом на конкретные клиентские сегменты приведет к повышению эффективности. Есть и исключения, но они продиктованы логикой бизнеса. На территории Западной Сибири сохранится действующий бренд Ханты-Мансийского банка. В этом регионе он обладает высокой узнаваемостью и репутацией, что позволяет ему успешно конкурировать с крупнейшими госбанками. Схожая ситуация и на Дальнем Востоке, где привычное для местных жителей название «Регионбанк» сохранится еще на год в названии филиала банка.

— В наибольшей степени изменениями сейчас затронут Номос-банк, крупнейший участник банковской группы «Открытие», он же генерирует большую часть прибыли группы. Вы не считаете, что это рискованно?

--С момента объявления о сделке по покупке Номос-банка прошло уже почти два года. За это время клиенты привыкли, что «Номос» — часть «Открытия», поэтому риски, связанные с переименованием, минимальны.

— Почему решение объединить все банки в один было отменено? Значит ли это, что на самом деле ФК, объединившая Номос-банк и «Открытие», еще может повернуть назад?

— Первоначальная структура сделки определялась целью создать крупнейший частный банк России по размеру капитала. Однако поскольку в объединенном банке крупнейшим бизнесом все равно был бы корпоративный, существовал риск потери на розничном бизнесе или, к примеру, на региональном аспекте. Мы провели тщательный анализ всех преимуществ и недостатков обеих моделей и пришли к выводу, что сохранение разных юридических лиц со своим топ-менеджментом и своими KPI позволит прозрачным образом контролировать результаты бизнеса.

Сейчас процесс интеграции находится в такой стадии и по нему набраны такие темпы, что трудно предположить, что может поменять планы.

Что дальше

— В дальнейшем вы рассматриваете возможность объединения всех структур? Например, к 2017–2020 годам?

— Я не уверен в том, что дальнейший запас по эффективности лежит в объединении юрлиц, здесь, скорее, наступает обратный эффект. Но на эту тему можно будет размышлять два-три года спустя. Вообще, на примере глобальных компаний видно, что значение имеет не количество юрлиц, а то, насколько слаженно устроена работа в рамках внутренних подразделений.

— Планируете ли вы в ходе консолидации сокращать персонал — например, дублирующие позиции и не только?

— Наша цель при интеграции — увеличить размер бизнеса, а не сократить людей. Задача состоит в том, чтобы каждый человек увеличивал доходность организации. И если бизнесу для развития требуется укрепление, то мы будем нанимать новых людей — например, в проектное финансирование.

Безусловно, дублирующие позиции будут сокращаться.

Очевидно, что не может быть трех главных бухгалтеров в одной организации. С другой стороны, один главный бухгалтер и два зама — уже возможно. Необходимо четко определить, чем каждый из них занимается. Издержки будут сокращаться, но нет цели сократить людей. Численность людей должна меняться органически, в связи с потребностями бизнеса, а не по разнарядке сверху

— Каков прогноз по прибыли на этот год?

— Мы не можем раскрывать прогноз по прибыли. ROE (рентабельность капитала. — «Газета.Ru») группы Номос-банка за 2013 год составил 17,5%. Таргетируемый ROE по бизнес-плану на 2014 год составляет 18%. Дальнейшие планы предусматривают постепенный рост этого показателя до 20% к 2018 году. Эта цифра заложена в стратегии, согласованной с акционерами. Ставить целью 20% в этом году это было бы неправильно. Нам не нужны краткосрочные всплески, банк должен расти постепенно, но устойчиво.

— Рентабельность 18%, почти как в прошлом году у Номос-банка, для универсального банка — очень амбициозная задача. Как вы планируете вывести все банки группы на такой уровень?

— Согласен, что 18% ROE на 2014 год — это амбициозная задача, но она была установлена бизнес-планом банковской группы в начале года, и на текущий момент вопрос о пересмотре целевых показателей подразделениями не поднимался. Мы собираемся это сделать за счет увеличения производительности труда, а также роста баланса, вследствие которого сработает эффект масштаба. Если в корпоративном бизнесе эффект масштаба уже есть, то в ритейловой составляющей мы его пока не видим. Во многом это связано с отсутствием масштаба, который у розничного подразделения возникнет в результате присоединения банка «Открытие» к Ханты-Мансийскому банку. По размеру активов объединенный банк войдет в топ-15 банков России и станет одним из крупнейших универсальных розничных банков страны. Мы получим сфокусированный на розничном бизнесе банк с профессиональной командой. Это сочетание позволит наращивать бизнес и с точки зрения масштабов, и с точки зрения доходов. Конечно, на финансовый результат банка, как и на российскую экономику в целом, могут существенно повлиять внешние макроэкономические и политические факторы. К примеру, в первом квартале 2014 года прибыль банковской группы оказалась значительно ниже, чем за тот же период 2013 года, в первую очередь в связи с резким падением рынка ценных бумаг.

— Сейчас у банков серьезно выросла и продолжает увеличиваться просрочка по выданным кредитам, что у вас с этим показателем?

— У нас порядка 5% просрочка по «физикам», а в целом по портфелю — 2,9%. Это очень низкий уровень, один из лучших среди конкурентов.

— У вас есть конкретные планы по увеличению кредитного портфеля на ближайшее время?

— Мы намерены расти выше рынка — в 2014 году портфель увеличится процентов на 10–15. По розничному портфелю эта цифра должна быть выше — порядка 25%, и по итогам пяти месяцев мы идем в соответствии с графиком.

— В рамках ребрендинга как изменится ваше отношение к филиальной сети?

— У нас очень сильные позиции в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, в Западной Сибири и на Дальнем Востоке. В этих регионах сосредоточена большая часть из 1000 наших офисов. Наша главная задача — переформатирование сети с учетом тех тенденций, которые происходят на банковском рынке, и в особенности в розничном сегменте. В будущем количество транзакций, совершаемых при помощи наличных, будет сокращаться. Поэтому необходимость существования в каждом отделении банка кассы также продолжит уменьшаться. Тем более что количество функций, которые дают современные банкоматы, снижает необходимость наличия касс. В связи с этим мы планируем увеличивать количество премиальных офисов, а также мини-офисов (в которых нет касс) и сокращать количество стандартных отделений. Также нам предстоит сократить дублирующие друг друга офисы. Их наличие — следствие того, что региональная сеть до настоящего времени формировалась не в рамках единой стратегии, а доставалась вместе с каждым интегрируемым банком. При этом общее количество отделений не уменьшится, а немного вырастет.

— Сейчас какие ниши для банковского бизнеса вы видите? Эксперты пророчат рост кредитным картам и ипотеке. Вы с этим согласны?

— Сейчас это одни из тех направлений, которые наиболее интересны. Мы совершенно точно серьезно развиваем карточную тематику. По ипотеке наша банковская группа находится на третьем месте в России. Понятно, что маленькому банку сложно заниматься ипотекой, а для «Открытия» это продукт, соответствующий нашему профилю риска.

— Не считаете ли вы, что реклама банка с участием Роналду может стать не настолько действенной из-за не слишком успешного выступления сборной Португалии на ЧМ?

— Вообще, на этом турнире европейские команды выступили не слишком удачно — это относится не только к Португалии. Из-за неудачного выступления его сборной Роналду не перестает быть лучшим игроком в мире, его известность также не снизится. Поэтому таких опасений нет.

— В нынешней ситуации при рисках девальвации что бы вы посоветовали человеку, который накопил небольшой капитал — скажем, 1–2 млн руб. Положить средства на депозит? Если депозит — рублевый или валютный? Или взять дополнительный кредит — для покупки, скажем, недвижимости?

— Вообще, я считаю, что инвестировать надо в первую очередь в семью, а потом в себя. Если в семью проинвестировал, тогда можно покупать облигации, третьим шагом — акции. На 10% от оставшихся денег можно покупать акции всегда, только не надо смотреть после этого на их котировки, чтобы не нервничать. В принципе, миллион рублей — это не инвестиционные деньги. Такие суммы лучше размещать на депозитах и диверсифицировать их по валютам.