Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

России надо окончить институты

Рейтинговое агентство Standard & Poor's обнаружило основные проблемы экономики России

Павел Сморщков 08.10.2013, 19:56
Экономика России стагнирует, а ее нефтегазовая зависимость продолжает расти iStockPhoto
Экономика России стагнирует, а ее нефтегазовая зависимость продолжает расти

России необходимо решить проблемы слабого роста, зависимости от нефтяных цен, дефицита бюджета и в конечном счете — провести институциональные реформы. Это даст возможность повысить инвестиции в экономику — единственный рецепт экономического успеха, поскольку ресурсы роста госрасходов и потребкредитов как факторы роста уже исчерпали себя. Таковы результаты панельной дискуссии, организованной Standard & Poor's.

Макроэкономические проблемы и перспективы России и перспективы ее экономического роста в числе прочего обсуждались сегодня, 8 октября, на конференции «Россия: страна возможностей и рисков», организованной рейтинговой компанией Standard & Poor's и S&P Capital IQ.

Старший директор по направлению «Суверенные рейтинги» Standard & Poor's Ratings Services Кай Штукенброк выделил четыре основные проблемы, которые предстоит решить России.

Зависимость от нефти

Во-первых, это то, что цены на нефть, похоже, достигли пика и в 2014 году начнут снижаться. А согласно исследованию 2012 года, 50% доходов госбюджета поступает от нефти и газа, отметил Штукенброк.

Экономика России стагнирует, и при этом ее нефтегазовая зависимость продолжает расти.

Об этом свидетельствуют данные по грузоперевозкам: за восемь месяцев, с января по август, 2013 года они снизились на 0,6% по сравнению с тем же периодом прошлого года, при этом оборот трубопроводного транспорта довольно заметно увеличился, отметил заместитель начальника департамента корпоративных финансов РЖД Павел Ильичев.

Старший директор по направлению «Корпоративные рейтинги» Standard & Poor's Ratings Services Елена Ананькина также отметила, что нефтегазовый сектор чувствует себя сейчас лучше других, крупные компании сектора «в хорошей форме» и способны выдержать и заморозку тарифов естественных монополий (доля внутренних продаж от выручки «Газпрома» — лишь 16%), и даже снижение цен на нефть, по крайней мере до $80 за баррель. Некоторые проблемы могут при этом возникнуть скорее у более мелких независимых компаний, а также у корпораций, «завязанных» на их инвестпрограммы, которые в этом случае будут сокращаться (металлургов, строителей и т.д.).

Но при снижении цен на нефть возникнут проблемы с наполнением бюджета из-за экономического спада, и если власти в ответ на это повысят налогообложение отрасли, то это ударит и по крупным компаниям, добавила Ананькина.

Каждое снижение нефтяных цен на $10 приводит к снижению ВВП России на 1,4%, отметил Штукенброк. Падение нефтяных цен до $80, не говоря уже о $60, приведет к рецессии, сделал вывод главный экономист по России и СНГ банка HSBC Александр Морозов.

Но зависимость экономики от нефти все-таки ослабла, по крайней мере по сравнению с предкризисным 2007 годом. Это обеспечено более гибким валютным курсом рубля в связи с переходом Центробанка на «инфляционное таргетирование», указал аналитик. Падение нефтяных цен скажется на валютном курсе, что смягчит его влияние, бюджетный дефицит будет меньше, а удешевление рубля стимулирует импортозамещение и будет способствовать более быстрому переходу к росту после рецессии, пояснил Морозов.

С 2008–2009 годов многое поменялось, в том числе и то, что корпорации стали осторожнее привлекать кредиты, а ситуация с ликвидностью в экономике сейчас значительно, фундаментально лучше, добавил Карамзин. Таким образом, в случае такого же падения нефтяных цен, как в 2009 году, экономика отреагирует на это менее болезненно, успокоил всех Морозов.

К тому же базовый прогнозный сценарий S&P — все-таки сохранение нефтяных цен на уровне, близком нынешнему, добавил Штукенброк.

Экономика не использует даже существующих возможностей

Во-вторых, это проблема роста экономики. Сейчас роста экономики нет или почти нет, отметил Морозов. «Естественный», или потенциальный, уровень роста, то есть тот максимально возможный, который достигается при данных условиях, при структурной неизменности экономики, — 2–2,5%, считает Морозов (по официальному прогнозу, в 2013 году ВВП вырастет на 1,8%, Международный валютный фонд (МВФ) дает России в 2013 году 1,5%. — «Газета.Ru»). Для того чтобы хотя бы достичь потенциального уровня, есть два канала экономической политики — бюджетный и монетарный.

Первый из них ограничен, поскольку значительное увеличение расходов бюджета после кризиса 2008–2009 годов и в предвыборный период в 2012 году не оставили возможности для новых дополнительных ассигнований, отмечает Морозов. Остается два способа «бюджетных маневров» — снижение доли текущих расходов при увеличении инвестиций и замена планирующихся крупномасштабных инвестпроектов с отдаленной и неочевидной выгодой менее затратными, но расшивающими «узкие места» и дающими быструю материальную отдачу. Такие же «маневры», как увеличение налога на добычу полезных ископаемых при некотором снижении экспортной пошлины на нефть, лишь немного увеличивают бюджетные доходы, отметила Ананькина.

Что касается монетарной политики, то Морозов не согласен с позицией Банка России о том, что ее нельзя сейчас смягчать для стимулирования роста.

Старший вице-президент Сбербанка России Антон Карамзин надеется на рост ВВП в 2–2,5% уже в 2014 году, и таким образом в 2013 году будет пройдено «дно роста».

Результаты этого года будут зависеть от результатов «битвы за урожай»: этот показатель определяет 0,2–0,3 п.п. от величины роста, считает Карамзин.

По прогнозу S&P, рост реального ВВП России вплоть до 2015 года останется на уровне бразильского — в пределах 3%, далеко отставая от прироста показателей Индии и Китая.

Бюджет протекает

Экономическая стагнация при постоянном наращивании госрасходов предопределяют третью проблему — исчерпание профицита госбюджета. Бюджет могут поддержать приверженность к жесткой экономии бюджетных средств, «бюджетное правило» (ограничивающее госрасходы) и финансовые резервы. А давят на него ослабление экономического роста, снижение нефтегазовых доходов, нежелание сокращения социально и политически значимых расходов, а также долгосрочное увеличение нагрузки из-за старения населения.

Нарастают проблемы и в секторе региональных финансов.

«Мы очутились на развилке: либо федеральное правительство увеличивает источники для исполнения их обязательств, либо должно изменить эти обязательства, — указал директор направления «Региональные и муниципальные финансы» Standard & Poor's Ratings Services Борис Копейкин. — Иначе наиболее финансовые слабые из регионов столкнутся с дефолтом».

За пределы «естественного» роста

Чтобы выйти за пределы 2,5%-го роста, потребуются уже глубокие структурные реформы, улучшение инвестиционного климата, подчеркнул Морозов. И это четвертая проблема России, необходимость институциональных реформ. Штукенброк сравнил Россию с другими странами БРИКС (Бразилией, Индией, Китаем, Южной Африкой), Мексикой и двумя бывшими республиками СССР, экономики которых тоже зависят от экспорта сырья, — Казахстаном и Азербайджаном.

Согласно исследованию Transparency International, по восприятию коррупции Россия находится наравне с двумя своими соседками, далеко от всех остальных стран рассматриваемой группы. Из отчетов Всемирного банка следует, что по качеству государственного управления Россия опережает лишь Азербайджан, а по простоте ведения бизнеса находится впереди Бразилии и Индии.

И лишь по показателю экономической свободы, по данным Института Фрейзера (Fraser Institute), Россия находится примерно в середине группы, перечисляет Штукенброк.

Для дальнейшего увеличения темпов роста ВВП необходимо облегчение доступа экономических агентов к долгосрочному капиталу, инфраструктурные и правовые реформы, считает Карамзин. Низкая инфляция — один из ключевых базисов для активизации экономики за счет инвестиционного роста, добавил Ильичев.

В итоге эксперты сделали вывод, что все в конечном счете упирается в инвестиции: только их увеличение способно взбодрить экономику, а такой источник роста, как стимулирование внутреннего потребления за счет увеличения госрасходов и банковского кредитования, уже исчерпал себя.