Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Мотор благосостояния

Минэкономразвития предлагает отдать часть Фонда национального благосостояния авиастроителям и корабелам

Минэкономразвития предлагает направить часть средств Фонда национального благосостояния на развитие авиа-, судо- и двигателестроения. Оздоровление профильных корпораций потребует 80–90 млрд рублей. Дополнительное «длинное» финансирование и устойчивые условия гособоронзаказа жизненно необходимы, согласны и компании, и экономисты. Государство все последние годы пыталось оздоровить профильные госкомпании, напоминают эксперты. По их словам, подобные инвестиции ФНБ были бы целесообразны лишь на условиях привлечения частного бизнеса.

Часть средств Фонда национального благосостояния могла бы пойти на развитие судо-, авиа- и двигателестроения, считают в Минэкономразвития. Ведомство предлагает направить деньги фонда на финансовое оздоровление Объединенной авиастроительной, Объединенной двигателестроительной и Объединенной судостроительной корпораций. Об этом в пятницу заявил замглавы министерства Андрей Клепач, передает «Прайм». Средства должны вкладываться на возвратной основе с горизонтом в 7–9 лет.

На поддержку предприятий выделяются и бюджетные деньги, напомнил Клепач. По мнению Минэкономразвития, и они должны возвращаться. При этом в связи с замедлением темпов экономического роста закупка части вооружений и военной техники государством сдвигается на период после 2016 года.

Финансовое оздоровление ОАК, ОДК и ОСК потребует 80–90 млрд рублей, подсчитали в Минэкономразвития. Инвестиции должны дать толчок развитию технологий и повысить прибыльность отрасли.

О механизме подобных инвестиций говорить пока рано, уточнили «Газете.Ru» в Минэкономразвития. Эта идея пока находится на стадии планов и намерений. На вопрос, какие еще проекты могут быть профинансированы подобным образом, представитель ведомства ответил: «Реализация которых позволит ускорить экономический рост». Вместе с тем Клепач ранее говорил «Газете.Ru», что список таких проектов министерство подготовило, и упоминал строительство верфи на Дальнем Востоке и развитие двигателестроения.

ФНБ, куда направляются нефтяные сверхдоходы, был создан для балансировки дефицита пенсионной системы. На 1 июня этого года в нем было аккумулировано 2 трлн 739,33 млн рублей. Согласно законодательству, до 30% фонда может быть инвестировано в долговые обязательства юридических лиц. Такое изменение было внесено для финансирования за счет фонда инфраструктурных проектов. На эти цели, согласно предложению президента Владимира Путина, должны пойти 450 млрд рублей. Минфин же предложил направлять на инфраструктурные проекты 40–50% ФНБ, а 50% вкладывать в высоколиквидные активы.

Финансовое оздоровление ОАК, ОСК и ОДК через средства ФНБ было бы предпочтительным именно через выкуп части облигационных выпусков этих компаний, говорит руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Но перекладывать задачу оздоровления предприятий только на государство может быть неэффективно.

«Часть облигаций наряду с ФНБ должен выкупать бизнес. Только это позволит обеспечить адекватное соотношение между доходностью и рисками. Это потребует разработки достоверного бизнес-плана, а не декларативного», — указывает экономист.

Обозначенные Клепачем компании показывают низкие финансовые показатели. Из-за этого, в частности, приватизация госпакета в ОАК (снижение доли с 83% до 50% минус 1 акция) была перенесена на 2024 год. «Это исключительно результаты финансово-хозяйственной деятельности», — пояснила в четверг глава Росимущества Ольга Дергунова. Продать 25% минус 1 акцию ОСК теперь тоже планируется к 2024 году.

ОСК, ОАК и ОДК в том числе выполняют и гособоронзаказ. И удельный вес оборонной отрасли в промышленности остается низким, сказал Клепач. «Для того чтобы выполнить госпрограмму вооружений и производства гражданской продукции, фактически за 2014–2016 годы производство в ОПК должны вырасти еще в полтора раза», — сказал он. Рентабельность ОПК — 3–4%.

ОДК же на первоочередные проекты по перевооружению заводов нужно около 20 млрд рублей, сказали в компании. Речь идет о восстановлении производства ракетного двигателя НК-33, переносе производства Пермского моторного завода в Новые Ляды. «Механизмы привлечения средств только обсуждаются, это могут быть и облигационные займы», — уточнили в ОДК.

В условиях кризиса судостроение, особенно военное, нерентабельно, утверждает источник в ОСК. «Строительство кораблей и судов занимает вдвое-втрое больше времени. В основном это головные экземпляры, а на серию не выходим. Предыдущее руководство Минобороны пыталось урезать контракты на 30–50%», — отметил он.

Ни один из военных контрактов для судостроителей в условиях нынешнего состояния мощностей не рентабелен, указал источник.

«Минимальная прибыльность в 4---5% обеспечивается при строительстве на горизонте 5-8 лет, есть проекты на 2–3 или 5–7 лет. Надо модернизировать предприятия и строить быстрее. С учетом диалога с руководством Минобороны и заключения более взвешенных военных контрактов предприятия начнут функционировать по правилам рынка», — считает источник. По его словам, средства ФНБ предприятия могли бы инвестировать в основной капитал.

На данный момент идет принципиальное обсуждение возможности финансирования ОАК на принципах так называемого возвратного финансирования, уточнил «Газете.Ru» источник в корпорации. «Конкретные механизмы будут вырабатываться позднее. Такой вид инвестиций имеет привлекательные условия, так как особенность деятельности ОАК требует привлечения специфических методов финансирования и подразумевает длинные сроки окупаемости», — говорит он. Необходимые объемы инвестиций, по словам источника, варьируются в зависимости от сценариев развития компании. Инвестпрограммы с отдачей через 7–9 лет есть, указал он. «Но программы корпорации очень чувствительны к стоимости денег, и чем ниже процентные ставки, тем ниже риски этих программ. Чем ближе мы к конкурентным условиям, существующим на западных рынках, тем более высока вероятность коммерческого успеха наших программ», — сказал источник.

Председатель думского комитета по промышленности Сергей Собко об инициативе Минэкономразвития не слышал, но согласен, что деньги судо-, авиа- и двигателестроению нужны. «Федеральные целевые и госпрограммы неэффективны», — категоричен парламентарий. Например, госпрограмма развития авиапрома предусматривает финансирование на 1,2 трлн рублей. Нужные объемы инвестиций подсчитать сложно, отметил он.

«Сначала нужно поставить задачи: допустим, сколько двигателей и какая их линейка нужна. Потом подсчитать, какие предприятия будут этим заниматься, и просчитать, какие проблемы нужно решить для реализации этих целей», — сказал депутат.

«У нас сначала выделяются деньги, а потом решается, что можно на эти деньги сделать», — сетует Собко.

К направлению средств на оздоровление самих госкомпаний он относится скептически. «Например, ОДК. Там сейчас создается 6 дивизионов. Пермские заводы, которые в том числе занимаются выпуском двигателей для истребителей, попали в гражданский дивизион», — подчеркнул депутат.

Получить комментарии в ОДК по этому вопросу не удалось.

В эффективности оздоровления госкомпаний сомневается и главный экономист банка ING по России и Казахстану Дмитрий Полевой.

«Правительство вовлечено в деятельность этих компаний все последние годы, и их текущее плачевное состояние ставит под сомнение способность госденег поменять что-то в характере менеджмента», — указал экономист.

При этом он согласен, что данные отрасли крайне важны не только с точки зрения имиджа крупнейшей мировой державы, но и с точки зрения развития промышленности. «Однако без кардинального повышения их эффективности любые инвестиции в них, особенно за счет средств ФНБ (который в последнее время и так пытаются использовать на всевозможные проекты) выглядят как минимум спорной идеей. С нашей точки зрения, деньги ФНБ можно инвестировать исключительно в проекты, которые способны действительно дать отдачу», — отметил Полевой.

Вкладывать средства ФНБ в облигации — это нормально, считает Гурвич. «Проблема в другом:

мы используем ФНБ как институт развития. А он для другого предназначен — для балансирования пенсионной системы. Институт развития означает, что государство субсидирует какие-то инвестиции, учитывая их косвенный эффект. Получается, что пенсионеры субсидируют этот косвенный эффект. Вызывает сомнение, должны ли пенсионеры субсидировать такие инвестиции»,

— заключил экономист.