Визы душат бизнес

Сроки выдачи виз — камень преткновения в российско-канадских деловых отношениях

Сергей Титов 17.06.2013, 20:48
wmute/Flickr

Визовый режим тормозит российско-канадские деловые отношения. Они слишком медленно выдаются, признал министр международной торговли Канады Эдвард Фаст. Сроки выдачи виз, иногда достигающие восьми месяцев, затмили все остальные сложности двустороннего сотрудничества. На них жалуются как российские, так и канадские бизнесмены.

Россия – приоритетный рынок для Канады, заявил на заседании Российско-Канадского делового совета (РКаДС) министр международной торговли Канады Эдвард Фаст. «Объем взаимной торговли увеличился на 400% за последние 10 лет, а Россия стала центром евроазиатской торговли», — сообщил он.

«Но следует отметить, что объемы нашей торговли достаточно скромны», — отметил Фаст. Министр добавил, что в настоящее время они достигают $2,6–2,8 млрд в год.

«Нужно еще многое сделать, чтобы улучшить наши торговые отношения», — признал Фаст.

Цифры говорят сами за себя – сделать нужно еще очень многое, согласился с ним вице-премьер Аркадий Дворкович, добавив, что в последние время сотрудничество между странами развивалось все же хорошо. Особенно он отметил сельское хозяйство, машиностроение, добывающую промышленность.

«Основные направления сотрудничества лежат в сфере горнодобывающей промышленности, поэтому объем инвестиций нельзя считать сбалансированным, — сказал президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. — Российские инвестиции в Канаду многократно превышают канадские инвестиции в Россию».

На отсутствие сбалансированности жаловался и руководитель федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт. За последние 4–5 лет объем сельскохозяйственной торговли возрос в два раза, привел он статистику, которая оказалась не такой положительной.

«Если Канада поставляет нам продукции на $700 млн, то мы пока поставляем только на $6 млн продукции», — констатировал Данкверт.

Баланс достижим, ведь российская и канадская экономики соотносимы: ВВП каждой из стран около $2 трлн, сказал председатель Канадской деловой ассоциации в России и Евразии (CERBA) Нейтан Хант. Но для этого многое предстоит сделать, согласился он с Дворковичем. По мнению Ханта, усилия нужно сконцентрировать на четырех направлениях: открытость, доступность, политическая воля к сотрудничеству и реформы.

Причем доступность была интерпретирована Хантом в географическом смысле. «Тут возникает проблема с визами», — сообщил он участникам заседания.

Туристическую визу в Канаду приходится ждать до восьми месяцев, добавил он.

Свой взгляд на российско-канадские отношения высказал и генеральный директор золотодобывающего гиганта Kinross Пол Роллинсон.

«Мы надеемся, что наше стремление и дальше инвестировать в развитие в России будет встречено более открытыми, последовательными и универсальными подходами со стороны администрации и регуляторов», — обратился Роллинсон к российским представителям.

При этом он отметил, что необходимо «улучшить визовый режим, чтобы стимулировать более интенсивное взаимодействие», и просил помощи уже обеих стран.

Практически все инвесторы, приходящие в регион, отмечают, что инвестиционный климат намного лучше, чем они читали или слышали, отстаивал привлекательность страны для иностранного капитала губернатор Тульской области Владимир Груздев. Он сказал, что российские власти предлагают как финансовые меры поддержки (налоговые льготы, создание инфраструктуры, гарантии по кредитам), так и административную помощь.

«Можем даже лоббировать интересы на федеральном уровне, если того требует ситуация», — обнадежил Груздев присутствующих.

«Если в одном месте что-то не получается, в другом найдется еще что-то и точно получится», — говорил Дворкович о географическом разнообразии России.

Но критику визовой системы пришлось признать.

«Она (процедура выдачи канадской визы. — «Газета.Ru») действительно слишком медленная», — согласился Фаст. Это препятствует многим предпринимателям, констатировал министр.

«Своевременная выдача виз позволит развиваться нашим торговым отношениям», — сказал он, добавив, что требуется гораздо большая вовлеченность на политическом уровне.

«Я четко обозначил свою позицию вице-премьеру (Дворковичу. — «Газета.Ru»). Я поговорю с нашим министром по делам гражданства и миграции и постараюсь воздействовать на этот процесс, постараюсь сделать так, чтобы этот процесс ускорился», — пообещал он. Проблемы отмечает не только Россия, но и другие страны, которые стремятся строить бизнес в Канаде, признал министр.

Назвать точный экономический эффект от несовершенного визового режима Фаст не смог, но отметил, что канадские бизнес-круги со своей стороны также поднимали вопрос о сложности получения российских виз.

Дворкович лишь призвал учитывать положительный опыт с другими странами. Его представитель объяснил немногословность вице-премьера тем, что тот возглавляет межправительственную комиссию первый год. Ранее председателем российской части двусторонней межправительственной экономической комиссии был Виктор Зубков.

«Даже на наше мероприятие ряд людей не смогли приехать из-за сложности межвизовых отношений», — сказал «Газете.Ru» заместитель сопредседателя РКаДС Владимир Трифонов. «Влияние сложно оценить количественно, но оно, безусловно, есть», — заявил он.

«У нас ряд шенгенских виз выдается за три дня, а с Канадой больше месяца ждешь, а потом еще что-то переделываешь — оперативности никакой», — пожаловался Трифонов.

«Мы стремимся совершенствовать законодательную базу для привлечения инвестиций, но визовая проблема – это то, где мы ничего не можем сделать», — сказал он.

«Тема поднималась еще два года назад, на заседании РКаДС в Оттаве, но с тех пор изменений практически нет, — добавил Трифонов. — Государство должно взять этот вопрос на себя».

Канадцы действительно очень трепетно относятся к выдаче виз, соглашается владелец «Ростсельмаша» Константин Бабкин. Это общее мнение, говорит он: канадскую визу получить сложнее, чем американскую, и выдается она на меньший срок.

«После того как мы уже вложили $150 млн, мне выдавали однократную визу на срок 2,5 месяца, — вспоминает Бабкин. — Один раз съездил — и снова получать».

После жалобы Бабкину и его партнерам дали визу на несколько лет, но проблема остается открытой для остальных сотрудников. «Это десятки людей только в нашей компании», — возмущается машиностроитель.