Бананы сыграли свою роль

В Михайловском театре и в офисах компании JFC Владимира Кехмана прошли обыски

Алексей Даничев/РИА «Новости»
Полиция провела обыски в Михайловском театре и офисах компании JFC. Совладельцев крупнейшего импортера бананов подозревают в мошенничестве — преднамеренном банкротстве с целью избежать выплаты кредитов на 10 млрд рублей. Основной владелец фруктового бизнеса гендиректор театра Владимир Кехман говорит, что сотрудничает со следствием. Бывшие партнеры JFC свидетельствуют, что бизнес-модель компании работала без сбоев, но расплатиться с кредиторами помешали кризис и «арабская весна».

В офисах и складских помещениях импортера фруктов Joint Fruit Company (JFC), а также в кабинете гендиректора Михайловского театра Владимира Кехмана — совладельца JFC — с утра прошли обыски. Мероприятия проводятся в рамках расследования уголовного дела по четвертой части 159-й статьи (мошенничество в особо крупном размере), уточнило Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России.

Кехман сообщил, что осведомлен о работе правоохранительных органов: «Хочу заявить, что всесторонне проинформирован о них, полностью поддерживаю все следственные действия и заинтересован в их результативности. Я возмущен фактами и масштабами злоупотреблений в компании. В распоряжении следователей есть мое личное заявление, где я подтверждаю свою заинтересованность в расследовании и полную открытость к сотрудничеству».

В пресс-службе компании JFC подтвердили факт обысков. В Михайловском театре уточнили, что обыски прошли утром 24 января и «никак не связаны ни с экономической, ни с любой другой деятельностью театра».

В период с 2010-го по 2012 год JFC получила кредиты Сбербанка, «Уралсиба», Райффайзенбанка и Банка Москвы на сумму более 10 млрд рублей под предлогом расчета с фиктивными компаниями и не собиралась возвращать кредиты банкам, утверждают в МВД, считая, что с целью уклониться от обязательств по выплатам JFC подала заявление о банкротстве в феврале 2012 года.

«В 2010—2012 годах группа лиц из числа руководителей и собственников компании JFC под предлогом исполнения договоров с фиктивными и аффилированными коммерческими организациями получила от ряда крупных банков крупные денежные кредиты, — говорится в сообщении МВД. — Не намереваясь выполнять кредитные обязательства, руководители компании в феврале 2012 года обратились в арбитражный суд о признании ЗАО «Группа JFC» банкротом. В результате банкротства кредитным учреждениям причинен ущерб на сумму более 10 млрд рублей».

В ходе расследования МВД заблокировало счета компании JFC и наложило арест на денежные средства в размере 400 млн рублей.

Кроме долгов перед банками у JFC есть непогашенные обязательства перед морским перевозчиком Star Reefers UK Ltd. В январе 2012 года Высокий лондонский суд заморозил активы JFC на сумму $21 млн по иску морского перевозчика к кипрскому офшору Kalistad Ltd, одному из партнеров JFC. Российский импортер выступал поручителем по договору об аренде судов-банановозов. В материалах дела Высокого суда Лондона отмечалось, что Кехман владеет «значительными активами в Великобритании».

JFC — крупнейший в России импортер бананов, ананасов и мандаринов. Компания была создана в 1994 году и зарегистрирована в Санкт-Петербурге. До 2009 года 96% акций компании принадлежали председателю совета директоров группы Владимиру Кехману и 4% — президенту группы Юлии Захаровой. В 2009 году 19,99% акций ЗАО «Джей Эф Си» приобрел банк «Санкт-Петербург».

Группе JFC принадлежит фруктовый бренд Bonanza!. По данным на сайте компании, JFC производит, закупает, транспортирует и продает около 600 тыс. т фруктов ежегодно. В 2008 году доля компании в общем объеме импорта составляла 25%. Компания импортировала около 10% от общего объема импорта по другим фруктовым позициям. JFC планировала нарастить свою долю на рынке бананов до 40% и сохранить доли в 10% на рынке прочих фруктов.
Начиная с 2003 года компания периодически привлекала кредиты. В 2012 году долги компании составляли около 12 млрд рублей.

Продолжать выплаты по кредитам выручка не позволяла. В компании снижение финансовых показателей связывали со снижением цен на фрукты, а также с «арабской весной». «Нестабильность международного рынка, вызванная, в частности, событиями «арабской весны», привела к банкротству значительного количества компаний-операторов, включая Adriafruit Italia SpA и израильский государственный кооператив сельхозпроизводителей Agrexco. Группа JFC осуществляла до 30% своих продаж в странах Южного Средиземноморья и понесла существенные убытки, связанные с разрывом деловых связей, потерей рынков и возникновением невозвратной дебиторской задолженности», — объясняли в компании.

В 2007 году Кехман возглавил Михайловский театр, расположенный в Санкт-Петербурге. Приблизительно в то же время он отошел от оперативного управления JFC. Но интерес к театральной деятельности Кехман начал проявлять задолго до этого: в 2005 году он вложил более 500 млн рублей в реставрацию Михайловского театра. В 2010 году компания Кехмана оказалась замешана в уголовном расследовании по факту перевоза наркотиков на одном из судов, застрахованных компанией JFC. Тогда Кехману удалось доказать свою невиновность.

«У компании была правильно выстроена бизнес-модель — это был самый крупный поставщик. Очень жалко и странно, что сейчас у JFC такое плачевное положение, — говорит один из бывших партнеров компании, пожелавший сохранить анонимность. — Я общался со многими менеджерами компании, они профессионалы, и я не замечал за ними мошеннических действий».

Компания не рассчитала силы, взяв слишком большие кредиты после кризиса 2009 года, говорит источник.

До этого крупнейшими поставщиками были компания Sunway и Sorus, которые также обанкротились. «Фруктовый рынок очень рискованный, так как в нем много кредитных денег, а сама продукция требует особого ухода. Но проблемы многих компаний начались с ухудшения экономической ситуации, когда исчезла возможность обновлять кредиты по тем же условиям, что и раньше», — поясняет экс-партнер компании Кехмана.

Компания Sunway — до 2009 года основной конкурент JFC — обанкротилась в 2009-м. Тогда эксперты также предполагали, что компания сделала это преднамеренно, чтобы не обслуживать кредиты перед банками на сумму более 5,5 млрд рублей. Компания Sorus, также некогда крупнейший поставщик фруктов в Россию, обанкротилась в 2008 году.