Кризис списал Кавказ

Бюджет отказался платить за кавказские курорты

Екатерина Карпенко 13.12.2012, 18:54
Правительство России утвердило госпрограмму развития Северного Кавказа iStockPhoto
Правительство России утвердило госпрограмму развития Северного Кавказа

Правительство в несколько раз сократило финансирование госпрограммы развития Северного Кавказа, отказавшись, в частности, от вложений в туристический кластер. Из внебюджетных источников до 2025 года предстоит привлечь почти 2,3 трлн рублей. Это будут средства естественных монополий, крупных компаний, госкорпораций и частных инвесторов, рассчитывают чиновники. Чтобы найти такие деньги, нужно чудо, скептичны экономисты.

Правительство срезало бюджетное финансирование госпрограммы развития Северного Кавказа до 235 млрд рублей. Год назад Минрегион просил 2,6 трлн рублей из федерального бюджета, этой осенью — 585 млрд рублей. На заседании в четверг министры решили, что государственные деньги пойдут только на школы, больницы и дороги. Еще 2,28 трлн до 2025 года должны изыскать внебюджетные фонды, крупные компании и инвесторы.

Минрегион рассчитывает привлечь до 2025 года 2,281 трлн рублей внебюджетных средств при бюджетном финансировании до 2020 года на уровне 234,9 млрд рублей. Бюджетные деньги пойдут на строительство дорог, гидротехнических сооружений, больниц, школ, другой социальной инфраструктуры. Соответствующие параметры заложены в госпрограмму развития Северо-Кавказского федерального округа, утвержденную в четверг на заседании правительства.

Первый проект госпрограммы Минрегион подготовил в середине 2011 года с общей суммой финансирования 3,89 трлн рублей. Тогда предполагалось, что бюджет должен был дать 2,6 трлн рублей. Но с этим категорически не согласились Минфин и Минэкономразвития. Программу отправили на доработку.

В четверг вице-премьер Александр Хлопонин заявил журналистам, что с такими объемами бюджетного финансирования госпрограмма и не планировалась. Из-за неправильной трактовки цифр стали появляться лозунги «Хватит кормить Кавказ!», говорит чиновник.

Но и в проекте, опубликованном Минрегионом 31 октября этого года, значилось выделение из федерального бюджета вдвое большей суммы, чем была озвучена на заседании правительства. Ведомство просило в 2013–2020 годах 584,94 млрд рублей, из которых 271,742 млрд рублей – действующие расходные обязательства, а 313,197 млрд рублей – дополнительные ресурсы.

Окончательных вариантов было два, пояснил Хлопонин: консервативный и оптимистический. Первый принят правительством с учетом параметров бюджета, ситуации в мировой экономике и других факторов, сказал вице-премьер. Он предусматривает обеспечение региона социальной инфраструктурой на 80%, сказал Хлопонин. Вице-премьер напомнил также, что в связи с кризисом были секвестрированы федеральные целевые программы по развитию Чечни и Ингушетии.

Оптимистический вариант предполагал выделение из бюджета 370 млрд рублей и обеспечение инфраструктурой на 90%.

Бюджетные средства госпрограммы в части финансирования северокавказского туристического кластера урезаны почти полностью, говорит источник «Газеты.Ru», близкий к одному из профильных министерств. По его словам, при разработке проекта объем вливаний до 2025 года был оценен в 1 трлн рублей, из которых 775 млрд рублей – внебюджетные средства, почти 10 млрд – деньги регионов. В итоге оставили только госгарантии по привлеченным кредитам в ближайшие три года на 300 млрд рублей (если не считать средств докапитализации КСК), говорит источник.

90% финансирования госпрограммы – внебюджетное. Это деньги из инвестпрограмм естественных монополий, крупных компаний, докапитализация «Курортов Северного Кавказа» на 60 млрд рублей, средства инвесторов. По расчетам Минрегиона, самые перспективные отрасли – туризм (Кавказские Минеральные Воды и северокавказский туркластер), добыча воды и металлов. Регион обладает 41% российских запасов вольфрама, 11% молибдена, 2% меди, свинца, цинка и титана, 4,8% нефти и 2,1% газа.

Вопрос с финансированием на 2021–2025 годы открыт. Сколько денег давать из бюджета, будет решено только после анализа результатов за предыдущие годы. Объем валового регионального продукта, по расчетам Минрегиона, по сравнению с 2010 годом должен удвоиться уже в 2015 году: с 887,6 млрд рублей до 1,704 трлн рублей. В 2020 году ожидается увеличение ВРП до 3,361 трлн рублей, а в 2025 году – почти до 6,2 трлн рублей.

Среднемесячная зарплата должна вырасти с 13,9 тыс. рублей в 2011 году до 44,1 тыс. рублей в 2025-м.

Объем поступлений в региональные бюджеты, как считают в Минрегионе, вырастет с 107 млрд рублей в 2011 году до 447,9 млрд в 2025-м. Объем инвестиций в основной капитал должен вырасти почти в 8 раз: с 278,4 млрд рублей в 2011 году до 2,179 трлн в 2025-м. Темпы притока иностранных инвестиций будут меньше: с $647,8 млн в 2011 году до $1,452 млрд в 2025 году.
Минрегион обещает, что будут созданы около 460 тыс. рабочих мест.

Министры заметили несколько неточностей в госпрограмме. По словам главы Минэкономразвития Андрея Белоусова, авторы указали на двукратный рост ВРП и инвестиций, но уровень безработицы практически не снижается, на первые годы он зафиксирован на уровне 2011 года – 15% трудоспособного населения, а затем до 11% и до 2025 года – до 10–11%.

Глава Минфина Антон Силуанов увидел упоминание Инвестиционного фонда в 2016–2020 годах (из него предлагается привлекать по 6 млрд рублей ежегодно). «Мы приняли решение, что не будем в дальнейшем исследовать институт Инвестфонда, а здесь он появляется», — удивился министр финансов. Он предложил обсудить, нужно ли возрождать этот институт.

Инвестфонд России был создан в 2005 году для финансирования инвестиционных проектов, наполняется он доходами от экспорта нефти. С введением бюджетного правила о накоплении в Резервном фонде 7% ВВП нефтедолларов решено от некоторых проектов Инвестфонда отказаться, а некоторые закрыть. По мнению Минэкономразвития, этот механизм следует упразднить.

Но включение Инвестфонда в госпрограмму — не ошибка. Министр регионального развития Игорю Слюняев ответил, что в следующем году будет подготовлена федеральная целевая программа, в рамках которой надо «проработать вопросы Инвестиционного фонда или других инструментов». Хлопонин добавил, что возрождение этого механизма поддерживает и даже не с 2016 года, а раньше. По его словам, этот вопрос планируется обсуждать с Минфином и Минэкономразвития в 2013 году. «Федеральный фонд работал, но не в масштабах всей страны», — признал чиновник. На Северном Кавказе в 2011 и 2012 годах за счет привлечения средств Инвестфонда (по 6 млрд рублей в год) были реализованы несколько проектов. В частности, это индустриальный парк в Буденновске.

Привлечение 2,28 трлн рублей инвестиций в Северный Кавказ в заявленном объеме выглядит сомнительно, полагает управляющий партнер Strategy Partners Александр Идрисов. По его словам, возможности самых привлекательных регионов России – $2–3 млрд в год (60–90 млрд рублей).

Чтобы не только такие, но и в несколько раз большие деньги пошли на Северный Кавказ, «должны произойти какие-то чудесные превращения», говорит эксперт. «Кавказ должен стать самым привлекательным местом на планете. Должно произойти что-то серьезное, другие люди родиться, другие руководители регионов, — рассуждает Идрисов. – Это должен быть рай».

С другой стороны, признает эксперт, «с Кавказом нужно что-то делать». «Если не ставить амбициозные цели, невозможно ничего сделать. Насколько эти цели реалистичны, не берусь судить», — указывает он.

Самая перспективная отрасль в регионе – это туризм, считает исполнительный директор «Финэкспертизы» Агван Микаэлян. «Не делать из этого региона цветущий туристический рай – это быть немощными, неэффективными и слабоумными. Если есть капля амбиций, нужно этим проектом взорвать весь мир», — считает он. «Есть вопрос безопасности. Это прежде всего имиджевый вопрос. Например, в Египте тоже неспокойно, но ежегодно туда едут миллионы туристов. Чтобы переломить ситуацию с имиджем Кавказа, потребуется время», — рассуждает эксперт. По его мнению, инвестиции можно привлечь, «но если рядом есть государственные деньги, которые уменьшают риски».