Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Мы фетиш»

Олег Тиньков не дает покоя конкурентам и Центробанку — интервью бизнесмена «Газете.Ru»

Сергей Титов 07.12.2012, 12:10
Олег Тиньков в своем офисе Кирилл Лебедев/«Газета.Ru»
Олег Тиньков в своем офисе

Продажа кредитных карт — настолько успешный бизнес, что модель бизнеса банка «Тинькофф кредитные системы» копируют не только российские конкуренты, но и зарубежные банки, скромно сетует его основатель Олег Тиньков. Центробанк, который считает такую политику рискованной, тоже оказывает давление. О планах по продаже бизнеса и перспективах развития Тиньков рассказал «Газете.Ru».

— ЦБ готовит ужесточение регулирования в области розничного кредитования. Особенно в отношении необеспеченного сегмента. Как это может повлиять на достаточность капитала ТКС?

— Нам проще, потому что наш банк находится в более привилегированной ситуации. Наши резервы сегодня соответствуют всем вводимым нормативам. Что касается других ограничений по потребкредитам, то мы еще не до конца понимаем, как это будет выглядеть. Нет ни решения по срокам, ни по тому, в каком виде это будет. Комментировать сложно, но в общем и целом то, что Центробанк оказывает давление на быстрорастущие потребительские банки, факт! К рычагам есть вопросы, но, наверное, они правильно делают, что регулируют отрасль.

— То есть претензий к регулятору у вас нет?

— То, что они регулируют, — это правильно. Проблема в другом. Как всегда: одно лечим, другое не лечим, а нужен комплексный подход.

Самая большая проблема в том, что рынок микрофинансовых организаций остается, если хотите, в «серой зоне».

Они (ЦБ) сейчас создадут давление на банки, и мы будем приостанавливать рост. Но рынок есть рынок. Клиенты уйдут в МФО и там будут кредитоваться под 150—200% годовых. Формально они под ФСФР, но на деле они вне регулирования.

— У вас есть предложения, как изменить ситуацию?

— Нужен мегарегулятор. А во-вторых, они (МФО) должны регулироваться примерно так же, как банки.

— Уже три года подряд вы удваиваете свой кредитный портфель. На следующий год планируете такие же темпы роста?

— Около 60% роста. Невозможно постоянно расти с малой базы. Три года подряд мы показываем гиперрост. Планы на следующий год никак не связаны с инициативами ЦБ. Мы давно приняли это решение. На самом деле рост на 60% тоже вызов, это еще не данность. Плюс мы хотим резко увеличить прибыль, которая уже в 2012 году составит $120 млн. Для этого нужно расти чуть сдержаннее. Мы очень ответственны по отношению к своим миноритарным акционерам.

— Вы должны выполнять какие-то ковенанты по прибыли?

— Нет, это взвешенное решение, которое мы приняли на совете директоров буквально недавно. Фонды, инвестирующие в акции, как правило, ковенанты не прописывают. Это практикуют долговые или краткосрочные инвесторы.

А наши акционеры с нами в одной лодке.

Мы встречаемся с ними раз в месяц и организуем большие обсуждения ежеквартально. Давления никакого нет.

— Может быть, вы знаете их планы по выходу из капитала ТКС?

— Goldman Sachs уже почти 6 лет с нами. Для традиционного фонда это очень много. Это зависит и от рынков. Они закрыты, и сократить позиции они (миноритарии) не могут. Но еще ни разу никто из акционеров не поднимал вопрос о выходе или продаже акций. Vostok Nafta, в частности, вообще закрывал свой фонд в Швеции, а нашу инвестицию оставил.

— Вы еще ни разу за 6 лет не выплачивали дивидендов. Так и не собираетесь?

— Пока этот вопрос не прорабатывали. Нам все время для поддержания темпов роста не хватает капитала, все деньги уходят туда.

— Что касается ваших новых акционеров, то Horizon Capital недавно заплатил $40 млн за 4% ТКС. То есть весь банк был оценен в $1 млрд. Недавнее road-show показало, что инвесторы оценивают банк в $1,2—1,5 млрд. Не продешевили?

— Да, такое ощущение есть. Но мы растем так быстро, прибыль растет на 50% в полгода. Мы с ними договорились в августе. Закрыли в ноябре. Когда-то мы должны делать сделки, и делать это ответственно. Если мы договариваемся по цене, а через два с половиной месяца ее меняем, то это будет несерьезно.

— Конкретные предложения на $1,5 млрд поступали?

— Большие фонды говорят, что если будете размещаться, то мы готовы вас рассматривать в районе 12 P/E (коэффициент цена/прибыль). Ну а если 120 (млн долларов — прогноз по прибыли за 2012 год) умножаешь на 12, то и получается…

— То есть вы оцениваете себя не в капиталах, а по прибыли?

— Нашего рода компании — netSpend, Qiwi, если хотите. Они все смотрят на прибыль.

Мы не особенно-то и банк.

У нас в офисе 350 человек. Из них 300 — разработчики и аналитики. И только 50 — банкиры. Цифры сами за себя говорят.

— Какое впечатление от road-show — кто лучше понимает ваш бизнес?

— Конечно, западные инвесторы.

В России мы фетиш.

Но очень понятны в Европе и особенно в Америке. Нас, кстати, очень сильно знают на Западе. Даже до смешного: говорят, что нас копируют в Болгарии, в Польше. Одни процессы, приложения, технологии привлечения.

— Российские банки вашим бизнесом не очень интересуются?

— Они нас не понимают, думают, что это несерьезно. Они считают, что за 10% цены банка сами это все сделают. Традиционное рассуждение русского банкира: «Какой миллиард долларов? Мы это за сто миллионов сделаем!»

— Недавно Сбербанк выкупил у BNP Paribas POS-подразделение. Вам не поступало предложений от госбанков по интеграции?

— Последний раз встречался с Грефом пару лет назад. Он сказал: «У тебя очень хороший бизнес, мне он очень нравится». Ну и все. С ВТБ тоже не разговаривали.

— Недавно встречались с Ричардом Бренсоном. С ним не собираетесь какие-то проекты запускать?

— Он в своем блоге написал, что упустил возможность. Больше ничего не скажешь. Когда-то я ему предлагал. Встречались с ним в Шотландии. Они как-то скептически на нас посмотрели. Как в общем и целом все на нас тогда смотрели. В 2006 году предлагал банку «Зенит» купить 25% по себестоимости, Банку Москвы… Всех не вспомнить.

— А сейчас как относятся?

— Банкиры разделились на две группы.

Одни говорят: да мы сами все сделаем. А вторая нас дико копирует.

К сожалению, вторая намного больше. Сначала было приятно, но сейчас уже не смешно. Такие же сайты, рекламные кампании. Мы доставку карт представителями банка ввели, и сейчас и другие вводят. Но это бизнес.

— Статьи расходов на маркетинг и IT у вас, наверное, самые значительные?

— На IT — порядка $40 млн. На маркетинг, думаю, сопоставимо.

— IPO у вас по-прежнему в планах? Какие сроки для себя определили?

— Я думаю, все станет видно летом. Полгода пройдет, посмотрим на рынки. Может, что-то к концу года будем делать.

— Вы говорили о планах развития страхования. Не исключали автокредитование и кредитование малого бизнеса. Будет ли запуск этих проектов?

— Автокредитование и малый бизнес точно нет. Онлайн-страхование уже начали делать с группой «Ренессанс страхование». Страхование жизни — с «Алико».

— А свой продукт не собираетесь создать?

— Думаем над этим. Возможно.

— У вас достаточно избирательная политика в отношении партнеров. В «Связном» пополнение карты ТКС осуществляются без комиссии, а в МТС вы ее недавно ввели. С чем это связано?

— У нас везде бесплатно. Комиссия только в МТС. Были случаи, когда они пытались «кросс-сейлить» их продукт нашим клиентам. Клиенты получали СМС с предложением от МТС-банка. Это недопустимые вещи. Предложили подписать определенный договор, который предполагает за это штрафы. Они отказались подписывать.

Тогда мы ввели, по сути, запретительные меры.

Это единственное место, где нужно платить процент.

— У «Связного» тоже есть свой банк. Они так себя не ведут?

— С ними мы подписали тот договор, от которого отказались МТС. Проблем с ними нет.

— Вы открыто ищете партнеров по ресторанному бизнесу через свой ЖЖ. Какие-то еще параллельные проекты развиваете?

— Ну да, только ни один не прислал (предложение о сотрудничестве) — видимо, не поверили. Tinkoff Digital — очень хорошая растущая история. Мы уже одни из лидеров медийной рекламы. Мы с Goldman Sachs инвестировали туда около $20 млн.

— Вы активно реагируете на события, критикуете и высказываете собственное мнение. Существуют ли какие-то процессы, которые вам бы хотелось поменять?

— Я до сих пор считаю, что властям нужно пропагандировать бизнес, пропагандировать предпринимателей как людей, которые создают рабочие места. Как людей, которые на практике увеличивают ВВП, платят налоги и пенсии, делают инновации. К сожалению, власти не делают достаточно усилий, чтобы их популяризировать.