«Я просто хочу, чтобы ты их купил»

«Газета.Ru» ведет онлайн репортаж из Высокого суда Лондона, в котором слушается дело по иску Березовского к Абрамовичу



Роман Абрамович в Высоком суде Лондона

Роман Абрамович в Высоком суде Лондона

Reuters
За активы КрАЗа боролись шесть бизнес-групп. Не гнушались ничем, включая использование административного ресурса и вымогательство. Об этом рассказал свидетель со стороны Романа Абрамовича Марк Бузук в ходе допроса в Высоком суде Лондона, в котором слушается дело по иску Березовского к Абрамовичу. Подробности в онлайн-репортаже «Газеты.Ru» из зала суда.

В среду судья Элизабет Глостер вызвала на допрос одного из последних свидетелей со стороны Романа Абрамовича — экс-гендиректора «Металлоинвеста» Марка Бузука.

Роман Абрамович выступает ответчиком по иску Бориса Березовского. Истец пытается доказать, что под давлением Абрамовича был вынужден продать в 2000—2003 годах доли в нескольких российских компаниях, в том числе в «Сибнефти», по цене существенно ниже рыночной. Ущерб Березовский оценил в $5,6 млрд. По его мнению, Абрамович воспользовался изменением политической конъюнктуры — потерей влияния Березовского в Кремле и эмиграцией в Лондон, чтобы заставить его продать перспективные активы дешево.

Адвокаты ответчика это опровергают, доказывая, что Березовский никогда не был реальным совладельцем бизнеса и получал выплаты от Абрамовича за стандартную для России 1990-х «крышу» и лоббистские услуги. Задача юристов Березовского — доказать наличие партнерских отношений между ним и Абрамовичем.

Допрос начинает один из юристов Березовского. Несмотря на то что Бузук хорошо понимает по-английски, показания он дает на русском языке.

Бузук подтверждает, что в период с 1997-го по 2000 годы он плотно занимался алюминиевыми активами Василия Анисимова, а также продажей в феврале 2000 года активов в КрАЗе, Красноярской ГЭС и Ачинском глиноземном комбинате. Также он подтверждает, что в Братском алюминиевом заводе Анисимов доли не имел. Братский завод продавал другой продавец, не Анисимов (братья Рубены и партнеры).

Бузук утверждает, что цена $125 млн за треть от всех активов в КрАЗе Анисимова оказалась заниженной. Юрист предполагает, что это как-то связано с партнером Березовского Бадри Патаркацишвили.

Бузук в своих письменных показаниях подтверждает, что на бизнес КрАЗа в период перед продажей, безусловно, оказывалось внешнее давление. Имелось не менее шести различных бизнес-групп, которые были заинтересованы в активах КрАЗа. Возникали ситуации, носящие криминальный характер. Некоторые из группировок занимались откровенным вымогательством, давлением, причем это делалось не без участия региональной власти.

Юрист Березовского: «Знали ли вы, что у Березовского были в то время хорошие отношения с генералом Лебедем (Александр Лебедь был губернатором Красноярского края с 1998-го по 2002 год, погиб в авиакатастрофе)?

Бузук: «Я этого не знал и не придавал этому значения».

Юрист переходит к вопросам по продаже активов в 2000 году. Бузук свидетельствует, что продажей Братского алюминиевого завода не занимался и на встречах, связанных с продажей этих активов, не присутствовал.

Но четко помнит встречу за обедом в столовой «Сибнефти», на которой присутствовали Абрамович и Патаркацишвили. Бузук хорошо помнит, что на вопрос Абрамовича «зачем мне покупать активы КрАЗа?» Патаркацишвили ответил: «Я просто хочу, чтобы ты их купил».

Юрист: «У вас создалось впечатление, что Патаркацишвили больше, чем кто-либо другой, хотел, чтобы эта сделка состоялась?»

Бузук: «Не знаю, кто больше, кто меньше. Но я видел, что он (Патаркацишвили) хотел заключить эту сделку. Абрамович сперва сомневался, но потом согласился, и сделка закрутилась».

Рассматривается документ «Сделка по КрАЗу», составленный (юристом Патаркацишвили) Стрешинским, согласно которому покупателями активов являются Патаркацишвили, Абрамович и Швидлер.

Юрист: «Никто из представителей Абрамовича вам никогда не говорил, что Патаркацишвили или Швидлер на самом деле не являются приобретателями акций?»

Бузук: «Обсуждений на эту тему никогда не было. Мне никто не говорил, кто на самом деле являлся или не являлся покупателем».

Также в документе были представлены в качестве покупателей четыре компании (одна из них «Руником Лимитед»). Бузук этого не помнит, но подтверждает, что «Руником», несомненно, ассоциируется с Абрамовичем».

Бузук: «В моем понимании, они дали свои компании для сделки».

Юрист: «А вам когда-нибудь говорили, кто является конечными бенефициарными владельцами этих четырех компаний?»

Бузук: «Нет».

У адвоката Березовского Лоуренса Рабиновича нет вопросов к Бузуку. Со стороны Абрамовича дополнительных вопросов тоже нет.

Следующий свидитель — Стрешинский — будет выступать в понедельник. У него проблема с визой, поэтому, возможно, показания он будет давать из Москвы. Судья с адвокатами выясняют организационные вопросы по поводу телемоста. Суд состоится в понедельник, в 10.15. Рабинович предполагает, что «надо кого-то из нашей команды туда послать на всякий случай».

В понедельник, после допроса Стрешинского, планируется выступление экспертов по российскому праву. Судья Глостер убедительно просит адвокатов обеих сторон, чтобы эксперты не перегружали ее информацией в понедельник, обсуждали только относящиеся к настоящему делу вопросы и не повторялись. «Я не хочу читать тома с изложением их мнений! Ну, если только там не будет картинок», — пошутила судья.

Рабинович, как сумел, поддержал тон судьи: «Это не проблема, Ваша честь! Мы можем нарисовать для вас картинки».