«Слушай, это странно, не очень понятно, но стоит заплатить»

Абрамович, рассказывая историю «Русала»: тогда «убивали каждые три дня»

Екатерина Геращенко 03.11.2011, 20:43
Reuters

Роман Абрамович входил в алюминиевый бизнес при поддержке Бадри Патаркацишвили, признался предприниматель в Высоком суде Лондона. Тогда в отрасли «убивали каждые три дня», оформляли не контракты, а понятийные записки и не считались с расходами, если «стоит заплатить». Соглашение с Абрамовичем подписал Лев Черной, брат которого судится с Олегом Дерипаской.

На четвертый день допроса в Высоком суде Лондона Роман Абрамович рассказал о покупке алюминиевых активов, которые впоследствии были объединены в компанию «Русал». Предприниматель признался, что не желал входить в этот бизнес: «Там кого-нибудь убивали каждые три дня». Но Бадри Патаркацишвили, партнер Бориса Березовского, убедил.

Вопросы Абрамовичу, как обычно, задает адвокат Березовского Лоуренс Рабинович.

Абрамович выступает ответчиком по иску Березовского. Истец пытается доказать, что под давлением Абрамовича был вынужден продать в 2000—2003 годах доли в нескольких российских компаниях, в том числе в «Сибнефти» и «Русале», по цене существенно ниже рыночной. Ущерб Березовский оценил в $5,6 млрд. По его мнению, Абрамович воспользовался изменением политической конъюнктуры — потерей влияния Березовского в Кремле и его эмиграцией в Лондон, чтобы форсировать сделки. Адвокаты ответчика это опровергают. Их задача — доказать, что Березовский никогда не был реальным совладельцем бизнеса и получал выплаты от Абрамовича за привычную для России 1990-х «крышу» и лоббистские услуги.

В четверг Абрамович рассказал, что «не горел желанием приобретать алюминиевые активы»: ситуация в Красноярском крае в конце 1990-х годов была тяжелая, ни один из заводов, в том числе Красноярский (вокруг которого объединены мощности «Русала»), прибыли не приносил (цитаты по РАПСИ).

«В начале 90-х годов экономический спад и политическая нестабильность, с которыми страна столкнулась при переходе к рынку, нанесли сокрушительный удар по российской алюминиевой промышленности», — описывается ситуация в отрасли на сайте «Русала», который сейчас подконтролен предпринимателю Олегу Дерипаске. На официальном портале компании указано, что «в борьбе за установление контроля над алюминиевой отраслью бандиты не гнушались ничем, начиная с шантажа и заканчивая физической расправой и убийством».

На покупку алюминиевого бизнеса в такой ситуации Абрамовича уговорил Патаркацишвили.

К 1999 году значительную часть бизнеса в регионе, в том числе алюминиевого, контролировали Лев Черной и братья Рубены, признал на суде Абрамович (Рубены владели Trans World Group, а Черной представлял их интересы, указано на сайте «Русала»).

В переговоры с Черным вступил Евгений Швидлер, партнер Абрамовича и экс-президент «Сибнефти» (жесткий переговорщик, по замечанию Абрамовича). С губернатором края Александром Лебедем, Олегом Дерипаской (владел «Сибирским алюминием» и договаривался с Абрамовичем о слиянии бизнеса) и предпринимателем Анатолием Быковым разговаривал Патаркацишвили.

Абрамович утверждает, что без Патаркацишвили он бы «туда не полез, тем более что там каждые три дня кого-то убивали». «Мне такой бизнес был не нужен», — продолжал он. Но, по словам ответчика, Патаркацишвили работал за комиссию от сделки, и ни он, ни Березовский не вошли в состав акционеров алюминиевой компании.

Рабинович, пытаясь доказать участие Березовского в капитале алюминиевой компании, попросил уточнить роль партнеров Абрамовича в сделке. Предприниматель ответил, что Швидлер и Патаркацишвили были «сторонами, но не приобретателями». «Я понимаю, что по английскому праву это сложно понять, но по российскому это нормальная практика. Есть стороны договора — и Швидлер, и Патаркацишвили входили в первую из них, и об этом подписывается договор, но то, кому в реальности переходят акции, решается на стороне», — пояснил Абрамович.

Но Рабинович настаивал, приводя свидетельство адвоката Патаркацишвили Джеймса Лэнкшира. Юрист утверждает, что алюминиевые активы приобрели «акционеры «Сибнефти» Березовский, Патаркацишвили и Абрамович.

Абрамович в ответ заметил, что «объяснить в Великобритании, что такое «крыша», было невозможно» и что для продавцов не столь важно, кто именно покупает активы.

«Металлургическая компания — это не котенок, которого отдают в хорошие руки», — заявил он.

В сделке Абрамовича с владельцами Красноярского, Новокузнецкого и Братского алюминиевых заводов было два договора. В первом сумма составила $550 млн. Документ был подписан в Москве 10 февраля 2000 года задним числом – реально он был готов на 5 дней позже указанной даты. В нем присутствовали 5 сторон: в четырех пунктах перечислялись продавцы, в одном покупатели – Роман Абрамович, Евгений Швидлер, Бадри Патаркацишвили и их компании. По словам Абрамовича, покупатели подписывались сами, а за продавцов, «вероятно, расписался Черной».

Это признание может повлиять на процесс между Михаилом Черным (брат Льва Черного) и Дерипаской, которые судятся британском суде. Черной требует выплатить ему 2 млрд фунтов стерлингов в качестве компенсации за принадлежавшую ему (по утверждению его адвокатов) долю в «Русале».

Потом сумма сделки выросла до $575 млн, и было составлено второе соглашение.

$25 млн пришлось добавить для Черного, который сказал, что, несмотря на равные доли с Рубенами, он получит меньше. «Патаркацишвили пришел ко мне и сказал: «Слушай, это странно, не очень понятно, и вроде уже договорились, но стоит заплатить», — рассказал Абрамович.

Кроме того, по словам ответчика, это был не настоящий контракт. «Это записка, письмо, документ, описывающий ситуацию», — ответил Абрамович Рабиновичу. «В 5 часов утра после рабочего дня — я к тому времени уже был готов подписать что угодно. Но Дерипаска, который нам почему-то не доверял, настаивал, чтобы договор был подписан», — добавил он.

Механизм финансирования сделки раскрыл Рабинович. По его данным, первый транш был перечислен за счет кредита МДМ-банка на $100 млн, потом сделка оплачивалась деньгами от слияния с активами Дерипаски. Абрамович добавил, что еще часть средств пришла от нефтетрейдинговых компаний.

Первоначально Дерипаска и Абрамович владели компанией в равных долях. В 2003 году акционер «Сибнефти» продал 25% акций «Русала» компании «Базовый элемент». В 2004 году «Базовый элемент» стал единственным владельцем алюминиевого холдинга.

«В конечном итоге сделка с Дерипаской покрыла все, что мы должны были заплатить за активы (в первой сделке). В конечном итоге это очень хорошая сделка», — сообщил Абрамович.

Абрамович утверждает, что в сделке по объединению активов с Дерипаской у него не было партнеров.

Также, по словам Абрамовича, Березовский помогал Дерипаске в противостоянии бизнесмена против Trans-World Group братьев Рубенов на КрАЗе. За что получил от него в кредит $16 млн, часть которого ушла на покупку ОРТ. А Рубенам помогал Патаркацишвили. Березовский долг не вернул, и Дерипаска рассердился на обоих — Березовского и Патаркацишвили.

Дерипаске тоже приходилось учитывать не только свои интересы в алюминиевом бизнесе, сообщил Абрамович. «Без «крыши», физической защиты, тогда было невозможно работать в алюминиевом бизнесе», — пояснил он.