Пенсионный советник

У BP поднялось давление в офисе

Приставы изымают документы в офисе BP

Алексей Топалов 31.08.2011, 12:21
РИА «Новости»

Компания BP заявила, что испытывает давление на свой бизнес в России. Элементом давления ВР считает выемку документов в московском офисе компании, которую в среду проводят судебные приставы по решению суда Тюменской области. Миноритарные акционеры «ТНК-ВР Холдинга» требовали приобщить материалы к доказательствам по иску против BP и ее топ-менеджеров. Приставы пришли на следующий день после того, как «Роснефть» нашла ВР замену в стратегическом партнерстве по освоению Арктики.

В московский офис британской нефтяной компании ВР (Новинский бульвар, дом 8) пришли судебные приставы. Представитель ВР сообщил «Газете.Ru», что в офисе компании «приставы проводят мероприятия в рамках исполнительного производства на основании постановления Арбитражного суда Тюменской области». Характер «мероприятий» он не уточнил.

«Мы сотрудничаем с правоохранительными органами», — подчеркнул представитель ВР.

В московском офисе ВР идет выемка документов, уточнили в адвокатском бюро «Линия права», которое представляет интересы миноритарных акционеров ТНК-ВР.

19 июля 2011 года Арбитражный суд Тюменской области принял заявление о принятии мер по обеспечению доказательств, но компания BP Exploration Operating Company Limited так и не представила документы, касающиеся стратегического партнерства BP и «Роснефти», — комментирует Дмитрий Чепуренко, партнер адвокатского бюро «Линия права» (представляет интересы миноритарных акционеров ТНК-BP). — Поэтому мы еще раз обратились в Арбитражный суд Тюменской области c ходатайством о замене мер по обеспечению доказательств, и 30 августа суд разрешил судебному приставу-исполнителю осмотреть документы, находящиеся у компании BP Exploration Operating Company Limited».

Согласно определению суда, приставом-исполнителем проводился осмотр всех документов на бумажных носителях, а также всех «персональных электронных вычислительных машин (ПЭВМ), принадлежащих BP Exploration Operating Company Limited», говорят в «Линии права»:

«Судебных приставов интересовала информация, касающаяся любых аспектов стратегического партнерства BP и «Роснефти», о котором было объявлено в январе этого года.

В начале августа миноритарные акционеры «ТНК-ВР Холдинга» (Андрей Проханов, Ольга Гавриленко, Евгения Филиппова, Светлана Родина, Владимир Сохненко и Эдуард Клаус) подали в арбитраж Тюменской области иск против членов совета директоров «ТНК-BP Холдинга» Питера Энтони Чероу и Рачарда Скотта Слоана, а также против материнских компаний холдинга — BP p.l.c. и BP Russian Investments Limited.

Миноритарии считают, что менеджеры и компании несут ответственность за то, что «ТНК-ВР Холдинг» не смог принять участие в альянсе с «Роснефтью» по обмену акциями и совместному освоению арктического шельфа.

Накануне «Роснефть» объявила о смене арктического партнера: шельф госкомпания будет разрабатывать с американским концерном ExxonMobil.

Изначально «Роснефть» планировала заключить эту сделку с ВР, но против выступили российские акционеры ТНК-ВР — консорциум AAR («Альфа групп», Access Industries, и «Ренова» Михаила Фридмана, Леонарда Блаватника и Виктора Вексельберга соответственно).

Они заявили, что альянс BP и «Роснефти» нарушает акционерные соглашения ТНК-ВР. Согласно им ВР должна вести всю свою деятельность в России исключительно через ТНК-ВР. ТНК-ВР предлагала вариант, при котором она заменила бы ВР в сделке по обмену акциями, но такая схема не устроила ни ВР, ни «Роснефть».

По мнению истцов, Чероу и Слоан, как лица, занимающие руководящие должности в компаниях, входящих в группу ВР, «не могли не знать о переговорах между компанией «BP либо иной компанией, входящей в группу ВР с нефтяной компанией «Роснефть». Миноритарии считают, что Чероу и Слоан должны были сообщить «ТНК-ВР Холдингу» о возможности участия в стратегическом партнерстве.

Именно из-за того, что это не было своевременно сделано, «ТНК-ВР Холдинг», по мнению истцов, и не смог войти в альянс.

Группа миноритарных акционеров полагает, что из-за упущенной возможности холдинг понес убытки в размере 87,112 млрд рублей. Сумма ущерба была определена независимыми оценщиками (их имена адвокаты истцов не раскрывают), но она не является окончательной. Полный размер упущенной выгоды связан также с возможностью работы на арктическом шельфе, которой холдинг лишился. Общий размер убытков будет определен после истребования и изучения дополнительных документов. Суд рассмотрит иск миноритариев к членам совета директоров «ТНК-BP Холдинга» 12 октября, к материнским компаниям холдинга — 21 сентября.

«Мы рассчитываем, что после получения и изучения документов из офиса BP Exploration Operating Company Limited сможем более точно оценить размер ущерба и существенно увеличить сумму поданных нами исков», — говорит Чепуренко.

В ВР считают обыски незаконными. Они проводились в офисе добывающего подразделения компании BP Exploration Operating Company Limited, которое не имеет никакого отношения к разбирательству в Тюменском суде, говорится в заявлении компании. Глава BP в России Джереми Хак заявил, что BP рассматривает действия правоохранительных органов по выемке документов как давление на бизнес компании в России .

«По нашему мнению, постановление суда, по которому в нашем офисе находятся представители Прохорова (истец) и судебные приставы, не имеет законного основания. Работа офиса парализована. Мы рассматриваем эти действия как элемент давления на бизнес BP в России», – заявил Хак.

По его словам, действия правоохранительных органов в офисе BP могут продлиться до конца недели.

Судебные приставы отвергают обвинения в давлении на бизнес ВР. «Служба судебных приставов исполняет решение суда. Оспорить это решение является правом сторон, задействованных в процессе. Поэтому ни о каком давлении речи не идет», — заявляют в ФССП.

«Тот факт, что обыски в ВР начались на следующий день после заключения соглашения между ExxonMobil и «Роснефть», не означает прямой связи этих событий, — говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – Однако корень у них один – Арктический шельф». Корпоративный конфликт, который сейчас разворачивается в ТНК-ВР между консорциумом AAR и ВР, вызван именно тем, что AAR сорвала сделку по Арктике ВР с «Роснефтью», отмечает эксперт. AAR хотел, чтобы дела с госкомпанией вела не ВР, а ТНК-ВР, однако такая схема не удовлетворила ни британцев, ни «Роснефть».

«Не исключено, что сейчас именно AAR давит на британских партнеров, — говорит Симонов. — У консорциума, благодаря связям российских бизнесменов, есть возможность использовать в корпоративных конфликтах госорганы».

Иски миноритарных акционеров часто используются в корпоративных конфликтах между крупными собственниками, говорят юристы.

Ранее партнеры «Альфа групп» неоднократно получали иски от миноритариев в ходе корпоративных конфликтов. Акционер телекоммуникационной группы «Вымпелком» («Билайн»), офшор с Британских Виргинских островов Farimex, в 2008 году обвинил крупного миноритария Telenor в причинении ущерба оператору, выраженном в противодействии выходу на рынок Украины.

В феврале 2009 года омский суд вынес решение в пользу Farimex, обязав Telenor выплатить «Вымпелкому» $1,7 млрд. Судебные приставы арестовали 26% акций норвежской компании и подготовили к продаже этот пакет. Telenor неоднократно заявлял, что Farimex аффилирован с «Альфой», но компания Михаила Фридмана это отрицала.

«Акции Telenor были арестованы по решению того же суда. Арест длился до тех пор, пока разбирательство не перешло на государственный уровень, и украинский рынок не был поделен», — напоминает управляющий партнер Goltsblat BLP Андрей Гольцблат.

С правовой точки зрения шансы миноритариев невелики. «Сложно доказать связь между знаниями членов совета директоров и их использованием при принятии решения о сделке. То, что осуществление сделки принесло бы миноритариям выгоду, тоже нужно доказывать», — предупреждает Гольцблат.

«Нужно доказывать убыток, виновность действий и причинно следственную связь между действиями и убытком», - согласен руководитель корпоративной практики «ФБК-Право» Александр Ермоленко. Чтобы взыскивать убытки, нужно найти ответственного. «Менеджмент отвечает в случае банкротства или причинения убытков, но в России это почти не работает. Кроме того, здесь предполагается ответственность перед третьими лицами, а акционеры члены акционерного общество. Это как иск самим себе», — считает Ермоленко.

«Но обоснованность позиции миноритариев подтверждается международными арбитражными инстанциями, в частности решением Стокгольмского арбитража, который блокировал сделку с «Роснефтью». Это доказывает факт нарушения, и миноритарии вправе разбираться в причинно-следственных связях», — считает партнер ParagonAdviceGroup Александр Захаров.

Он не исключает, что ВР в качестве защиты может использовать встречный иск.

«Иски могут быть заявлены по двум основаниям: компенсация ущерба, связанная со срывом сделки миноритариями, или взыскание убытков в связи с уплатой согласованных неустоек «Роснефти», если такие договоренности и расходы были», — объяснил Захаров.