Туркменбаши играет на трубе

Россия, Казахстан и Туркмения подписали договор о строительстве Прикаспийского газопровода

Алексей Топалов, Галина Шакирова 20.12.2007, 17:45

Россия, Казахстан и Туркмения подписали договор о строительстве Прикаспийского газопровода. Проект выгоден для всех сторон, однако скоро некоторые из его участников могут увеличить цены на свой газ. При этом Туркменистан явно намерен играть на две стороны, участвуя и в конкурирующем проекте Nabucco.

Соглашение о строительстве Прикаспийского газопровода наконец подписано. В четверг Россия, Казахстан и Туркмения подписали трехстороннее межправительственное соглашение о строительстве новой газовой трубы. «Создание этой новой энергетической артерии позволит обеспечить долгосрочные крупные поставки газа нашим партнерам и станет новым серьезным вкладом наших стран в укрепление энергобезопасности в Европе, — заявил российский президент Владимир Путин после подписания документа. — Причем не только на евразийском даже пространстве, но и шире».

Соглашение было подписано в присутствии Владимира Путина и казахстанского президента Нурсултана Назарбаева.

Туркменский президент — главный поставщик газа для нового проекта — в Москву не приехал.

Туркменскую сторону представляла делегация во главе с исполнительным директором государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Байраммурадом Мурадовым. Правда, туркменский президент все же принял участие в подписание документа, хоть и виртуальное — Путин и Назарбаев связались с Гурбангулы Бердымухаммедовым по телефону.

Накануне подписания документа российский президент созванивался и со своим коллегой из Узбекистана Исламом Каримовым, также обсудив с ним энергетические вопросы. Подробности этой беседы неизвестны, но нельзя забывать, что Узбекистан является одним из главных участников нефтегазового рынка Средней Азии, хотя и не играет такой роли в проекте Прикаспийского газопровода, как Казахстан и Туркмения.

Прикаспийский газопровод планируется проложить по восточному берегу Каспия из Туркменистана через Казахстан в Россию. По предварительным расчетам, 360 км трубы пройдут по территории Туркменистана, а еще 150 км — по Казахстану. В пункте Александров Гай на казахстанско-российской границе труба должна соединиться с существующим газопроводом Средняя Азия--Центр или Бухара--Урал. Затем два газопровода войдут в газотранспортную систему России.

Стоимость этого проекта оценивается в сумму свыше $1 млрд при пропускной способности не менее 30 млрд куб м газа в год.

Правда, мощность было решено сократить до 20 млрд кубометров, так как у Туркмении (основного поставщика газа в трубу) на данный момент нет возможности добывать такие объемы. Впрочем, по словам аналитиков, при необходимости, в дальнейшем можно будет увеличить пропускную способность. По прикаспийскому газопроводу газ из Туркменистана пойдет в Россию, откуда пойдет дальше, большей частью — на Украину.

По утверждению главы Минпромэнерго РФ Виктора Христенко, строительство Прикаспийского газопровода будет завершено уже к 2010 году. При этом российский министр подчеркнул, что инвестиции каждая сторона будет осуществлять самостоятельно. «Базовое условие заключается в том, что каждый делает самостоятельно свой участок строительства, грубо говоря, туркменский участок составляет 300 км, казахстанский — 1,5 тыс. км. У России — самый короткий участок, несколько десятков километров, где необходима расшивка для узла», — уточнил Христенко.

Аналитики оценивают проект Прикаспийского газопровода как выгодный для всех участников проекта. «Туркменский газ будет востребован. 20 млрд кубометров дополнительных поставок — это очень много, — говорит начальник отдела рыночного анализа Собинбанка Александр Разуваев. — Дальнейшее развитие отношений со среднеазиатскими государствами будет выгодно как для них самих, так и для России». По мнению Разуваева, до начала разработки Штокмановского и других крупных российский месторождений газа, «Газпром» будет показывать медленный рост, либо вообще стагнацию добычи. «А обязательства перед европейскими потребителями возрастают, равно как и спрос на внутреннем рынке, — указывает эксперт. — Поэтому среднеазиатский газ придется очень кстати как для покрытия обязательств по поставкам, так и для создания определенного «запаса прочности».

Эксперт также отметил, что в ближайшем будущем стоит ожидать и негативных для России последствий реализации этого проекта. «Вероятно, в ближайшее время будут пересмотрены закупочные цены на казахский газ, а также тарифы на транспортировку газа по территории Казахстана, — предупреждает аналитик. — Цена газа может подняться с нынешних $165 за 1 тыс. кубометров до $190–200». Впрочем, по словам Разуваева, хоть это и несколько снизит для «Газпрома» рентабельность закупок среднеазиатского газа, но в перспективе будет лишь усиливать позиции российской компании в этом регионе. Это объясняется тем, что объемы газовых поставок из Казахстана несравнимы с туркменскими. Поэтому повышение цены на казахский газ большой роли не сыграет.

В целом специалисты рассматривают подписание соглашения по Прикаспийскому газопроводу как победу России в соперничестве с Америкой и Европой. «Прикаспийский газопровод, безусловно, важен для России, причем как с политической, так и с экономической точки зрения. Он замыкает туркменские газовые потоки на Россию, — говорит заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. — И это ставит под сомнение существование альтернативного проекта Nabucco, так как на него у Туркмении попросту может не хватить газа».

Впрочем, Туркменистан явно не собирается терять и своих европейских партнеров. «Сокращение мощности Прикаспийского газопровода с 30 до 20 млрд кубометров может объясняться вовсе не тем, что Туркмения не способна добывать такие объемы, — говорит аналитик ИК «Финам» Константин Рейли. — Возможно, это связано с тем, что Туркмения намерена поучаствовать и в проекте Nabucco. Никто в точности не знает, каковы запасы газа в Туркменистане, а сама туркменская сторона не спешит обнародовать эти данные. Поэтому 10 млрд куб. м могут стать неким заделом на будущее, а также политическим аргументом для решения некоторых принципиальных для Туркмении вопросов, например, цены на среднеазиатский газ».
«Возникает ощущение, что Бердымухаммедов все еще пытается торговаться, стараясь получить максимум возможного, — добавляет Алексей Макаркин. — Об этом говорит тот факт, что туркменбаши вместо себя отправил на переговоры в Москву своего представителя».