Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

База России в Судане: «это чудовищные расходы»

Эксперты рассказали, нужна ли России военная база в Судане

Встреча президента Судана Омара аль-Башира во время визита в регион Дарфур, сентябрь 2017 года Mohamed Nureldin Abdallah/Reuters
Встреча президента Судана Омара аль-Башира во время визита в регион Дарфур, сентябрь 2017 года

В Судане заявили о готовности разместить военную базу России на своей территории. Она поможет в борьбе с контрабандой и работорговлей в Красном море, а также ограничит вмешательство США в региональную политику. В Кремле вопрос создания базы в Судане пока не комментируют. Военная база в Африке — весьма затратный, но не первоочередный вопрос, а Судан — не лучшее место для ее расположения, говорят эксперты.

В Судане заявили о готовности разместить российскую военную базу на берегу Красного моря. Об этом РИА «Новости» заявил глава комитета обороны и безопасности суданского парламента Аль-Хади Хамид.

Реклама

С его точки зрения, эта база поможет стране в борьбе с контрабандой и работорговлей. «Этого требует нынешнее время», — заявил Хамид, отметив, что создание базы не станет «чем-то удивительным». Он также пожаловался, что морские границы Судана часто нарушаются. «Суда входят в наши территориальные воды, незаконно добывают рыбу, рыбацкие лодки также нарушают границы», — заявил Хамид.

Защита от американской агрессии

Вопрос о возможности создания российской военной базы президент Судана Омар аль-Башир обсуждал с президентом России Владимиром Путиным и министром обороны Сергеем Шойгу в ходе своего визита в Москву на прошлой неделе. Лидер Судана посетил Россию впервые.

В ходе встречи аль-Башир поднял вопрос о вмешательстве США в политику региона, заявив, что отделение Южного Судана в 2011 году стало результатом именно действий Вашингтона. По его словам, Хартум (столица Судана) хочет обсудить с Москвой вопрос вмешательства США в ситуацию в Красном море с точки зрения использования баз.

«В итоге получилось так, что наша страна распалась на две части. В результате это привело к ухудшению ситуации, и в итоге мы нуждаемся в защите от агрессивных действий США», — заявил аль-Башир,

отметив, что Судан выступает «против американского вмешательства во внутренние дела арабских стран, и это касается, в частности, вмешательства США в Ираке».

По итогам встречи лидеры двух стран не достигли письменной договоренности о создании военной базы. Вместе с тем в Совете Федерации эту инициативу одобрили. Так, первый заместитель председателя комитета Совфеда по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил, что российская сторона готова на такой шаг.

«Понятно, что решение о создании в Судане российской военной базы на Красном море будет принимать Путин как верховный главнокомандующий, но лично я не вижу причин, по которым Россия может отклонить предложение суданской стороны, если таковое последует», — сказал он.

По мнению Клинцевича, присутствие России в этом регионе на постоянной основе «будет играть исключительно стабилизирующий контроль». В Кремле вопрос о перспективах создания российской военной базы в Судане пока не комментируют.

Сомнительное предложение

Учитывая местоположение Судана и возможности это страны, предложение Хартума выглядит не слишком привлекательно, отметил главный редактор журнала «Арсенал отечества», военный эксперт Виктор Мураховский в разговоре с «Газетой.Ru».

Он отметил, что в советское время зарубежные военные базы СССР в Африке были расположены более выгодно. В частности, эксперт привел в пример советские военно-морские базы в йеменском Адене, в Бербере в Сомали (сейчас город контролируется самопровозглашенным Сомалилендом), а также на острове Нокра в Эфиопии.

«Эти базы позволяли контролировать вход и выход в Красное море. Судан тоже находится на побережье Красного моря, но гораздо севернее Аденского залива, который обеспечивает проход в Индийский океан», — отметил Мураховский.

Он добавил, что у Судана нет порта, достаточного хорошо оборудованного для того, чтобы его можно было использовать для военной базы.

«В случае если мы ее (базу) там разместим, то мы возьмем некое обязательство поддерживать вооруженные силы Судана, которые находятся не в лучшем состоянии. К тому же, у Судана конфликт с Южным Суданом. Ни с военной, ни с экономической точки зрения нам это невыгодно», — резюмировал собеседник «Газеты.Ru». Мураховский отметил, что в случае

если Россия все-таки согласится создать базу в Судане, то она станет первым постоянным военным объектом России на африканском континенте.

«Лет через 10-15 в этом регионе все же хотелось бы иметь базу, но одно из лучших предложений, которое мы реализовывали, — это советская база в Адене. База была выгодно расположена. Думаю, если в Йемене стабилизируется обстановка, то ее вполне можно восстановить», — считает эксперт.

Есть дела поважнее

Необходимость военной базы в Судане заключается в том, что она поможет продвигать интересы России на африканском континенте, говорит старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук Борис Долгов.

«В принципе, для России необходимо создание каких-то опорных пунктов в других регионах для продвижения своих интересов. Но создание военной базы в другой стране — это сложный вопрос. При реализации такого решения нужно учитывать и ситуацию в регионе, и позицию стран-соседей и мировых держав. Плюс это расходы — на строительство, функционирование инфраструктуры», — объяснил он «Газете.Ru».

По мнению Долгова, по обоюдному желанию двух сторон эта инициатива может быть реализована, но не в ближайшем будущем.

«Сейчас у России много более важных задач. Москва активно проводит внешнюю политику на Ближнем Востоке, вовлечена в сирийский кризис, в урегулирование иракского кризиса, в какой-то степени, активно работает в турецком направлении», — пояснил он.

Мураховский убежден, что Россия вряд ли согласится на создание военной базы в Судане в ближайшем будущем. «Не будет ее, поверьте. Надо посчитать количество средств, которые надо в нее вложить, и станет понятно, что это чудовищные расходы. Просто так поставить базу в другой стране нельзя. Придется очень много вкладывать в поддержку ее правительства. Сама обстановка этого требует, но у нас нет таких средств», — отметил он.

В частности, собеседник «Газеты.Ru» сравнил расходы СССР на содержание своих зарубежных баз в Африке с нынешними расходами Китая на свою военную базу в Джибути, официальное открытие которой состоялось в начале августа этого года. «Китай, по сути дела, содержит Джибути: финансирует вооруженные силы этой страны и инвестирует в экономику. Ровно так же и мы [СССР] были вынуждены делать со странами, в которых у нас имелись базы», — сказал Мураховский.

Новый регион для конкуренции

В последние годы Пекин увеличил объем инвестиций в Африку. В 2015 году китайские власти пообещали вложить в развитие стран континента $60 млрд, став крупнейшим торговым партнером в этом регионе. В частности, Китай вкладывает деньги в строительство железных дорог, соединяющих африканские страны. Также два года назад Китай приступил к выполнению своей первой зарубежной миротворческой миссии в Южном Судане.

Военная база в Джибути стала первым зарубежным военным объектом Китая. Ранее сообщалось, что на ней будут дозаправляться военно-морские суда, которые участвуют в миротворческих и гуманитарных миссиях у побережья Йемена и Сомали.

По данным «Би-би-си», китайцы собираются вкладывать в свои военные объекты по $100 млн ежегодно. Для сравнения, США платят за содержание своей крупнейшей постоянной военной базы Кэмп-Лемонье, которая также находится в Джибути, $63 млн в год.

Пекин тестирует в Джибути политику создания своих военных баз в регионы за пределами Китая (в настоящий момент база в Джибути — единственный китайский объект подобного рода за пределами КНР — «Газета.Ru»), говорит директор Центра стратегических исследований Китая РУДН Алексей Маслов.

«Сама по себе военная логистика, обеспечение базы, дозаправка и так далее — для Китая это все абсолютно новая история, так как Китай практически никогда не действовал далеко от своих рубежей. Пекин сейчас пытается активно арендовать практически вдоль всего морского пути от Китая через Индийский океан и далее базы для своих подводных лодок, брать их в долгосрочную аренду — причем эксклюзивную. Поэтому Джибути — это пробный тестовый проект вынесения своих военных сил за рубеж», — объяснил он «Газете.Ru».

Сейчас никакой конкуренции между мировыми державами в регионе нет, однако то, что сейчас страны Персидского залива и Северной Африки начинают активно сдавать свои территорию в аренду для военных баз других стран, говорит, что в дальнейшем за них будут конкурировать много крупных игроков, отмечает Маслов.

«Пока никакой реальной конкуренции — ни экономической, ни политической — за этот регион между Пекином и Москвой нет. Но в дальнейшем она может возникнуть, учитывая, что Китай в последнее время начинает активно обсуждать вопрос о гуманитарных миссиях в Сирии после окончания военного периода операции. И если Китай будет присутствовать в Сирии, то регион Персидского залива станет регионом конкуренции между великими державами за влияние и на политику, и на экономику», — предположил эксперт.

Из-за открытия российской военной базы в Судане у России и Китая конкуренции не возникнет, убежден Маслов. «Предполагается, что если в Судане будет открыта российская военная база, то она будет использоваться для обслуживания военных сил России, не более того. Поэтому я не вижу здесь никакой основы для конкуренции», — говорит он.

Собеседник «Газеты.Ru» также отметил, что страны имеют право сдавать свои военные базы нескольким другим странам, которым пользуется Джибути, сдавая свою территорию в аренду и для китайской, и для американской военных баз.

«Джибути активно эксплуатирует свою территорию, сдавая ее под военные базы. И одновременно пытается блюсти некое равновесие между Китаем и США, сдавая обеим странам свои военные базы. Да, между Китаем и США есть гигантская конкуренция за регион, а Джибути пытается усидеть на двух стульях, эксплуатируя свою территорию», — заключил он.