Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Христа к барьеру

Фото: Алексей Киселев
Журналист Владимир Соловьев находит Христа и играет в гляделки с Путиным в дебютном романе «Евангелие от Соловьева».

Вы еще не верите в ономатомантию – предсказание судьбы по имени? Сомневаетесь, что имя определяет поступки? Очень зря. Мы идем к вам, следите за руками.

В начале XX века русский философ Владимир Соловьев свою последнюю, предсмертную книгу «Три разговора» заканчивает знаменитой «Краткой повестью об антихристе», где в художественной форме описал свою версию второго пришествия Христа. Естественно, не обошлось без его философии всеединства, соединения христианских церквей: против предваряющего Спасителя Антихриста восстают трое героев — православный старец Иоанн, католический папа Пётр и протестантский теолог Эрнест Паули.

Во второй половине этого же века бывший известный советский критик, а ныне эмигрант Владимир Соловьев пишет книгу «Три еврея, или Утешение в слезах». Тройку евреев составляют он сам в компании с Бродским и Кушнером, которые, собственно, и являются главными героями этого «романа с эпиграфами».

В самом конце XX века, в 1999 году, редактор областной ивановской молодежной газеты «Прямая речь» Владимир Соловьев печатает в своей газете стебовое «Евангелие от Митьков», начинающееся словами: «Вначале все было до фени. И до фени было Богу. И до фени был всем Бог». В ответ архиепископ Ивановский и Кинешмский Амвросий отлучил богохульника от церкви, и это был первый случай отлучения в России за последние 80 лет.

И вот в начале XXI века случился синтез. В издательстве «Колибри» выходит книга известного журналиста Владимира Соловьева «Евангелие от Соловьева», где автор излагает свою версию второго пришествия Господа нашего.

Главными героями этой книги являются три еврея: некий чудотворец Даниил, клонированное дитя экспериментов секретных генетиков КГБ; сам Соловьев, его первый апостол, убежденный, что Даниил – Христос; и работающий таксистом в США ветхозаветный патриарх Енох, видящий в Данииле Антихриста.

Для того чтобы взяться писать о втором пришествии Христа, надо обладать либо изрядным нахальством, либо редкой дремучестью и не подозревать, что тема изъезжена писателями до выбитой колеи. Не будем даже вспоминать хрестоматийного «Великого инквизитора» Достоевского, напомним лишь, что только в России на этой ниве отметились все, от религиозных мистиков вроде Даниила Андреева до немалой компании фантастов от Стругацких до Лукьяненко. Уж что только не делали с Христом. Он оказывался и марсианином («Чужак в чужой стране» Хайнлайна), и женщиной (Дж. Морроу «Единородная дочь»), и отправившимся в прошлое с научными целями кандидатом исторических наук Курочкиным («Евангелие от Ильи» Варшавского). У Вольфганга Хольбайна во «Враге рода человеческого» вновь пришедшего Христа испугавшиеся конца света монахи заточают в подвале, а спасают его сатанисты, убежденные, что там прячут плененного Люцифера. У Роберта Шекли в «Битве» спасенными в итоге оказываются не люди, а боевые роботы, вынесшие на себе тяжесть битвы с воинством Сатаны в Армагеддоне.

Ну и что можно собрать на этой многократно окученной ниве? Какие такие оригинальные идеи нам предлагает Соловьев? О чем хочет сказать миру?

Как выясняется, все о том же – о себе, любимом. Самомнение известного телеведущего давно стало притчей во языцех.

Свой мастер-класс на Первом Всероссийском форуме молодых журналистов он начал фразой: «Я вам открою страшную тайну: во-первых, я глубоко убежден, что я гений».

Сначала он позиционировал себя как крупного предпринимателя («У меня свои заводы на Филлипинах, в России…»), положившего бизнес на алтарь просветительства народа с экрана ТВ. Потом – как потенциального главу государства – в прошлом году он на полном серьезе в интервью итальянской газете «Ла Стампа» рассказывал, как Березовский убеждал его стать соперником Путина на предстоящих президентских выборах: «Ты настоящий гений. Неужели ты боишься? Скажи, сколько ты хочешь денег? Дай мне номер твоего банковского счета, и твоя семья будет жить в роскоши». Теперь место в Кремле ему тесновато, и в «Евангелии от Соловьева» он с размахом доказывает, какой великолепный первопризванный апостол из него получится.

Именно он находит в США пришедшего мессию, и только он, с его богоданным талантом телевизионщика, поможет ему обеспечить торжество Царства Божьего на Земле. Конечно, в помощь ему понадобятся несколько мальчиков на побегушках, в роли которых выступают Билл Гейтс, папа римский, Владимир Путин и т. п., а всякая мелочь вроде Суркова с Волошиным лишь мечтает облобызать руку спасителю Спасителя.

«Президент подошел ко мне и протянул руку. Я встал. Оказалось, он ростом пониже меня.

— Здравствуйте, Владимир Рудольфович.

— Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Рукопожатие плотное, но не сильное.

Президент посмотрел мне в глаза, будто пытался определить, смогу ли я выдержать его взглад. Я не понял, в чем проблема.

Взгляд как взгляд, только глаза прозрачного голубого цвета. А мой взгляд потяжелее будет. Все-таки это я, а не он на стрелы начала 90-х в Москве ездил со всякими типами тереть. Не всегда я был журналистом, что уж поделать…»

Иногда Соловьев отвлекается от бесконечных самопрезентаций и вспоминает, что жанр предполагает еще и мудрую рефлексию на библейские темы. Но здесь сразу сказывается, что эта тема автору уже не столь интересна. Просвещения читателя относительно того, что ислам лишь паразитирует на достижениях еврейской цивилизации – ну, допустим, но при этом не худо хотя бы заглянуть в Коран и уточнить написание имен. Потому как «если Моисея назвать Муссой и Иисуса Иссой», то может получиться очень неудобно. Лучше уж про себя.

Но, похоже, и подвиги великого журналиста, который «получает немало, хотя зарабатывает в разы больше», чем дальше, тем больше приедаются автору. И то сказать – Гейтсом попомыкал, неземную красавицу уестествил, за Путина словечко по доброте душевной замолвил, толпы больных исцелил, Мессию человечеству представил. Что дальше? Милосердно похлопав по плечу Ларри Кинга, мол, место в истории старик, конечно заслужил, хотя как ведущий он умер лет двадцать назад, Соловьев явно утомился окончательно и завершил роман магическим «конец первой книги». Должность и возможности первого архангела, похоже, уже приелись.

Очень похоже, что во второй книге Даниил в итоге окажется Антихристом. Надо же куда-то расти Владимиру Рудольфовичу…

Владимир Соловьев, «Евангелие от Соловьева», «Колибри», 2005.