У Кремля везде свои люди

Крупнейшие российские компании с госучастием приступили к рассмотрению списков кандидатур в советы директоров. Это стало возможным после того, как на прошлой неделе правительство утвердило претендентов от государства. Кремль продолжил политику по усилению своего влияния на эти органы управления.

Председатель правительства Михаил Фрадков подписал распоряжения о выдвижении кандидатов для избрания в качестве представителей Российской Федерации в советы директоров РАО «ЕЭС России», «Газпрома», «Роснефти», «Транснефтепродукта», «Транснефти», «Зарубежнефти» и еще 60 российских стратегических компаний.

В пятницу совет директоров «Газпрома» первым из этих госкомпаний утвердил список кандидатур. В этом году он существенно изменился.

Всего на 11 мест в совете директоров «Газпрома» претендует 19 человек, из них 8 претендентов — госпредставители. Помимо бывшего чиновника, члена совета директоров «Газпрома» Фарита Газизуллина и председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера в перечень кандидатур от власти вошли три представителя правительства: министры экономического развития РФ Герман Греф, промышленности и энергетики — Виктор Христенко, глава Федерального агентства по энергетике Сергей Оганесян, а также три представителя Кремля: руководитель администрации президента Дмитрий Медведев, помощник президента Игорь Шувалов и спецпредставитель президента по международному энергетическому сотрудничеству Игорь Юсуфов.

Получить официальное объяснение нынешних изменений в списке госпредставителей не удалось.

В управлении пресс-службы и информации администрации президента «Газете.Ru» отказались сообщить, в каких целях в список кандидатов в совет директоров «Газпрома» были внесены сразу три сотрудника администрации: «Списки формируются в правительстве, обратитесь туда». А в пресс-службе правительства заявили, что кандидатуры от администрации президента не в их компетенции.

Представитель миноритарных акционеров «Газпрома», директор по корпоративным исследованиям инвестфонда Hermitage Capital Management Вадим Клейнер, который также претендует на место в совете директоров монополии, считает, что кардинальных изменений от того, что в список госпредставителей в совет директоров газового концерна вошли три сотрудника администрации президента, не произойдет: «Определенное количество госпредставителей как занимало места в совете директоров «Газпрома», так и будет занимать. А смена тех или иных представителей – это компетенция правительства и администрации президента».

Аналитик Rye, Man & Gor Securities Дмитрий Царегородцев с этим не согласен: по его мнению, состав совета директоров «Газпрома» с появлением в нем чиновников из администрации президента качественно меняется: «Таким образом отдается дань реальности — не секрет, что правительство уже перестало быть реальным рычагом власти, оно лишь проштамповывает решения Кремля. Поэтому будет логично, если места в совете директоров «Газпрома» займут люди, которые реально принимают решения».

В ИГ (организация запрещена в России) «Атон» считают, что появление в списке сразу трех чиновников администрации президента подтверждает ранее наметившуюся тенденцию: Кремль уже давно старается увеличить свое влияние на энергетическую отрасль и «Газпром».

Десант высокопоставленных чиновников администрации президента РФ начал внедряться в советы директоров крупных госкомпаний еще в прошлом году. Тогда помимо Дмитрия Медведева, который стал председателем совета директоров «Газпрома», и его советника Александра Волошина, председателя совета директоров РАО ЕЭС, чиновники из Кремля возглавили советы директоров «Роснефти» и «Транснефтепродукта»: это заместители главы президентской администрации Игорь Сечин и Владислав Сурков соответственно.

В этом году ситуацию усугубляет ноу-хау от органов власти: государство помимо отведенных ему, как акционеру, мест в советах директоров пытается поставить «своих людей» и на посты независимых директоров, которые в компаниях сейчас представлены, как правило, портфельными инвесторами или представителями аудиторских и консалтинговых компаний.

По данным «Газеты.Ru», с такими государственными независимыми директорами будут заключать договор на предоставление интересов государства: голосовать по основным вопросам они будут так же, как и госпредставители, — по директивам правительства.

Директора «Газпрома»

Сейчас 11 мест в совете директоров «Газпрома» занимают заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Ананенков, председатель правления Ruhrgas AG Буркхард Бергманн, начальник департамента экономической экспертизы и ценообразования «Газпрома» Елена Карпель, руководитель аппарата правления «Газпрома» Михаил Середа, акционер «Газпрома» Борис Федоров, а также Фарит Газизуллин, Герман Греф, Дмитрий Медведев, Алексей Миллер, Виктор Христенко и Игорь Юсуфов.

В совете директоров «Газпрома» сейчас лишь один независимый директор – основатель Объединенной финансовой группы Борис Федоров. В этом году конкуренцию ему помимо еще четырех претендентов от миноритариев (двух от ОФГ, одного от инвестфонда Vostok Nafta Investment Ltd и одного от Hermitage Capital Management) составит прогосударственный кандидат Фарит Газизуллин. «Выборы в совет директоров «Газпрома» вскрывают противоречия внутри инвестиционного сообщества: миноритарные акционеры, в данном случае Федоров и руководство Hermitage, не демонстрируют единой, консолидированной позиции. Поэтому у Газизуллина есть большие шансы пройти в совет директоров концерна», — считает Дмитрий Царегородцев.

Инвесторы же предпочитают не договариваться, а действовать другими методами. Вадим Клейнер говорит, что его фонд предлагает увеличить состав совета директоров «Газпрома» с 11 до 15 представителей. Он объясняет это тем, что «Газпром» — крупнейшая российская компания, и на каждого из членов совета директоров возложен большой объем работы: «Правильней было бы расширить совет директоров, чтобы разгрузить директоров и сделать их работу более эффективной. Практика других крупных компаний – таких, как РАО ЕЭС, Сбербанк, совет директоров которых состоит из 15 и 17 представителей соответственно, подтверждает правильность нашей логики».

«Кроме того, при увеличении числа мест в совете директоров «Газпрома» больше шансов войти в него появится у независимых директоров. Это позволит объективно оценивать политику, проводимую концерном, и целесообразность тех или иных решений», — заявил «Газете.Ru» кандидат в совет директоров «Газпрома».

Впрочем, идея Вадима Клейнера обречена на провал: в прошлом году предложение увеличить совет директоров «Газпрома» уже потерпело фиаско, вряд ли его одобрят и в будущем. Источник «Газеты.Ru» в одном из инвестфондов объясняет это тем, что место в совете директоров «Газпрома» дает массу преимуществ, и прежде всего доступ к информации и отчетности компании.

«Сейчас большинство мест в совете директоров «Газпрома» занимают чиновники, и за каждое место идет большая аппаратная конкуренция. Серьезные чиновники используют место в совете директоров компании для того, что встроить это в систему собственных бизнес-интересов.

То есть они реально участвуют в стратегическом развитии компании, а не банально пробивают те решения, которые нужны менеджменту или властям. Что касается «Газпрома», то тут кремлевские чиновники, скорее всего, еще и выполняют специфические функции – «ока президента»», — говорит представитель фонда.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть