Билл Гейтс как доминантный бабуин

Антон Костылев 09.08.2004, 15:14
Иллюстрация - «Газета.Ru»

Чем принцесса Диана похожа на шимпанзе и зачем Аристотелю Онассису стулья, обитые кожей с мошонки кашалота, рассказывает книга «Естественная история богатых».

История богатых, о которой идет речь, является естественной в смысле Дарвина и Павлова. Ричард Коннифф, легкий на подъем джентльмен, писал себе заметки о природе в National Geographic и об архитектуре в престижном Architectural Digest, пока не сообразил, что может объединить свой интерес к животным и к роскоши. Результатом стала книга «Естественная история богатых», на полновесных 500 страницах производящая родословную привычек богатых и очень богатых людей от поведения птичек, рыбок, приматов и другой фауны.

Потребность в новом взгляде на богатство назрела уже давно. Марксистские идеи заплесневели, критика французских философов стала казаться чересчур анемичной, о фрейдистских интерпретациях и вовсе неприлично говорить.

Отойдя от социал-дарвинизма на безопасную журналистскую дистанцию, Коннифф не то что бы предлагает стройную систему, он скорее приводит бесчисленное число удачных примеров, позволяющих освежить взгляд на эту старую и болезненную тему.

«…Когда я сидел среди бабуинов, у меня сложилось тревожное впечатление, что социальные отношения для них важнее, чем пища и секс. Еда была повсюду, а секс был привилегией доминантных самцов. Однако вопросы статуса или престижа волновали всех. Тревожно это потому, что в основе дарвиновской борьбы за выживание лежат как раз пища и секс. Но выдающаяся чета стаи даже не занималась сексом, хотя Село, судя по ее красному заду, находилась в полной готовности… Эти двое, тем не менее, гордо разгуливали вместе, принимая знаки внимания подчиненных. Пауэр не позволял другим самцам подходить к Село. Она была его и только его игрушкой».

В этой пространной цитате содержится главная проблематика книги – показать, как стремление к власти, престижу и контролю за ресурсами неимоверно усложняет дарвинизм, почти противореча ему. Но только внешне – неутомимое стремление животных к доминированию приносит биологические дивиденды. И каждая деталь поведения финансовой или родовой аристократии лишь дословно копирует отработанные механизмы выживания.

К примеру, благотворительность. Этот род деятельности ассоциируется с двумя вещами – чистосердечная филантропия и уклонение от налогов. На взгляд Конниффа, все сложнее.

Маленькая птичка, живущая в пустыне, найдя жирную личинку, может найти нижестоящего по иерархии и отдать добычу ему – иногда просто засунуть в глотку против воли подчиненного.

Таким образом доминантная особь укрепляет свой статус. От этого она получает доход – положительно меняется гормональный баланс, что ведет к укреплению организма, а нижестоящий получит лишний аргумент, чтобы не бунтовать при случае. Известные филантропы признавались, что каждый вложенный в благотворительность доллар приносил им от 1,2 до 20 долларов дохода. Кроме того, они дольше живут.

Ритуалы светских вечеринок, строительство бесчисленных особняков, даже скандальные измены – все имеет соответствующие формы в зоологии. Самки, вынужденные довольствоваться второсортным самцом, норовят тайно изменить ему с более престижным. И наоборот, если доминантный самец захватил слишком много самок и не успевает обслуживать всех, дамы начинают искать встреч с низшими по рангу, но достаточно ловкими самцами – похоже на классическую историю про барина и конюха.

Даже опасные приключения, в которые пускаются богачи, вроде одиночных полетов на воздушном шаре, имеют аналог в виде бессмысленного и опасного хвастовства животных.

Павлиний хвост и лосиные рога, игры антилопы с преследующим ее хищником должны доказать: если этот парень сумел выжить, совершая такие глупости, значит, он действительно лучший.

Впрочем, развлекая читателя, Коннифф не скатывается до голого анекдота. Он рассказывает массу забавного про принцессу Диану и Билла Гейтса, про барона Ротшильда и Аристотеля Онассиса, про шимпанзе и бонобо, про верветок и мотыльков. Но прелесть этой книги – в определенной вежливости к читателю. Более ленивые найдут в ней занимательное чтиво с массой подробностей. Более внимательные – ироничную и немного печальную попытку понять, как может существовать такая абсурдная вещь, как социальное неравенство.

Ричард Коннифф, «Естественная история богатых». «У-фактория», 2004.