И. В. Сталин в перьях

Николай Рукомойников 20.02.2003, 17:46
Фото: www.museum.elcom.ru

В Музее современной истории России — подарки вождю всех индейских племен к 50-летию со дня смерти.

«Головной убор индейского вождя. Подарок индейцев США товарищу Сталину, избранному почетным вождем всех индейских племен, 1942 г.». Этот замысловатый предмет отнюдь не часть концептуальной акции современных художников. Это экспонат выставки, приуроченной к 50-летию со дня смерти Сталина, постигшей вождя народов и племен 5 марта 1953 года. Таким образом Музей современной истории России принял посильное участие в отмечании этой двусмысленной даты.

Стараясь соблюсти объективный взгляд на историю, организаторы объединили экспонаты, посвященные собственно Сталину, со свидетельствами ГУЛАГа, перестроечными плакатами и современными книжными изданиями по теме. Таким образом, постер к «Покаянию» соседствует с ходатайствами о снятии судимости, видами города Гори и парадными портретами.

Такая эклектика скорее создает сумбур, нежели объективный взгляд. Особенно это заметно на такой скромной выставке, как эта. Поделив два небольших зала, коммунизм и антикоммунизм скорее толкаются локтями, чем согласованно управляют вниманием посетителя. И, надо заметить, коммунизм может предложить намного больше.

Речь идет не о документах и парадных портретах — всего этого жители России насмотрелись вполне. Хотя и здесь можно обнаружить нечто интересное и необычное, выбивающееся из общего официоза. Вот фотография – Сталин и Дзержинский позируют обнявшись, 1924 год. Сталин весел, первый председатель ЧК – красив и явно тяжело болен. Через два года он умрет. Фотография похорон прилагается. На секунду живая история распускается, как цветок, чтобы тут же увянуть в подлинниках партбилетов и пропусков на торжественные мероприятия.

В первую же очередь выставка интересна удивительными подарками, которые получал великий диктатор. Тот же головной убор индейского вождя рассказывает о времени больше, чем любые документы. Можно представить, что в одну из своих бессонных кремлевских ночей Иосиф Виссарионович не удержался и, шутки ради, примерил пышные перья истребителя бизонов — и смотрел на себя в зеркало, покуривая знаменитую трубку.

Другой необычный предмет – подарок от инвалида детства П. Т. Семеновой, родившейся без обеих рук, научившейся вышивать и плести бисером с помощью пальцев ног. Своему вождю она подарила письменный прибор. Костяной кинжал с ножнами от чукотского художника Онно, изобразившего на подарке истребляемых фашистских оккупантов, танки и непременных песцов. Похожая на гиперболоид киноустановка, подаренная вождю рабочими завода имени ОГПУ в 1949 году.

Все эти вещи, собранные вместе, гораздо достовернее передают жуткую сюрреалистическую атмосферу, царящую вокруг Сталина, нежели полиграфия тех лет, вручную вышитые знамена с портретами или грубоватая придворная живопись. Сталкиваясь с подобными объектами, зритель вынужден реконструировать эпоху даже против воли. Как могла появиться на свет диорама «Счастливое детство» — стеклянный ящик с крупными игрушечными пупсами, несущими транспарант «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство»? Табличка, сообщающая, что объект был подарен Сталину рабочими такого-то завода к 70-летию, почти ничего не объясняет, и воображение включается само по себе.

Что же касается объективного взгляда на историю, то за ним лучше отправиться в лавку того же музея, где агитационные плакаты коммунистов и перестроечных борцов с мрачным наследием продаются на равных правах.

Музей современной истории России, с 20 февраля.