онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Лесбиянка и «петухи»: новые подробности дела Кокорина и Мамаева

Суд продолжит допрос свидетелей по делу Кокорина и Мамаева 10 апреля

В московском Пресненском районном суде состоялось первое полноценное судебное заседание по делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева. Фигуранты дела признали свою вину частично. Слушание продлилось почти восемь часов, за это время суд успел допросить лишь трех свидетелей, после чего было принято решение о переносе заседания на 10 апреля.

9 апреля в Пресненском районном суде города Москвы началось полноценное разбирательство дела нападающего петербургского «Зенита» Александра Кокорина и полузащитника «Краснодара» Павла Мамаева. Им были оглашены обвинения по статьям о «нанесении побоев» и «хулиганстве», с которыми они частично согласились.

«Вступили в предварительный сговор, желая противопоставить себя окружающим, прибегли к насилию из хулиганских побуждения, мешая общественному спокойствию», — гласит заявление государственного обвинителя.

В начале слушания слово было дано подсудимым, а затем их адвокатам. Кокорин и его младший брат Кирилл, Мамаев и еще один обвиняемый — Александр Протасовицкий отрицали наличие предварительного сговора и факт хулиганства.

В то же время адвокат подсудимого Александра Кокорина подчеркнул, что обвинение их клиентам предъявлено незаконно и необоснованно.

«Обвинение предъявлено незаконно и необоснованно. Дело можно было расследовать в течение месяца. Раздули из конфликта такое вот уголовное дело», — заявил Ромашов.

После этого представитель Кокорина-старшего прокомментировал эпизод с нанесением удара стулом чиновнику Минпромторга России Денису Паку. Инцидент, по версии защиты, произошел из-за необоснованных обвинений Пака и находящегося с ним сотрудника НАМИ Сергея Гайсина в адрес компании спортсменов.

Так, Пак якобы оскорбил футболистов и их друзей после того, как один из них сравнил его с южнокорейским певцом Пак Чэ Саном, и между ними начался конфликт.

Александр Кокорин, как заявляет защита, взял стул в руки и хотел подсесть к чиновнику, но после услышанного оскорбления рефлекторно вскинул руки, из-за чего предмет ударил Пака.

«Согласно движениям, Кокорин хотел подсесть. Стул опустился сначала на пол. Пак внезапно произнес оскорбление, после чего произошло рефлекторное движение и стул обрушился на голову», — сказал юрист Ромашов.

«Допущено незаконное вменение хулиганства всем обвиняемым. Обвинение не основано на правильной трактовке фактов»,

— добавил адвокат Мамаева Игорь Бушманов.

Выслушав показания подсудимых и их защиты, суд продолжил судебное следствие с допроса свидетелей и потерпевших, удовлетворив таким образом требование обвинения, поскольку защита хотела стартовать с просмотра видеоматериалов.

Первым свидетелем оказался Карен Григорян, допрос которого длился почти три часа. За это время судья Светлана Тарасова успела поговорить с Григоряном о шоу-бизнесе, расспросить его об одежде обвиняемых в момент преступления и положении припаркованных автомобилей.

Он рассказал, что конфликт футболистов с водителем Виталием Соловчуком начался из-за девушки, которая присела на него. Также гражданин Белоруссии, по показаниям Григоряна, назвал компанию Кокорина и Мамаева «петухами».

Судья пыталась восстановить картину произошедшего уже в кафе. В частности, юрист расспрашивала Григоряна о том, действительно ли неназванная девушка, находясь в компании футболистов, садилась к Кокорину на колени, «опускалась под стол и имитировала половые ласки». Свидетель не смог подтвердить эти сведения и сообщил, что Кокорин лишь целовался с девушкой. За процессом из зала суда наблюдала супруга Кокорина Дарья Валитова, а мать футболиста неоднократно подходила к Бобковой.

В завершении допроса Григорян сообщил, что в самом первом допросе авторство текста практически полностью осталось за следователем.

Вторым свидетелем оказалась Екатерина Бобкова, сопровождавшая компанию друзей в клубе и кафе. Девушка не смогла вспомнить, действительно ли целовалась с Кокориным, зато сообщила, что клала ему на колени голову, не делая при этом поступательных движений. Более того, Бобкова назвала себя лесбиянкой и призналась, что не испытывает влечения к мужчинам.

«Святоша! Он как ангелочек. Добрый мальчик, отзывчивый»,

— так охарактеризовала девушка Кокорина.

Свидетель пояснила, что ничего «не втирала себе в десна», таким образом пояснив, что наркотики компания в тот день не употребляла. По словам девушки, на первом допросе следователь пытался заставить ее подписать бумаги с теми словами, которые она не говорила.

«Во время первого допроса дяденька на меня орал. Следователь с большими глазами! Орал на меня, как бешеный, в итоге я сказала, что без адвоката разговаривать не буду. Он ко мне приехал, а следователь не пускал. Делал вид, что телефон не слышит. Вот кого сажать надо!» — возразила Бобкова.

По версии Бобковой, сговор между друзьями отсутствовал. Они в разные моменты выходили из клуба, а во время стычки Кокорин вообще не принимал участия в инциденте и успокаивал ее. Возвращаясь к ее состоянию, девушка пояснила, что плакала и у нее была истерика. Ей якобы стало жалко Соловчука, поэтому она дважды на него легла — чтобы прекратить драку. Также она рассказала, что села в машину к Соловчуку из-за того, что приняла его автомобиль за такси.

Во время допроса перед судом Бобкова несколько раз путалась в показаниях. Особенно это сказалось на проверке протоколов с первого допроса.

В частности, свидетельница, сверяясь с документами, обратила внимание на то, что некоторые ее подписи расходятся, намекая на то, что они были подделаны.

«Даже цвет ручки разный», — говорила она.

Обратил на это внимание и адвокат Кирилла Кокорина Барик, который подчеркнул, что на некоторых листах отсутствовала подпись ее адвоката. Несмотря на это, Бобкова все-таки покинула зал, а судья после небольшого перерыва вызвала на допрос третьего свидетеля.

Им оказался Геннадий Краснов, который во время потасовки в кафе был обычным посетителем. Как отмечал сам свидетель, ни с Кокориным, ни с Мамаевым, ни с их друзьями, ни с Паком он знаком не был, а пришел в ресторан, чтобы позавтракать.

«8 октября в начале десятого утра пришел в кафе позавтракать. Понял, что оказался посреди конфликтной ситуации. Между компанией молодых людей и Денисом Паком. Потом мимо меня прошел Кирилл Кокорин, громко переспросивший, кого Пак назвал нецензурным словом. Пак громко что-то сказал. Далее к столу подошел Александр Кокорин. Он взял стул и ударил Пака. Затем Пака ударил Кирилл Кокорин. Было видно, что Пак напуган, он перестал идти на конфликт», — заявил Краснов.

Сам свидетель в момент начала драки пересел за другое место. В один момент, по его словам, к нему подошел Кирилл Кокорин, потребовавший удалить видео с телефона. Однако Краснов, как он утверждает, ничего не снимал.

Описывая поведение участников конфликта, свидетель подчеркнул, что и Пак, и братья Кокорины вели себя вызывающе.

«После эпизода с Паком компания вела себя вызывающе и агрессивно. Призывали всех удалить видео с телефонов. В частности Александр Кокорин выкрикивал призывы выйти на улицу и разобраться, «если тут есть смелые люди». Слова «драться» нет, но в моем понимании призыв «выйти поговорить» в адрес мужчин это призыв подраться», — отметил он.

При этом, по его словам, Пак также выглядел агрессивно.

Ключевым моментом слушания стал вопрос прокурора Краснову о том, обращался ли с требованием удалить какие-либо фото- видеоматериалы Павел Мамаев, на что свидетель ответил отрицательно. Обвинение выступило с просьбой проверить протоколы с первого допроса на предмет противоречия, однако суд в данном ходатайстве отказал и перенес слушание на следующий день.

Заседание состоится 10 апреля в 12.00 мск.

Напомним, что Мамаев, братья Кокорины и Протасовицкий 8 октября прошлого года избили Соловчука, водителя ведущей Первого канала Ольги Ушаковой, а затем устроили потасовку в одной из кофеен в центре Москвы. В ходе конфликта пострадали Пак и Гайсин.

Спустя несколько дней все четверо были арестованы и помещены в следственный изолятор. С тех пор состоялось множество судебных заседаний, в ходе которые все апелляции фигурантов дела о пересмотре меры пресечения были отклонены. 3 апреля Пресненский суд Москвы принял решение о продлении арестов Мамаева, братьем Кокориных и Протасовицкого до 25 сентября. Им инкриминируют обвинения по статьям о нанесении побоев и хулиганстве.

8 апреля стало известно, что стороны Мамаева и Кокорина подали апелляционную жалоба на продление срока ареста футболиста до 25 сентября.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».