«Не будет нас — все развалится, и боксеры уедут в Америку»

Андрей Рябинский рассказал о боях в Грозном, боксерских рингах и судебных заседаниях

ТАСС

Российский бизнесмен и глава промоутерской компании «Мир бокса» Андрей Рябинский в интервью «Газете.Ru» рассказал об организации чемпионского боя Александра Поветкина в России и перспективе супертяжеловеса встретиться с американцем Деонтеем Уайлдером, суперпризе, который будет стоять на кону в новом реалити-шоу о боксе на канале «Матч ТВ», иске российских паралимпийцев и угрозах, которые несет в себе скандал с детскими боями в Грозном.

Разговор с Рябинским начался с последней новостной темы: компания «Мир бокса» выиграла право на проведение боя за временный титул чемпиона мира по версии WBC между Александром Поветкиным и канадцем Бермейном Стиверном. Русский Витязь вернется на ринг после паузы более чем в год, и произойдет это в России.

Реклама

— Расскажите о том, как прошли в Нью-Йорке торги за право на проведение поединка Александр Поветкин – Бермейн Стиверн. Вы на них присутствовали?
— Я не присутствовал на них лично, там был мой представитель. Раньше я был на торгах, знаю эту схему. Сейчас не было ничего такого сверхъестественного — ничего интересного не расскажу.

— Сумма, с которой были выиграны торги…
— Реалистичная, адекватная — этот бой столько и стоит. Мы дали три сто с копейками ($3,165 млн. — «Газета.Ru»), Дон Кинг дал два сто с копейками, но были и еще игроки.

Были ребята из Канады непредсказуемые — так бы я дал немного поменьше: 2,5 где-то, 2,8. Но пришлось дать три сто, чтобы нейтрализовать возможных участников этого аукциона.

— Уже сказано, что бой будет в России. А есть ли какие-то определенности с городом проведения?
— Да, мы сейчас рассматриваем два варианта — либо Москва, либо Екатеринбург.

— Москва будет, если появится возможность объединения с боем Дениса Лебедева 3 декабря?

— Это точно будет другая дата, потому что Саша по алгоритму подготовки не успевает «подвестись» к 3 декабря. Точно другая дата.

Вероятнее всего, бой будет в районе 17-го числа.

— Под эту дату нужно будет второй раз за месяц подбирать андеркард — других участников шоу. «Мир бокса» будет обходиться своими боксерами или пригласите известных спортсменов других компаний, как в майском шоу в Москве?
— Может быть, кто-то дополнительно еще появится. Но надо понимать, что у нас сейчас много ребят — каждое место в андеркарде для нас важно.

— Всемирный боксерский совет после аукциона выступил со специальными оговорками, указав, что в случае завоевания Поветкиным временного титула проведение его боя с чемпионом WBC американцем Деонтеем Уайлдером будет зависеть от итогов судебных разбирательств в феврале 2017 года. Как вы воспринимаете эти оговорки?
— Спокойно воспринимаю. Понятно, что если есть судебный процесс — который находится несколько в другой плоскости, чем спортивная организация, и она не может не принимать его во внимание, — решение может сильно повлиять на позицию WBC.

— Суд касается неустойки за несостоявшийся в Москве бой с участием Уайлдера, но WBC указал, что если сторона Поветкина в нем проиграет, то придется объяснять, что это не связано с применением запрещенных средств. Готовы к такому повороту?
— Готовы. Абсолютно.

— И еще один вопрос по этому суду. Слушания будут только в феврале, это очень не скоро. Не было ли варианта каких-то ускоренных процедур, как в спортивных спорах?
— Это не совсем спортивный спор, это вышло за рамки. Это полноценный американский суд, на большие деньги:

к нам иск на $4,5 млн, мы предъявили иск на $34 млн в ответ. Там есть о чем судиться.

Это не спортивный арбитраж, который решается быстро, это суд общей юрисдикции, абсолютно нормальные сроки. Мы уже судились на Манхэттене (Рябинский выиграл иск к Дону Кингу. — «Газета.Ru»), понимаем, как это происходит. Здесь так же все будет — год-полтора.

— Что касается боксерского шоу 3 декабря: помимо главного боя между Денисом Лебедевым и Муратом Гассиевым там выступит Дмитрий Кудряшов и там же будет финальный бой нового боксерского шоу на телеканале «Матч ТВ». Можно о последнем поподробнее?
— Мы с Тиной Канделаки организовываем это шоу совместно. Мы ищем талантливых ребят, и тот парень, который там победит, получит контракт с компанией «Мир бокса».

Он также получит однокомнатную квартиру в Подмосковье в одном из проектов, который строит моя компания — Группа компаний МИЦ.

Я считаю, что это более чем хороший стимул, ребятам есть ради чего сражаться. И да, действительно, последний бой, когда останутся только два участника, он попадет в это шоу 3 декабря.

Я планирую, что этот бой будет высоко стоять в андеркарде — прямо перед главным. Мы с вами увидим ожесточенный бой молодых ребят, у которых на кону будет заключение контракта и квартира.

— Тогда вопрос о вашем основном бизнесе. Связано ли то, что вы проводите бои в других городах, со стремлением расширяться в сфере недвижимости?

— Никак не связано — я нигде не развиваю основной бизнес, кроме Москвы и Московской области.

Просто мы спонсируем бокс: все, что здесь делается, делается за наш счет — именно МИЦ является и спонсором, и владельцем, и организатором всех этих мероприятий.

Все это связано с тем, что я люблю бокс, боксировал раньше сам и не хочу, чтобы эта история была брошена.

Потому что как только мы перестанем финансировать это, сразу же профессиональный бокс в России развалится и боксерам ничего не останется, кроме как уезжать и выступать в Америке, как это было раньше.

— Следите ли вы за той ситуацией, которая сейчас развивается в Российской федерации любительского бокса — конфликты с тренерами, руководством, перевыборы?..
— Если честно, я без интереса к этому отношусь. Там своя интрига, много разных людей, в том числе уважаемых и достойных в боксе, но нет какого-то единоначалия. А решение всегда принимает один человек

И если в профессиональном боксе все выстроилось четко по управленческой вертикали, то в любительском такого нет. К сожалению.

Дай бог, что там появится тоже человек, который будет принимать решения и отвечать за них.

— Вы участвуете в деле с иском Паралимпийского комитета России. Есть ли какие-то новости по восстановлению его в Международном паралимпийском комитете, какая-то информация у вас?
— Мои юристы продолжают заниматься этим вопросом. Они судятся, я по-прежнему финансирую всю их работу.

Все боевые задачи им ставит ПКР и Министерство спорта. Я в детали не лезу — просто обеспечиваю техническое сопровождение этих судов.

Про сами суды пока рано говорить — там решений пока не принималось, за исключением того, что когда-то нам отказали в нескольких инстанциях в вопросе наложения мер обеспечения.

Но ни один иск мы еще не проиграли.

Как это будет дальше развиваться — ждем команды от Министерства спорта, это они решают, какие у них позиции по вопросу возвращения ПКР. Наша часть — это работа на юридическом фронте.

— По поводу детских боев в Грозном и конфликта вокруг них уже был ваш комментарий о том, что это крайне неприятно, когда две стороны, заинтересованные в развитии спорта, так выясняют отношения. Но есть ли какой-то путь примирения сторон?

— Я не знаю, как этот вопрос может быть решен. Я считаю, что прозвучало много всяких неправильных фраз и слов, к огромному сожалению.

Еще раз хочу подчеркнуть, что и к Феде, и к Рамзану отношусь с огромным уважением. Самое неприятное, что может случиться в этой истории, что этот конфликт может вылиться — уже начинает выливаться — в межнациональный. А для нашей страны это большая проблема и большая угроза.

Что бы ни происходило, как бы ни поворачивалась ситуация, нельзя допускать, чтобы это был такой конфликт, когда русские начинают конфликтовать с чеченцами, а чеченцы — с русскими. Это очень неправильная история.

Лучше бы, если бы это оставалось каким-то частным конфликтом. Нехорошо, что это вышло в такую межнациональную плоскость.

У нас достаточно внешних угроз и проблем, и получить еще такого рода угрозы и проблемы внутри — это совершенно точно не ко времени и не к месту.

С другими новостями, материалами и статистикой вы можете ознакомиться на странице бокса и ММА, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».