8 декабря 2016

 $63.24€68.17

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть





(none)

«Теннисистам нужно быстрее взрослеть»

Владимир Камельзон считает проблемой переход россиян из юношеского во взрослый теннис

Андрей Кузнецов
Андрей Кузнецов

Фотография: ausopen.com

Только две россиянки — Мария Шарапова и Екатерина Макарова — продолжают выступление на Открытом чемпионате Австралии после двух кругов соревнований. О том, что происходит в настоящий момент не только на кортах Мельбурна, но и в российском теннисе вообще, «Газете.Ru» рассказал тренер сборных команд России Владимир Камельзон.

— После двух кругов представительство России с 14 стартовавших сократилось всего до двух теннисисток. Ожидаемо?
— Если говорить по результатам, то не совсем ожидаемо. У нас все-таки четыре спортсменки — Шарапова, Макарова, Павлюченкова и Кузнецова — сеяные, и все они должны были двигаться вперед. Не ожидалось, что вся четверка будет в четвертьфинале, но это другой разговор.

Но не нужно паниковать. Турниры «Большого шлема» отличаются от других соревнований: там главное стартануть. Это труднее, чем потом пройти три-четыре круга. Это такие соревнования: если ты не можешь выстрелить на старте, значит, ты плохо подготовился или тебе жребием достался более мотивированный игрок.

Это один из победных турниров: вышел на корт – нужно выигрывать, проиграл – вышел из тура, про тебя все забыли. И поэтому люди готовятся, стараются удержаться в этом турнире.

Первая сенсация, конечно, то, что слетела Кузнецова – она не должна была проиграть. Но она в последнее время нас этим не удивляет, мы как-то к этому уже привычны.

Да, есть класс игры, да, есть зрелость, да, есть победы в «Большом шлеме», да, она наша Кузнецова – и мы ее ругать не вправе, можем только попросить: Светочка, сыграй здесь или сыграй там. Она живет в своей команде: сама планирует результаты, часто меняет тренеров. Конечно, она одаренная спортсменка, до мозга костей профессионал, понимает, что делает. Но она же уже набрала возраст.

Почему она так неудачно подошла к Открытому чемпионату Австралии? Ни один из функционеров и тренеров не ответит на этот вопрос так, как отвечаю на него я: «Мы не знаем!» Она в стороне от нас тренируется, она в стороне от нас играет. Да, мы рады бы ей помочь, но мы ее не видим. И как она подошла к Australian Open, мы не знаем.

— Она приглашена в сборную на матч Кубка федерации против Польши, мы ее там увидим.
— Она приглашена, потому что был неудачный опыт, когда мы собрали всех «детей» выступать в Австралии, и они все проиграли. Вдрызг, в одни ворота.

А здесь все-таки играть в Польше, вы сами знаете, какие там будут трибуны. Говорят, зал в Кракове сделали чуть ли не на 15 тысяч зрителей. При той политической обстановке, которая сейчас есть, понимаете, что в таком зале не так просто будет играть.

И если вытаскивать туда «детей» и говорить, что, вот, мы выставляем молодежь, – это профанация. Поэтому Тарпищев пошел другим путем – и я, и другие его поддержали: укомплектовать команду надо все-таки серьезными людьми, все-таки это Кубок федерации.

И поэтому Кузнецова была приглашена в сборную. К ее чести, она не отказалась выступать – потому что она тот игрок, который против полек может выйти и принести очко. Она боец, прошла все Кубки федерации, у нее там много регалий, побед.

— Из четверки, приглашенной в сборную на матч с Польшей, в Мельбурне продолжает играть только Шарапова. Кузнецова, Анастасия Павлюченкова и Виталия Дьяченко выбыли…
— Про Дьяченко я могу сказать, это моя ученица, я ее ставил на ноги, мы много с ней работали. Сейчас она самостоятельный человек, взрослый игрок. За последнее время она хорошо подняла свой рейтинг, а играет очень индивидуально – так никто не играет. У нее своеобразная техника, видение корта хорошее, она талантливая теннисистка. Если бы мы продолжили совместную работу, думаю, она смело могла бы иметь место в десятке. Но жизнь теннисиста, видите, какая: настраивает какую-то игру, потом уходит…

На сегодняшний день она хорошо играет, показывает хорошие результаты. Почему она скатилась на старте в Мельбурне, сказать не могу, к сожалению, не видел этой игры (с американкой Варварой Лепченко), ее не показали.
Но то, что она находилась в хорошей форме, – это точно.

Но она не так часто играла Большие шлемы, в Австралии – во второй раз. И этот стартовый матч для нее сложился неудачно. Стартануть не получилось.

Что касается Павлюченковой, то это особый разговор. Она много времени тренируется в школе «Белокаменная», мы ее видим, общаемся, можем советовать. И она здорово прошла прошлый сезон, была сеяной, и ее срыв на АО-2015 просто обиден.

От этого она не будет хуже играть. Как хорошо она выступала на победном для себя Кубке Кремля… Это было совсем недавно. Нельзя сказать, что она потеряла форму за такой короткий срок. Будем это тоже называть неудачным стартом.

Потому что девочка она крепкая, умеет держать удар. Она не комбинационный, а силовой игрок – должна действовать в два-три удара. Для этого нужна специальная подготовка, поэтому либо она у нее неудачно прошла, либо все-таки смазанный стартовый матч.

— Какое будет покрытие в Кракове? Возможно, что будет уложен грунт, чтобы нивелировать силовую манеру игры россиянок?
— Я не знаю, что они постелют, но не думаю, что это будет грунт. Честно говоря, сейчас нашим профессионалам «по барабану», на каком покрытии играть: они быстро приспосабливаются.

Если для нас будет покрытие неудачное, те, кто проиграли в Мельбурне, могут начать готовиться, приехать в Краков за неделю — у нас недельный сбор. Чтобы понять, что это за покрытие, нужно два дня для таких профессионалов, как Кузнецова, Павлюченкова или Дьяченко.

— От покрытия будет зависеть то, что в Кракове будут играть одиночные матчи?
— Нет. Я больше придаю значение тому, какова будет психология тогда, когда против тебя будут полные трибуны в 15 тысяч зрителей.

Мы такой фактор уже имели в Ковентри, когда играли с англичанами (в Кубке Дэвиса), за которых не выступал Энди Маррей. Мы тогда повели 2-0, но в итоге проиграли. Какая разница, какое было покрытие – важно, как трибуны орали. Вот это важно было! Когда они встали монолитом таким – попробуй устоять. И вот Турсунов дрогнул. Ну а Донской все-таки был молодой еще для такого матча, чтобы устоять в третий день игры. И вот вам трибуны, которые показали, на что они способны.

— Возвращаясь к Мельбурну. Что скажете про игру Веры Звонаревой? У нее был шанс в первом сете против Серены Уильямс.
— Я не расцениваю это как большой шанс. Она хорошо сыграла первый сет, вела. Но когда такой большой перерыв в выступлениях…

Вот я смотрел интервью Надаля, который провел трудный матч с молодым американцем (Тимом Смычеком), он сказал: я всего-то провел семь матчей, и мой организм пока не готов к таким нагрузкам после перерыва.

А женщинам еще труднее восстанавливаться. Чтобы играть против Серены, нужно иметь здоровье Серены. Но насколько Вера могла, настолько выложилась. Класс игры у нее не упал, но она действовала против первой ракетки мира.

А Серена вообще плохо играет первый сет: она здоровяк, и пока ты разогреешь эту массу, нужно какое-то время. Ей не 24 года, и ей нужна адаптация в каждом матче. Но когда она нашла свою игру и поняла, кто на той стороне стоит, она уже начинает попадать, отрабатывать свои приемы и включает бешеную подачу в 200 км/ч – ну как устоять против такого игрока? Против нее может стоять тот, кто все время играет в полуфинале-финале турниров WTA-тура.

А где Звноарева? Она в последнее время пробует набрать очки, и не нужно осуждать ее, что она неудачно сыграла. Была плохая подача, ее Серена всю «расстреляла». Во втором сете делом техники американки было выиграть 6:0. Она еще после своих травм не готова играть против Серены, против первой ракетки планеты.

— Как вы считаете, может ли Звонарева в 30 лет вернуться в сборную России?
— Она очень талантливый игрок, я всегда относился к ней с большим уважением, она росла у меня на глазах. Она многое может, но сегодня нужен контакт, чтобы посмотреть, кто с ней работает, что она делает, как тренируется. Какие у нее планы – амбициозные или среднего уровня. Но пока очевидно, руководители женской команды обошлись в Кубке федерации тем составом, который назвали.

— Более грустная часть вопросов – про мужскую часть россиян на Открытом чемпионате Австралии…
— А там все прозаично просто. Южный хоть и готов был играть, но надо же – жребий свел его в первой игре с Надалем! Ну как вы его обыграете?

Я люблю Южного, это боец, у нас сегодня такого другого игрока нет. А Надаль есть Надаль. И он во втором круге провел фантастический матч с этим молодым американцем. Надаль просто красавчик, и я пророчу, что он будет в полуфинале, обязательно!

Насколько он восстановился, что ему позволит физическая подготовка – такой результат он и покажет. Он и сам об этом говорит: на организм ложится очень большая нагрузка. Когда в матче со Смычеком ему вызвали врача, он устоял и довел матч до ума… Такие поединки, я считаю, надо в учебники вносить.

Федерер, Надаль, Джокович и Маррей – это сегодня образец того, каким должен быть мужчина в теннисе. То, что Южный проиграл, – его никак нельзя в этом укорять, можно только расстраиваться.

Что касается Кузнецова, я все время говорю ребятам: «Донской, Кузнецов, проснитесь!» Им по 23 года, это уже не дети, которых мы тащили. Ну и конечно, такой жребий (первая ракетка мира серб Новак Джокович во втором круге), еще и не повезло немножко.

— У нас было только трое в основной сетке мужского Australian Open. Плюс Александр Кудрявцев, который пробился туда через квалификацию. Где же остальные?
— Если честно говорить, из всей молодежи на сегодняшний день, конечно, вся надежда на Андрея Рублева. Он идет по игровому пути, на котором можно сделать какой-то рывок, как сделал американец Смычек.

Это уникальный пацан, от бога рожден! И неважно, что он стоит 112-м в мире, такие ребята со 112-го номера могут и в десятку залезть. А их же много таких сейчас: болгарин Димитров, канадец Раонич…

Они рвутся на пьедестал. Этого Смычека никто не видел – только профессионалы. А он прославился на весь мир в одночасье. Его узнали все, потому что он так играл с Надалем. И испанец отдал ему должное, похлопал – и зал взревел.

Вот это будущее, понимаете. У нас какой-то такой мотивации у ребят нет. Они хорошие, трудолюбивые, мы на них надеемся, любим. Но это не Смычек! Покажите мне, что так можно сыграть с Надалем или Джоковичем! Пока таких игр нет.

И это обидно, над этим нужно работать. Ребята должны возмужать побыстрее, нельзя долго оставаться в перспективах. Когда тебе 23, а тебя считают еще молодым – это наша ошибка, тренерского коллектива. Надо быть пожестче.

— Что же для этого надо делать? Отправлять на максимальное количество турниров?
— У них сейчас такой календарь – играй сколько хочешь. Но у каждого своя команда, они работают по своему календарю. Ни Тарпищев, ни Камельзон, мы особенно не влияем на это дело. Потому что так теннис поставлен, что мы и игроков-то мало видим. Мы можем только что-то сказать, когда они появляются на сборах, на Кубке Дэвиса, когда мы все собираемся. И мы им высказываем, достаточно жестко.

Потому что ожидает российскую команду в Кубке Дэвиса? Вот мы вылетаем в Новый Уренгой, там мы соберемся где-то на недельку. Можем смотреть друг на друга, высказывать что-то. Но не забывайте, что если мы там, в Уренгое, выиграем, то в следующем матче в Москве встретимся с кем? С Испанией. Попробуйте ее обыграть. Даже и без Надаля, если он откажется, там есть кому играть. Не такая простая задача.

Требования к ребятам должны быть повышенные, но от кого они зависят? От нас не зависят. Мы им денег не платим. Они живут каждый своей жизнью, своими спонсорами, своей финансовой деятельностью. Кто с них может спрашивать? Только тот, кто платит деньги. Вот такая ситуация. Очень сложная, очень.

Сейчас мы с Тарпищевым много говорили. У нас до 18 лет есть хорошее поколение. Мы много турниров юношеских выигрываем. А чтобы была какая-то специальная подготовка от 18 лет – это очень трудно. Это самое слабое место. Нужно думать, что делать в этом возрасте, чтобы теннисист этим ребенком не закатывался в Кубок Дэвиса, в Кубок федерации и считал, что он молодой, перспективный.

Перспективный, тебя в команду поставили – ты возьми и выиграй! А то потом идет отчет, как было после (матча Кубка федерации в) Австралии, что, мол, они молодые, что с них возьмешь, они еще сыграют.

Дайте заголовок: «Взрослеть надо быстрее!» И напишите, что Камельзон это сказал. Мои выступления поругивают, но я высказываю то, что вижу.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице Australian Open.

Читайте также:
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru