5 декабря 2016

 $63.76€67.79

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть







(none)

«Московский марафон надо переносить за город»

Красоты и ужасы Московского марафона

Фотография: moscowmarathon.org

Бронзовый призер чемпионата Европы-2010 в марафоне Дмитрий Сафронов в интервью «Газете.Ru» рассказал, что из минусов организации массовых соревнований может вызвать у участников негативные ощущения.

Готовя материал о Московском марафоне, старт которому будет дан 21 сентября, мы хотели сделать заметку в рубрику «Учим матчасть», рассказав участникам стайерского забега о том, как нужно тренироваться, готовиться, участвовать и получать удовольствие от таких соревнований.

За этим мы и обратились к призеру чемпионата Европы — 2010 в марафоне Дмитрию Сафронову. И тут открылось такое… В общем, почитайте, что рассказывает о важности любых нюансов в организации соревнований человек, завоевавший первую в истории российского спорта медаль европейского чемпионата в этой дисциплине.

До Сафронова последними отечественными атлетами, которые выиграли медали в состязании лучших марафонцев Европы, были Леонид Моисеев и Николай Пензин – советские спортсмены, которые на ЧЕ-1978 в Праге стали соответственно первым и вторым.

— Расскажите немного, как вы стали специализироваться на стайерских дистанциях.
— Я родился в семье спортсменов: у меня и папа, и мама бегали. Я с шести лет начал заниматься спортом. Непосредственно о марафоне задумался в 2008 году, когда в качестве зрителя впервые побывал на крупном марафоне в Лос-Анджелесе. Я наблюдал за тем, что происходило, изнутри, был приглашен в гостиницу, смотрел, как готовятся спортсмены, — мне все понравилось.

Это был олимпийский год, и я задумался о том, что на этой дистанции можно и на Игры попасть. И так я решил заняться марафонским бегом. К тому же марафон – это адекватный заработок в нашей стране, если ты занимаешься легкой атлетикой.

— Получается, что всего два года спустя вы стали призером чемпионата Европы в новой для себя дисциплине?
— В стайерском беге и марафоне в тренировочном процессе практически все идентично. Буквально немного поднимаются объемы тренировочной работы – на 10–15 км в неделю.

— Для чего люди вообще бегают на такие расстояния?
— Зарабатывают деньги.

— А непрофессионалы?
— Честно говоря, я не знаю, почему они это делают. Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Видимо, какой-то интерес есть у людей. Перед друзьями они хвастаются заработанными футболками или медальками.

Марафон – это именно профессиональная дистанция. Это средство заработать деньги. Это то, с помощью чего ты можешь заявить о себе мировой общественности, чтобы тебя знали и уважали, а ты мог чувствовать себя как состоявшийся спортсмен. А не как непонятно кто, бегущий на уровне чемпионатов России.

Только поэтому я начал заниматься марафонским бегом. А зачем занимаются другие, кто, по сути, не являются спортсменами, я затрудняюсь ответить. Это очень тяжело и не всегда даже, наверное, правильно.

— Как в таком случае вы относитесь к массовым марафонам?
— Честно сказать, очень негативно. Потому что это не марафон, это какая-то пародия. Например, если мы с вами будем сравнивать крупные марафоны, такие как в Фукуоке или в Лондоне, — ты приезжаешь туда и понимаешь, что все на высшем уровне. И потом случайно принимаешь участие в нашем марафоне, где даже нет столика для питания спортсменов, – это ужасно на самом деле...

Есть очень много нюансов. Трасса, на которой проводится наш марафон, вообще не предназначена для бега. Это и экология: тут всегда болит печень. Тут всегда половина дистанции идет против ветра. Это ненормально — бегать туда-сюда.

И даже такой маленький нюанс: когда я пришел в раздевалку перед стартом, в туалете не было ни бумаги, ни воды в бачках. То есть вы понимаете, в каком состоянии находились там унитазы, какой был запах в раздевалке... Такая вот российская действительность. Честно скажу: у профессионального спортсмена сразу отпадает желание бежать.

— То есть вы не собираетесь принимать участие в Московском марафоне, который будет 21 сентября?
— Не собираюсь и даже думаю, что вряд ли когда-либо соберусь.

— И тем не менее организаторы объявляют, что заявки на участие подали около 13 тыс. человек.
— Я бы все равно этим людям советовал принимать участие на каких-то заграничных стартах. По возможности, кончено. Потому что наш марафон может принести только негативные ощущения и неприязнь к бегу.

Лучше это делать там, где организацией занимаются на профессиональном уровне. Когда нет даже столиков для питания – это не марафон, а ужас.

— Питание и питье во время забега – это необходимая часть марафона?
— Конечно! Когда вы бежите 42 км, у вас может начаться обезвоживание, закончатся углеводы. Тогда человеку очень тяжело добежать на каком-то своем высоком уровне, на личный рекорд. Из-за того что нет этих столиков, он заранее не поставит свои напитки с быстрыми углеводами, во время бега их не получит и после 30-го километра просто перейдет на шаг.

В итоге все закончится очень плачевно: и результатом он останется недоволен, и бегом, и человек намучается.

И все из-за того, кто кто-то просто не поставил столики, кому-то показалось, что это такая ерунда. А это не ерунда на самом деле.

— По поводу того, как делаются трассы. Организаторы Московского марафона говорят о том, что специально придумали маршрут по самым красивым местам города. Есть ли у участников хотя бы минимальная возможность рассмотреть достопримечательности?
— Конечно нет. Участник марафона не способен видеть какие-то достопримечательности. Бегущему человеку они не нужны.

Идеальный марафон проходит из точки А в точку Б, желательно без поворотов, разворотов, подъемов и так далее. В центре Москвы вообще очень сложно бежать: там экология не располагает к этому.

В идеале Московский марафон надо куда-то переносить за черту города. Выбирать нормальный асфальт и делать его из точки А в точку В, а не туда-сюда, когда это похоже на школьный челночный бег.

— Марафонские рекорды – одни из самых престижных в легкой атлетике. Но ведь это сильно зависит от профиля трассы: можно установить рекорд, двигаясь все время с горки. Какие есть требования к трассам?
— Особых требований вроде бы нет. Только марафон должен иметь сертификат ИААФ. В противном случае результат, показанный на этом марафоне, никуда не пойдет.

Допустим, руководство сборной может принять решение не брать такого спортсмена, например, на чемпионат Европы или мира, потому что трасса не сертифицирована: она может быть и длинней, и короче, и какой угодно. Не знаю, имеет ли московский марафон сертификат. (На официальном сайте данных о сертификации нет, но Международная федерация ассоциаций легкой атлетики упоминается только однажды, в пункте «Определение победителей и призеров». — «Газета.Ru».)

— На многое вы открыли глаза в этой беседе…
— Не воспринимайте мою информацию как какую-то враждебную. Я просто вам высказал свою точку зрения – человека, побегавшего на крупных международных марафонах. Мне есть с чем сравнивать.

***

Московский марафон в этом году будет проводиться второй раз. Скорее всего, те «нюансы», о которых нам рассказал Дмитрий Сафронов, после первого старта стали известны и его организаторам. Именно от их работы во многом будет зависеть впечатление, которое останется у многих тысяч участников забега. Вторую часть работы должна сделать погода – синоптики обещают, что воскресенье в Москве будет сухим и прохладным, 14–16 градусов выше нуля.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице летних видов спорта.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru