5 декабря 2016

 $63.68€68.07

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть







(none)

«Пусть суд будет проблемой Дона Кинга»

Андрей Рябинский рассказал о своих планах по развитию профессионального бокса в России

Дон Кинг
Дон Кинг

Фотография: AFP

Российский бизнесмен Андрей Рябинский в преддверии большого боксерского шоу 30 мая в Москве рассказал о прошедших и планируемых мероприятиях, прокомментировав также иск к Дону Кингу и неприятную ситуацию перед поединком олимпийского чемпиона Рахима Чахкиева.

В пятницу на профессиональный ринг в «Лужниках» выйдут два российских олимпийских чемпиона по боксу — супертяжеловес Александр Поветкин и Рахим Чахкиев, выступающий в категории до 90,7 кг. За день до боев прошла процедура взвешивания, на которой выяснилось, что соперник Чахкиева колумбиец Сантандер Сильгадо не укладывается в лимит весовой категории аж на 7 кг. Нередко в таких случаях поединки отменяются, но в данном случае стороны соперников договорились, что бой состоится, пусть на кону в нем и не будет стоять принадлежащий Чахкиеву пояс WBC Silver.

— Перевес Сильгадо в 7 кг стал неприятным сюрпризом для вас? — первый вопрос Рябинскому был задан на актуальную тему.
— В этом нет никакой проблемы. Для Рахима сейчас важно проводить довольно тяжелые поединки, готовиться к серьезным титульным боям, которые у него будут в конце этого года — в начале следующего.

В следующем году у нас Рахим уже будет довольно серьезно выступать. Мы планируем, что у него соперники будут очень высокого уровня. Но мы плавно к этому подходим. Сильгадо — это один из этапов подхода к этому высокому уровню.

— Но 97 кг — это вес приличного тяжеловеса, а два последних боя Сильгадо выиграл нокаутом. Нет ли у вас опасений за исход боя?
— Решение принималось совместно с командой Рахима. Она очень хотела сложного соперника. Хотела именно этот бой. Я в какой-то момент был за другого противника, попроще. Они меня убедили, я согласился с их аргументами, что есть смысл взять соперника посложнее. Теперь он сложнее и в том, что тяжелее.

В четверг стало известно и о том, что Рябинский подал иск в федеральный суд Манхэттена на Дона Кинга — менеджера боксера Гильермо Джонса, уличенного в применении допинга. Из-за этого уже в день проведения поединка весной этого года был сорван матч-реванш Джонса с россиянином Денисом Лебедевым. Сумма иска составляет $2,4 млн.

— Про иск к Дону Кингу вы уже сказали, что это для вас вопрос принципа. А как вы оцениваете вероятность успешного завершения процесса?
— Обычно вероятности оценивают адвокаты. Просто вы же понимаете, что если я подавал этот иск, то имею достаточно высокую вероятность его выиграть. Может быть, мы его проиграем, я не знаю. Но вероятность выиграть, которая существует, на наш взгляд, довольно высока.

— Вы не опасаетесь, зная характер Дона Кинга, что процесс может затянуться?
— Вообще никак не опасаюсь — пусть затягивается, нет проблем. Я в состоянии подождать, пусть это будет его проблема.

Для меня это вопрос принципа, я буду отстаивать свою позицию.

— Какова позиция WBA по поводу вашего судебного иска? Какая-то есть информация, как они это восприняли?
-— Ну, по поводу судебного иска, наверное, нет (информации). И это другая ветвь наших взаимоотношений. То есть суды — это одно, отношения с ассоциацией — это другое. WBA поддержала нас в решении отменить бой. Вы знаете, что после вскрытия пробы «Б» WBA приняла решение о дисквалификации Гильермо Джонса на два года, что в его случае уже закрывает его спортивную карьеру.

В этом смысле WBA понимает, что мы делали, понимает почему. И соглашается с нами. Ну, потому что нельзя не соглашаться с очевидными вещами. Если у кого-то боец на допинге, как можно выпускать против него своего? Ну как? Это просто преступление. Этого делать нельзя, и WBA это признает. А если бы это как-то не так закончилось, плохо? Что потом детям его (Лебедева) говорить? Так нельзя.

С моральной точки зрения есть определенные границы, которые преступать нельзя. Ни за деньги, ни за что.

И все же основной темой беседы Рябинского с журналистами были не суды и деньги, а сам бокс и его развитие в России. Поучаствовать в нем хочет и один из главных действующих лиц вечера бокса 30 мая Мануэль Чарр. На первой же своей пресс-конференции в России немец сирийского происхождения выразил надежду, что россиянин станет и его промоутером.

— Чарр надеется, что вы будете работать с ним. Это условия контракта или просто личное желание?
-— Это не условия контракта, но он задавал эти вопросы, когда мы вели переговоры. И мы ответили ему, что такое возможно. Он сказал, что заинтересован в этом.

— Эта возможность появится у Чарра только в случае победы в Москве. Или вы вообще заинтересованы в нем как в боксере?
— Это никак не связано с победой, но, наверное, зависит от того, как он будет выглядеть в бою. Я допускаю ситуацию, когда он, и проиграв, будет нам интересен.

— Вы не исключаете того, что будете подписывать контракты не только с российскими боксерами, но и с иностранцами?
— Не исключаю. В принципе так оно и планируется.

Бизнесмен рассказал, что до конца этого года его компания «Мир бокса» планирует провести еще два боксерских шоу в российской столице. В них болельщики смогут увидеть на ринге и Александра Поветкина, и Дениса Лебедева, и Григория Дрозда, и Рахима Чахкиева.

— Речь сейчас идет только о боях в Москве или возможны другие варианты?
-— Возможно проведение боев и за пределами России, просто сначала надо все выстроить в Москве.

Для меня бокс — это проект не для того, чтобы деньги зарабатывать. Во-первых, мне нравится. Во вторых, нельзя заниматься только зарабатыванием денег — надо вообще что-то поддерживать в своей стране.

Вот в этой связи нужно думать о тех боксерах, которые здесь и которые наши, а потом уже об иностранцах. И о проведении боев за рубежом. Но и с нашими тоже можно с какого-то момента начать выезжать, выступать на шоу других промоутеров — в Вегасе или в Макао. Мы все это допускаем, но сейчас здесь еще порядок наведем, выстроится какая-то картинка — и все, поехали дальше.

У нас назревают неплохие отношения с некоторыми крупными иностранными промоутерами. С кем-то мы уже общались и проявили себя нормально — и мы и они. Со многими остались теплые отношения. Мы надеемся, что у нас будут рабочие отношения, будем что-то делать совместно.

— Поветкин провел много боев в Германии, где его хорошо знают. Возможно ли проведение там его следующих боев?
— В этом году, наверное, нет. В следующем — вполне возможно. Я бы хотел сделать встречу в Германии, учитывая еще то, что у нас с компанией «Зауэрланд Ивент» и с компанией «К2», менеджером братьев Кличко Берндом Бенте, остались очень с хорошие отношения. Потому что все, что мы обещали, мы делали. Все, о чем договаривались, мы исполняли. Когда они уезжали, у нас были уже добрые отношения, а до этого была некоторая подозрительность. Но когда обязательства выполнены — уже все хорошо. Есть история взаимоотношений.

— У Марко Хука очень натянутые отношения с «Зауэрланд Ивент». Нет ли у вас желания взять его под свою эгиду?
— Мы никого не собираемся сманивать. Если будут появляться какие-то рабочие отношения — будем обсуждать. Но на сегодняшний день нет никаких предпосылок. Я не общался ни с Марко Хуком, ни с Зауэрландами по поводу него.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице бокса/ММА.

Читайте также:
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru