Пенсионный советник
Договорились: за что расплачивается «Новое величие»

Как фигуранты «Нового величия» оказались под арестом

,
Они вели разговоры о политике и стреляли по консервным банкам. Сейчас их держат в СИЗО по обвинению в экстремизме. «Газета.Ru» — о том, как получилось, что 18-летняя Анна Павликова и ее приятели стали фигурантами уголовного дела за создание экстремистской группировки «Новое величие».

На прошедшей неделе, 9 августа, 18-летняя Анна Павликова, ее родители и защитники в очередной раз распрощались с надеждой, что девушку переведут под домашний арест. Суд продлил срок содержания в СИЗО фигурантки дела об экстремизме до 13 сентября. Между тем в самом деле много белых пятен.

Реклама

Как накрыли группировку

15 марта интернет-портал «ОВД-Инфо» сообщил, что в Москве прошли обыски у десяти активистов организации «Новое величие». Всего было проведено 14 мероприятий, поскольку у некоторых было два адреса проживания. Затем членов группировки привезли в Следственный комитет, где их допросили в качестве свидетелей.

На следующий день участникам «Нового величия» предъявили обвинения по статье 282.1 УК «Организация экстремистского сообщества» и избрали им меру пресечения. Так из свидетелей они перешли в статус подозреваемых, и к ним прикрепили адвокатов, назначенных СК.

Ко всем, кроме Анны Павликовой — для нее родители сразу нашли юриста Ольгу Карлову. Дело в отношении девушки было выделено в отдельное производство, так как на момент преступления она была несовершеннолетней.

Шестерых членов «Нового величия» — Анну Павликову, Марию Дубовик, Руслана Костыленкова, Петра Карамзина, Дмитрия Полетаева и Вячеслава Крюкова — отправили под двухмесячный арест в СИЗО.

Если о Павликовой и Дубовик известно много, то об остальных арестантах — практически ничего. Координатор правовой помощи ОВД-Инфо Алла Фролова, знакомая с материалами дела, рассказала «Газете.Ru» о некоторых фактах из их жизни.

Костыленков проживал в городе Хотьково Московской области. В день ареста ему исполнилось 25 лет.

Карамзину 32 года — на момент задержания он был безработным. В группировку, по сведениям Фроловой, он вступил, так как ему не хватало общения.

Крюкову 20 лет, по предварительным данным, он приехал в Москву из Геленджика. Когда на него возбудили уголовное дело, молодой человек учился на втором курсе юридического университета. Задержали его в общежитии. Что касается Полетаева, то известен лишь его возраст — ему 29 лет.

По словам Фроловой, информации о серьезных болезнях, как у девушек, от других фигурантов, находящихся в СИЗО, не поступало.

Остальных членов «Нового величия» отправили под домашний арест — на те же два месяца. Такую меру пресечения получили Максим Рощин, Сергей Гаврилов, Павел Ребровский и Рашид Рустамов.

Из-за ограничений, которые подразумевает домашний арест, информации о них немного. Кроме того, родители не идут на контакт с правозащитниками. Тем не менее, в ОВД-Инфо заявили, что Рощину 39 дет, он из Москвы, его интересы в суде представляет адвокат «Агоры» Ильнур Шарапов. Гаврилову 25 лет, Ребровскому 31 год. Рустамов 15 августа отмечает юбилей — ему исполняется 30. Молодой человек проживал в подмосковном Хотьково, как и Костыленков. По словам Фроловой, на московские собрания «Нового величия» он не приезжал.

В мае всем фигурантам уголовного дела продлили меру пресечения на четыре месяца — то есть до 13 сентября 2018 года.

Наибольший общественный резонанс вызвало дело Анны Павликовой, которая в СИЗО встретила свое 18-летие. Во время продления меры пресечения в Дорогомиловском суде в мае в ее деле было зафиксировано много процессуальных нарушений — об этом «Газете.Ru» рассказала координатор правовой помощи ОВД-Инфо Алла Фролова. «Не заслушали адвокатов, саму девушку не привезли и видеосвязь не обеспечили. Поэтому ее юристы подали апелляцию», — объяснила она.

7 июня Мосгорсуд вернул жалобу в Дорогомиловский суд из-за «нарушений в организации процесса». Апелляцию Мосгорсуд расмотрел лишь 26 июля — тогда из-за нарушений УПК Павликовой сократили меру пресечения до трех месяцев, то есть до 13 августа.

Однако на прошлой неделе, 9 августа, ей продлили содержание под стражей до 13 сентября.

Все испортил Руслан Д.

В комментарии, поступившем в «Газету.Ru» из СК, отмечается, что следственные действия еще ведутся. «По информации Главного следственного управления СК России по городу Москве в настоящее время расследование уголовного дела в отношении 10 соучастников по признакам преступления, предусмотренного ст. 282.1 УК РВ (организация экстремистского сообщества), продолжается». Подробности расследования СК не разглашает.

Между тем известно, что согласно предварительной версии следствия, история «Нового величия» началась в конце 2017 года. Тогда десять молодых людей, которые сейчас обвиняются в создании экстремистской организации, начали переписываться в телеграм-чате «Клуб любителей».

По сведениям газеты «Московский комсомолец», чат был создан последователями Вячеслава Мальцева — саратовского политика, известного своими радикальными взглядами националистического и левого толка. Он обещал устроить 5 ноября 2017 года некую революцию. Однако этого не произошло, и в телеграме начали появляться чаты, созданные разочарованными людьми.

«Там они [фигуранты дела «Нового величия»] общались просто обо всем — о кошках, собаках, Навальном, политике», — заявила «Газете.Ru» юрист Алла Фролова.

Спустя некоторое время в чате появился некто Руслан Д. — по делу он проходит под именем Александр Константинов. По словам Фроловой, он является представителем правоохранительных органов.

«Он заинтересовался, решил закинуть удочку и предложил участникам чата встретиться лично. Так они несколько раз виделись в «Макдональдсе». После сотрудник мужчина предложил им снять офис, ведь в кафе уже неинтересно. Причем собирал он с них по 500 рублей на аренду помещения. Ну это ведь смешно — все мы знаем, сколько стоит снять помещение в Москве», — рассказала Анна Фролова.

По данным «МК», Руслан Д. примкнул к участникам чата, поскольку понимал, что они могут вести противоправную деятельность, однако адвокаты арестованных и правозащитники убеждены: это была провокация со стороны спецслужб.

Именно Руслан Д., по мнению защиты, предложил создать организацию с уставом и «офисом». На том, что без постороннего участия не было бы никакого «Нового величия», настаивают и родители обвиняемых.

«Они встречались в «Макдоналдсе». Разговаривали. Ну как обычная молодежь встречается? Что они там обсуждают? Какие-то дела, кино, еще что-то. Ничего в их разговорах не было такого ужасного. Да, впереди были выборы президента. Конечно, у них была такая позиция: «Мы за честные выборы». И, наверное, я предполагаю, они обсуждали это», — рассказала мать Анны Павликовой Юлия в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

«Давайте офис снимем»

По словам Юлии Павликовой, «в какое-то время к ним подсел провокатор». «Он, видимо, как-то их вел на все на это. Начинал разговаривать, обсуждать. Потом уже сменилась тема, а что мы здесь сидим в «Макдоналдсе»? А давайте офис снимем. Я считаю, что вот не было бы этого человека — и не было бы вообще ничего», — говорила мать Павликовой в интервью «Эху Москвы».

Фролова, в свою очередь, отметила, что предложение создать организацию и ее устав поступило от Руслана Д. после того, как был снят «офис».

«Он скачал устав из интернета, просто перефразировав его. Предложил Костыленкову стать главой группировки, так как тот был с задатками лидера», — отметила Фролова.

На видео, опубликованном в одном из телеграм-каналов, видно, как Руслан Костыленков объясняет цели организации — это «установление порядков на территории Российской Федерации, организация трибунала над членами правящей верхушки, отмена репрессивно действующих законов и Конституции».

Костыленков также сообщил, что члены организации собирались организовывать митинги и устраивать акции против сотрудников правоохранительных органов.

Алла Фролова не исключает, что кто-то из участников чата мог рассказать о нем правоохранителям. «Еще может быть, что сами внедренные с кем-то познакомились и узнали про чат. В него приходили и уходили — там было гораздо больше людей. Когда идет ротация, то мы не можем говорить о существовании организации. Потому что если это какая-то подпольная группировка, то она никогда никого не добавит. А так туда добавляли всех, кого ни попадя. Мой главный месседж: до появления спецов организации не было», — заявила координатор правовой помощи ОВД-Инфо.

«Баловство одно»

Сами участники группы, возможно, не понимали, что их деятельность подпадала под статью об экстремизме. Корреспондент «Новой газеты» сообщал из зала суда во время слушаний по мере пресечения 19 апреля, что фигурантов дела из СИЗО не привезли — они общались по видеосвязи. При этом было слышно, как Петр Карамзин говорил невидимому собеседнику: «Да мы ничего не делали вообще, баловство одно! Закон не нарушал никто. На стрельбище просто пострелять ездили». После чего уточнял, что стреляли из карабина по банкам.

Факт стрельбы по банкам подтвердил и адвокат 19-летней Марии Дубовик Максим Пушков. При этом он отметил, что его подзащитной там не было.

Адвокат Анны Павликовой Ольга Карлова считает, что провокаторы увлекли участников группы красивыми лозунгами — об этом она говорила в интервью «Эху Москвы». Кроме того, она утверждает: тот факт, что действиями участников группы руководил Руслан Д., подтверждается его перепиской с обвиняемыми, в частности с ее подзащитной Анной Павликовой.

При этом, по мнению Карловой, девушка не понимала, что то, что она делает, подпадает под понятие «экстремизм».

«Она, по сути дела, до конца не понимала понятий и сути этого термина. Здесь я могу поставить в упрек это, прежде всего, нашему государству и нашей просветительской работе, которая не ведется должным образом в школах. И детям надо это разъяснять», — сказала юрист.

«Ребенок погибает»

Анна Павликова, которая на момент задержания была еще несовершеннолетней, страдает, как и Мария Дубовик, целым набором заболеваний, из которых главное — это сердечная недостаточность.

«Аня находилась на лечении в психоневрологическом отделении ГБУЗ «Детская городская клиническая больница №9 им. Сперанского ДЗМ» с диагнозами: вегетососудистая дистония, психоэмоциональная церебральная диссомния, доброкачественная гипербилирубемия, — рассказывает «МК». — Врачами был официально рекомендован щадящий режим ЕГЭ».

Родители и защита просят перевести Анну Павликову под домашний арест, однако и на последнем заседании суда, прошедшем 9 августа, им не удалось убедить судью, что пребывание в СИЗО губительно для ее здоровья.

«Давайте оторвемся от бумажек и посмотрим на эту девушку. Ребенок просто погибает. У нее столько болезней, что мы даже не знаем, как ее вылечить. Что будет от того, что она будет дома? Наденьте на нее браслет. Я уже не могу говорить в правовом поле. Говорю как женщина, как человек», — говорила адвокат Ольга Карлова в суде.

Тогда же защита заявила, что врожденная сердечная недостаточность Павликовой стала на степень тяжелее с момента ареста: защитник Генри Резник сообщил суду, что на данный момент у подсудимой вторая степень этого заболевания.

Тем не менее суд отказался смягчать меру пресечения для девушки, так как медицинские документы, представленные защитой, не свидетельствуют о серьезных заболеваниях Павликовой.

И действительно, согласно постановлению правительства России от от 14 января 2011 года, мера пресечения в виде заключения под стражу смягчается лишь при выявлении у подозреваемого тяжелого заболевания. В их число также входят хронические болезни сердца с недостаточностью кровообращения III степени. У Павликовой же лишь вторая.

В защиту девушки выступает уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Председатель Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов также сообщил «Интерфаксу», что считает неоправданным содержание девушек под стражей, поскольку оно не обосновано. Между тем 3 августа стало известно, что дело Анны Павликовой рассмотрит Верховный суд РФ.

Что дальше?

«В десятых числах сентября суд, я думаю, выйдет на продление меры для всех фигурантов, — предполагает Алла Фролова. — Либо продлят, либо выйдут с готовыми материалами на рассмотрение дела по существу. Это произойдет в случае, если будут завершены все следственные действия».

Согласно статье 282.1. «Организация экстремистского сообщества», создание подобных группировок и руководство ими наказывается штрафом в размере от 400 до 800 тыс. рублей либо лишением свободы на срок от 6 до 10 лет.

Участие в подобной группировке предусматривает штраф от 300 до 600 тыс., либо принудительные работы (от одного года до четырех лет), либо лишение свободы на срок от 2 до 6 лет.

Что же касается Павликовой, которой на момет ареста было 17 лет, то наказание для нее, вероятно, будет отличаться от того, что ждет других фигурантов, проходящих по той же статье. Как рассказал «Газете.Ru» адвокат Евгений Корчаго, срок наказания для Павликовой в любом случае будет снижен.

«Для несовершеннолетних уголовный закон снижает в два раза максимальное наказание по той или иной статье УК РФ. При этом самый строгий исход — не больше 10 лет колонии. То есть если бы речь шла об убийстве, то санкция не превышала бы этот срок. Независимо от того, что в настоящее время Павликовой уже исполнилось 18 лет, в ее отношении будут сохранены все поблажки для несовершеннолетних. Получается, что за участие в экстремистской организации девушка может получить до трех лет», — объяснил юрист.