Пенсионный советник

«Все, [конец]»: как пилот Ан-148 пытался набрать скорость

Опубликована запись переговоров пилотов Ан-148 перед катастрофой

Завершена расшифровка переговоров пилотов Ан-148, разбившегося в феврале в Подмосковье. Командир воздушного судна и второй пилот не смогли правильно оценить скорость самолета из-за обледеневших датчиков. По данным записи «черного ящика», второй пилот Сергей Гамбарян совершил ошибку, решив разогнать самолет и направив его к земле.

Петербургский телеканал «78» опубликовал запись с «черного ящика» самолета Ан-148 «Саратовских авиалиний», разбившегося в феврале 2018 года. На сделанной за минуту до крушения записи слышны переговоры командира воздушного судна (КВС) Валерия Губанова и второго пилота (ВП) Сергея Гамбаряна.

Летчики спорили из-за расхождений в показаниях приборов, считывающих скорость самолета.

Валерий Губанов требовал от Сергея Гамбаряна вывести самолет вверх, второй пилот ответил: «Сейчас-сейчас», на что Губанов указал ему — самолет идет вниз. «Вообще фигня какая-то!», — удивился второй пилот.

Реклама

«Не, ну я так понял, ты хотел это... А ты наоборот, вниз», — ответил командир воздушного судна.

Далее второй пилот сказал «контролируем все» и добавил, что скорость нормализовалась. В этот момент система сигнализации в кабине пилота дважды потребовала сверить скорость на датчиках. Второй пилот заметил, что «оп-оп-оп, триста девяносто [километров в час]» и направил самолет вниз, будучи убежденным, что скорость составляет 200 км/ч. Командир воздушного судна начал спрашивать, зачем второй пилот направил самолет вниз: «Куда вниз-то?! Куда ты вниз? Зачем вниз?! Куда?!»

Этот диалог сопровождася предупреждениями сигнализации сверить скорость. Гамбарян был убежден, что приборы его обманывают, и скорость самолета крайне низкая. Командир начал требовать набрать высоту, и в этот момент сигнализация уже на английском начала указывать, что воздушное судно идет прямо в землю: «Terrain ahead! Pull up! Terrain ahead! (Поверхность земли прямо по курсу, поднять нос — «Газета.Ru»)».

Последними словами командира воздушного судна Валерия Губанова были: «Все, *** [конец]».

Сообщается, что второй пилот забыл включить обогрев датчиков скорости — из-за этого расхождения он направил самолет вниз, а не вверх, желая набрать «недостающую скорость».

Самолет «Саратовских авиалиний», вылетевший из московского аэропорта «Домодедово» в город Орск в Оренбургской области, разбился днем 11 февраля в Подмосковье. По данным Росавиации, связь с экипажем Ан-148 пропала спустя несколько минут после взлета из аэропорта.

Тангаж Ан-148 достигал 30 градусов, а в этот момент модуль воздушных параметров командира самолета показывал нулевую скорость самолета. Резервный индикатор демонстрировал весьма низкие для такого рода ситуации 200 км/ч. Столкновение с поверхностью земли стало неизбежным, в момент крушения скорость самолета достигала 800 км/ч. На борту находились 65 пассажиров и шесть членов экипажа. Никто из 71 человека не выжил.

На месте крушения в результате недельной поисковой операции было обнаружено более 5 тысяч обломков фюзеляжа.

В Следственном комитете РФ заявили, что взрыв произошел уже после столкновения с землей, а в момент падения воздушное судно «находилось в целостности». После крушения Ан-148 и гибели 71 человека, находившегося на его борту, СКР возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 263 УК РФ «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц.

Правительство Оренбургской области начало выплату единовременной материальной помощи в размере 1 млн рублей из регионального резервного фонда семьям погибших в авиакатастрофе. Кроме того, по поручению губернатора Саратовской области семьям четырех членов экипажа, погибших при крушении Ан-148, выплатят по 1 млн рублей в качестве материальной помощи.

16 февраля эксперты Межгосударственного авиационного комитета (МАК) расшифровали данные речевого бортового самописца разбившегося Ан-148. Информация, полученная при расшифровке первого, параметрического «черного ящика», подтвердилась: отличающиеся показатели скорости воздушного судна были вызваны обледенением приемников полного давления, замеряющих скорость самолета. Вопреки предписаниям контрольной карты, пилоты не включили обогрев датчиков на фюзеляже самолета.