Единороги и саламандры: 5 необычных барельефов Москвы

5 самых уникальных московских барельефов

,
Писатели и девушки с пониженной социальной ответственностью, единорог под серпом и молотом, тайная саламандра и разъяренный абонент телефонной станции – «Газета.Ru» рассказывает, какие самые необычные барельефы украшают московские дома.

Писатели и путаны

В центре Москвы началась масштабная реставрация знаменитого доходного дома Бройдо, получившего в народе название «Дом с писателями». Завершить работы планируется к весне 2018 года. Здание, которое в этом году отметит 111 лет, было украшено барельефами Пушкина, Гоголя и Толстого в окружении игривых девушек. Точнее, сейчас остались только Гоголь с Толстым: из-за ветхого состояния лепнины Солнце русской поэзии можно опознать только по свитку в руках.

Наиболее распространена легенда, по которой подготовленный скульптором Синаевым-Бернштейном фриз для Музея изящных искусств им. Александра III (ныне ГМИИ им. Пушкина) якобы не прошел конкурсный отбор и был частично использован для доходного дома. Однако документальных подтверждений этому нет — как и тому, что в здании располагался бордель, помеченный такой своеобразной афишей.

Но тогда непонятно, почему дом терпимости решено было украсить образами именно литераторов: единственным реальным посетителем построенного здания мог быть только Лев Толстой — и то ему в 1907 году было 79 лет.

Пушкин и Гоголь даже при всем желании не могли попасть в гости к девицам, не говоря уже о том, что Николай Васильевич, как считается, и вовсе никогда не знал физической любви.

Портреты ученых из церковных куполов

Известная каждому москвичу Российская государственная библиотека до 6 февраля 1925 называлась Библиотекой Государственного Румянцевского музея. Впоследствии ее переименовали в госбиблиотеку СССР им. В. И. Ленина. Площадь строения не впечатлила Совнарком, поэтому в 1926 было решено начать сооружение грандиозного здания «ленинки». Конкурс на лучший проект, который проходил в три этапа целых два года, выиграли архитекторы Гельфрейх и Щуко.

По размеру капитальных вложений здание библиотеки в документах периода Отечественной войны было отнесено к классу «дворцы». Половину его стоимости покрыла РСФСР, остальные средства были взяты из бюджета СССР. Из-за войны сооружение удалось завершить только к 1960 году.

Здание библиотеки получилось уникальным с инженерной точки зрения – согласно расчетам, оно способно выдержать пять прямых бомбовых попаданий.

Фасад щедро украшен: на нем расположились барельефы с изображениями властителей духа – ученых, мыслителей и писателей. Перемычки фасадов на Моховой улице украшены врезанными в стены бюстами Руставели, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Герцена, Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Тургенева, Толстого, Маяковского, Горького.

Все бюсты исполнены скульптором Евсеевым, за исключением первого, принадлежащего руке Крандиевской. Из ее мастерской вышел и весь ряд бронзовых медальонов, размещенных на перемычках фасада, выходящего на улицу Коминтерна – на них изображены Архимед, Коперник, Галилей, Ньютон, Ломоносов, Дарвин, Менделеев, Павлов.

Между пилонами фасада расположились бронзовые бюсты ученых, писателей и философов, а на крышах были установлены 22 скульптуры на тему «Социалистический труд и знание», среди которых — «Девушка с книгой», «Красноармеец», «Ученый» и другие. Их авторами стали Вера Мухина, создавшая «Рабочего и колхозницу» на ВДНХ, Матвей Манизер, возведший скульптуры на станции «Площадь революции», и другие художники.

Утверждают, что на барельефы для украшения здания переплавили колокола восьми московских церквей, сброшенные с колоколен московских храмов после революции.

Так как для осуществления бронзовых барельефов требовалось целых 100 тонн бронзы, Наркомпрос РСФСР ходатайствовал перед ВЦИК о предоставления ему возможности использовать церковные колокола для переливки на барельефы. Кроме того, на закупку оставшихся бронзовых изделий власти потратили порядка 2 млн рублей.

Лев и единорог в центре Москвы

Здание Синодальной типографии на Никольской улице, на месте которой сейчас располагается историко-архивный институт РГГУ, хорошо знакомо горожанам по барельефам, изображающим противоборство льва и единорога, над главным входом.

Сама типография была основана в 1727 году на базе Московского печатного двора и долгое время была крупнейшей типографией Москвы. Именно на Печатном дворе 1 марта 1564 года была выпущена первая датированная русская книга – «Апостол». Иван Федоров, дьякон кремлевской церкви Николы Гостунского, активно занимался изданием богослужебных книг на Печатном дворе, однако вскоре ему и его коллеге Петру Мстиславцу пришлось покинуть город.

Есть версия, что им угрожали переписчики, которые с появлением книгопечатания теряли работу.

Лев и единорог были историческим символом Московского печатного двора и присутствовали на его фасаде, печатях и в изготовленных двором книгах, исполняя роль логотипа. В некоторых источниках утверждается, что эта символика имеет самое прямое отношение к Ивану Грозному и его печатям.

Когда старое здание Печатного двора решили снести, чтобы возвести на его месте здание Синодальной типографии, льва и единорога изобразили и на нем.

Эти персонажи были широко распространены в русской геральдике, и сюжет противоборства льва и единорога — распространённый мотив русского творчества того времени. По факту лев и единорог имеют сакральный смысл, который можно истолковать по-разному: так, льва иногда интерпретируют как символ самодержавной власти, а единорога — как символ христианства. Лев изначально был изображен с короной, но ее сбили в XX веке.

Также, в прошлом между фигурами льва и единорога на фасаде Синодальной типографии был размещен вензель Александра I, во времена которого было построено здание, но он до наших дней не дошел. Сейчас на фронтоне сверху красуется оставшийся символ советской эпохи – серп и молот.

Летучие мыши, лев и саламандра

Доходный дом страхового общества «Россия» занимает целый квартал и имеет несколько адресов: Сретенский бульвар, дом 6/1, Фролов переулок, дом 6/1, Бобров переулок, дом 1 и Милютинский переулок, дом 22. Он состоит из двух корпусов, построенных архитекторами Проскуриным и фон Гогеном в 1899–1902 годах. Два корпуса соединяет изящная кованая ограда с воротами, выполненными по проекту архитектора Дессина.

На стенах зданий можно отыскать огромное количество удивительных персонажей: здесь есть лев с щитом, крокодилы, две стайки летучих мышей. В основании прямоугольного эркера прячется один из самых примечательных барельефов этого здания – изящная саламандра с красными глазами.

На фронтоне вокруг греческой богини играют амуры, а рядом учитель с лицом Сократа беседует с учеником. В алькове между окнами стоит мастеровой в итальянских средневековых одеждах, высокие проемы окон украшают типичные для стиля модерн женские головки с вьющимися волосами. И даже банальные кронштейны для государственных флагов исполнены в виде крылатых женских фигур, напоминающих те, что крепятся на носу парусного корабля.

Кристина Богачева/«Газета.Ru»

По слухам, даже швейцарский архитектор Ле Корбюзье, предлагавший снести весь исторический центр и построить «новую Москву», считал этот дом самым красивым зданием в городе начала XX века.

Интересно, что у главной башни с часами, которая является рефреном Спасской башни Кремля, есть тайна. На ней находится часовой колокол, отлитый на знаменитом заводе Финляндского специально для этого дома. Колокол звонил лишь однажды – в 2011 году по случаю юбилея дома.

Территория только для женщин

В Милютинском переулке находится здание бывшей Станции датско-шведско-русского телефонного общества. После слома старинного здания на этом участке в 1909 году в сотрудничестве с компанией Ericsson было возведено кирпичное здание станции, которое еще до своего открытия уже производило глубокое впечатление на москвичей своими размерами и красотой.

В центре симметричного фасада расположена красивая полукруглая арка, облицованная красным гранитом, на которой размещены гротескные скульптурные изображения — веселая женская и нахмуренная мужская головы, разговаривающие по телефонному аппарату. В восприятии москвичей укрепилось представление, что девушка – это телефонистка, а мужчина – обыватель, возмущенный качеством связи.



Wikimedia Commons

Wikimedia Commons

Интересно, что отбор телефонисток был более чем строгим. На работу не принимали тех, чей рост не превышал 155 см, а размах рук был менее 154 см, поскольку они не могли дотянуться до гнезд коммутатора.

Не брали на работу и замужних: считалось, что большая занятость домом и детьми помешает им хорошо работать. Замужество разрешалось лишь старшим телефонисткам по особому дозволению начальства. Кроме того, без вызова начальницы к телефонисткам не могли подходить станционные монтеры, последним не разрешалось обедать вместе с барышнями в столовой и даже встречаться с ними на лестницах.