Выдачи не будет: доклад раздора между Москвой и Вашингтоном

Как «кремлевский список» повлияет на силовиков США и РФ

В так называемый «кремлевский список» вошли главы всех российских спецслужб и правоохранительных структур. При этом и ранее сотрудничество США и РФ в сфере борьбы с преступностью протекало с очень серьезными проблемами. Теперь в этом вопросе появился еще один мешающий взаимодействию фактор, хотя по определенным узким вопросам, таким как борьба с терроризмом, Москва и Вашингтон продолжат работать совместно.

В список так называемого «кремлевского доклада», который составлен в соответствии с законом «О противодействии оппонентам Америки посредством санкций», включены все российские руководители силового блока. Это директор СВР Сергей Нарышкин, руководитель Главного разведуправления ГШ Минобороны РФ Дмитрий Колобов, председатель Совета безопасности РФ и экс-глава ФСБ Николай Патрушев, бывший министр внутренних дел, а ныне — член Совбеза Рашид Нургалиев, нынешний глава МВД Владимир Колокольцев, председатель СК РФ Александр Быстрыкин, директор ФСБ Александр Бортников, генеральный прокурор Юрий Чайка, директор Национальной гвардии Виктор Золотов и министр обороны Сергей Шойгу.

При этом в отношении некоторых высокопоставленных российских министров силового блока Соединенные Штаты ранее уже вводили санкции. Это главный разведчик РФ Нарышкин, глава ГРУ Колобов, руководитель Следственного Комитета Бастрыкин.

Сотрудничество России и США в сфере борьбы с преступностью и до начала «санкционной войны» между странами продвигалось достаточно сложно. Между Москвой и Вашингтоном нет договора об экстрадиции подозреваемых обвиняемых и осужденных, а, значит, в каждом конкретном случае стороны запрашивают друг друга о выдаче того или иного лица, которого считают причастным к преступлению. Как правило, это происходит по линии Интерпола, куда входят как РФ, так и Соединенные Штаты. Иногда контакты между государствами ведутся по линии Генпрокуратуры России и различных американских силовых ведомств, в частности американского Минюста. Наконец, во времена существования ФСКН директор этой службы Виктор Иванов заключил соглашение о сотрудничестве с Управлением по борьбе с наркотиками (DEA) США, в рамках которого ведомства обменивались оперативной информацией и оказывали друг другу иное содействие.

Правда, в 2014 году Вашингтон ввел санкции против самого Иванова, но взаимодействие между службами некоторое время продолжалась и дальше, закончившись лишь после ликвидации самого ФСКН в мае 2016 года.

Что же касается экстрадиции, то иногда Америка и Россия достигали взаимопонимания по тому или иному конкретному случаю. В 2016 году в аэропорту Шереметьево по прибытии рейсом из Нью-Йорка после депортации Иммиграционной службой США был задержан российский гражданин Геннадий Гаврилец, которого обвиняют в причастности к заказному убийству президента АОЗТ «Юнитранс-Mink» Анатолия Сериченко. Хотя между Вашингтоном и Москвой нет двустороннего договора о выдаче, американские коллеги уведомили правоохранительные органы Российской Федерации о готовящейся депортации.

Аналогичным образом действуют и российские полицейские и следователи. Иногда граждане США или России не выдаются сторонами друг другу, но по взаимной договоренности их осуждают там, где преступники скрываются от правоохранителей. Наказание они отбывают также в новой стране. Так, в 2015 году Генпрокуратура РФ исполнила запрос Минюста США, в результате чего россиянин был осужден за совершение двойного убийства в Соединенных Штатах. Российский суд назначил ему наказание в виде лишения свободы на 19 лет.

Впрочем, и проблем во взаимоотношениях между странами в правоохранительной сфере всегда было немало. Так, Россия добивается выдачи из США двух лиц, подозреваемых в тяжких преступлениях на российской территории. Это Ильяс Ахмадов, принимавший участие в боевых действиях в Чечне против российских федеральных войск, а также Тамаз Налбандов, обвиняемый в похищении человека.

Ахмадов — бывший глава Министерства иностранных дел непризнанной Чеченской республики Ичкерия, он получил политическое убежище в США в 2004 году. Его разыскивают за организацию и участие в незаконных вооруженных формированиях. В 2004 году Интерпол направил в США ходатайство о выдаче преступника, но ответ так и не поступил.

Налбандов находится в розыске с 2001 года за похищение человека и вымогательство. Он выехал в США 13 лет назад и в 2002 году получил там вид на жительство. В его выдаче РФ было отказано.

США, в свою очередь, последовательно требует выдачи от российской стороны некоторых людей, которые подозреваются в киберпреступлениях, совершенных против американских ведомств и компаний.

В декабре 2016 РФ выдала спецслужбам США хакера Джошуа Аарона, который подозревался вместе с двумя израильтянами в кибермошенничестве с американскими ценными бумагами в период с 2007 по 2015 год. С мая 2015 года Аарон проживал в центре Москвы. Ровно через год из-за отсутствия действительного паспорта он был задержан полицией. Позднее суд принял решение депортировать мужчину, а также оштрафовать его на пять тысяч рублей за просроченную визу. 32-летнего хакера доставили из России в нью-йоркский аэропорт имени Джона Кеннеди, где он сразу же был взят под стражу. Однако американские спецслужбы требуют у России экстрадиции и ряда других лиц, которых Москва пока не выдает.

В то же время Минюст США отказался выдавать России гражданина страны Виктора Бута, осужденного в США на 25 лет лишения свободы за торговлю оружием. Москва пыталась добиться передачи Бута в Россию для того, чтобы он отбыл наказание на российской территории, но Вашингтон отказался это сделать. Аналогичным образом сложилась и судьба российского летчика Константина Ярошенко, который был арестован американскими агентствами Управления по борьбе с наркотиками в Либерии, доставлен в Америку и осужден там на 20 лет за торговлю кокаином. На различные просьбы российских властей о выдаче Ярошенко США ответили отказом.

Наконец, серьезнейшим камнем преткновения между США и РФ стал скандал с бывшим техническим специалистом ЦРУ и Агентства нацбезопасности Соединенных Штатов Эдвардом Сноуденом. По данным закрытого доклада Пентагона, он похитил 1,7 млн секретных файлов, большинство документов касается «жизненно важных операций американской армии, флота, морской пехоты и военно-воздушных сил». В связи с этим в США 14 июня 2013 года Сноудену заочно были предъявлены обвинения в шпионаже и похищении государственной собственности. Он был объявлен американскими властями в международный розыск. Вскоре Сноуден бежал в Гонконг, а затем — в Россию, где ему предоставили сначала временное убежище, а потом — вид на жительство до 2020 года. Сейчас он скрывается на российской территории, хотя США требуют его выдачи.

Впрочем, несмотря на целый ряд конфликтов, факты сотрудничества между американскими и российскими спецслужбами также есть. Например в декабре 2017 года ЦРУ США передало российскому ФСБ сведения о готовящемся теракте в Санкт-Петербурге. Через два дня чекисты задержали членов группы, которые планировали совершить взрыв в Казанском соборе, причем в нее входил и россиянин, недавно принявший ислам, 18-летний Евгений Ефимов. После этого президент России Владимир Путин лично позвонил американскому коллеге Дональду Трампу и поблагодарил за содействие в предотвращении теракта.

Руководитель Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Алексей Арбатов рассказал «Газете.Ru», что

публикация «кремлевского доклада» и включение в него руководителей всего российского правоохранительного блока станет дополнительным фактором, серьезно осложняющим взаимодействие Москвы и Вашингтона в сфере борьбы с преступностью.

«Надо отметить, что и без этого списка между нашими странами существовали серьезные проблемы в вопросе сотрудничества между правоохранительными структурами. Конечно, появление такого списка взаимодействие не улучшит в любом случае, но надо учитывать, что это не список людей, к которым применят санкции, а своеобразная угроза. Это перечень лиц и организаций, к которым теоретически станции могут применить», — сказал эксперт.

Арбатов подчеркнул, что по каким-то узким вопросам сотрудничество между спецслужбами и правоохранителями РФ и Соединенных Штатов продолжается. «Например, это борьба с терроризмом. Когда есть возможность предотвратить гибель десятков, а то и сотен людей, стороны перешагивают через какие-то личные обиды и помогают друг другу», — заключил эксперт.