Кто станет новым лидером Франции

Назад в Средневековье

В России запретили беби-боксы, на очереди — аборты

Артур Громов 28.09.2016, 12:27
Игорь Зарембо/РИА «Новости»

Правительство РФ поддержало законопроект о запрете беби-боксов — спецпунктов, где матери могут анонимно оставлять нежеланных детей. За свое непродолжительное время существования беби-боксы спасли десятки брошенных детей, часть из которых впоследствии возвращалась обратно в семьи. Судя по всему, далее в государственную повестку вернется вопрос о запрете абортов: на этом настаивает РПЦ и новый детский омбудсмен. Правда, год назад инициатива не получила поддержки в правительстве.

Сразу две новости стали поводом для размышлений об откате России если не в Средневековье, то по крайней мере в советское прошлое. С утра в среду стало известно, что правительство России поддержало законопроект сенатора Елены Мизулиной о запрете беби-боксов — устройств, позволяющих врачам принимать анонимно оставленных новорожденных. Сенатор подготовила данный законопроект совместно с экспертами общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление».

На сайте Мизулиной сообщается, что правительство «дало положительный официальный отзыв» на законопроект сенатора, внесенный на рассмотрение Государственной думы 1 июня этого года. Он предусматривает запрет на осуществление деятельности, которая направлена на организацию анонимного оставления детей, в том числе на создание и содержание специализированных для этого мест.

«Иными словами, законодательная инициатива запрещает беби-боксы на территории России», — говорится в сообщении на сайте.

Более того, законопроект предусматривает административную ответственность юридических лиц за организацию беби-боксов: за данное «правонарушение» предлагается налагать административный штраф в размере от 1 млн до 5 млн руб. либо приостанавливать деятельность юридического лица на срок до 90 суток.

Сенатор также заявила, что на запрет беби-боксов существует три причины: «государство не должно поощрять отказы от новорожденных», наличие беби-боксов «значительно повышает риски торговли детьми и иных сделок с ними», и при этом «нарушается право ребенка на идентичность».

Российский кабмин счел целесообразным запрет на беби-боксы из-за необходимости выполнения РФ положений Конвенции о правах ребенка. Между тем в комитете Госдумы по вопросам семьи раскритиковали законопроект: «У нас ежегодно такие случаи бывают. На одной из центральных площадей города в урне находили ребенка новорожденного, совершенно здорового, но погибшего при нулевой температуре, — рассказывала депутат Ирина Чиркова. — Я считаю, что здесь надо очень аккуратно и продуманно отнестись к этой теме. Если хотя бы в одном субъекте одну-две жизни такая система спасет, то я буду двумя руками ее защищать».

Опыт Краснодара показывает, что беби-боксы — это исключительно положительная инициатива. Медики отмечают, что оказавшимся внутри устройства малышам ничего не угрожает — они попадают в руки реаниматолога, затем проходят комплексное обследование. Иногда мамы одумываются и через суд устанавливают родство, забирая в семью беспечно оставленного ребенка (каждый четвертый младенец, опущенный в беби-бокс на Кубани, вернулся к родителям). Первый отечественный беби-бокс, или, как его еще называют, «окно жизни», был открыт в сентябре 2011 года в Сочи. На сегодняшний день в Краснодарском крае работает пять подобных устройств: два — в самом Краснодаре, по одному — в Сочи, Армавире и Новороссийске. За неполные пять лет они спасли жизни 17 новорожденным.

Еще одна тревожная новость, связанная с деторождением, поступила сначала от РПЦ, а затем нашла отголосок и среди общественников: в России вновь заговорили о запрете на аборты. Накануне патриарх Московский и всея Руси Кирилл подписал обращение, призывающее к полному запрету абортов. В тексте документа требуется установить, что статус человеческого существа будет закрепляться за зародышем с момента зачатия, после чего его жизнь, здоровье и благополучие должны защищаться законом. Также в обращении говорится о необходимости запрета противозачаточных с абортивным действием и вспомогательных репродуктивных технологий, так как их неотъемлемой составляющей являются «унижение человеческого достоинства и убийство детей, находящихся на начальных этапах эмбрионального развития».

В пресс-службе патриарха поспешили уточнить, что в тексте говорится об исключении абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС), а не о полном их запрете. Однако тема получила продолжение в виде (ожидаемого) заявления нового детского омбудсмена Анны Кузнецовой: «Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты, и мы поддерживаем эту позицию, при этом, конечно, считаем, что этот вопрос требует системного подхода», — заявила она. Также, по ее словам, в России существует система консультаций для беременных женщин, которая уже позволила отговорить 67 тыс. будущих мам от аборта. Кузнецова считает, что эту работу следует продолжать, «сделав основной упор на защите традиционных семейных ценностей». Инициативу также поддержали верховный муфтий России Талгат Таджуддин и комиссия по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты РФ.

Впрочем, тема запрета или ограничения на аборты всплывает в российской повестке не в первый раз: в мае прошлого года в Госдуму был внесен ряд законопроектов, предлагающих серьезно ограничить возможность доступных и бесплатных абортов. Идея принадлежала все той же Елене Мизулиной (СР) и Сергею Попову (ЕР): предлагалось вывести аборты из системы ОМС и запретить оказывать эту медицинскую услугу частным клиникам. По идее авторов, прерывание беременности можно будет делать только платно и лишь в госучреждениях (исключение — аборт по медицинским или социальным показаниям). Кроме того, авторы намеревались запретить таблетки для прерывания беременности на ранних сроках и обязать решившуюся на аборт женщину пройти ультразвуковое исследование для визуализации плода и прослушивания его сердцебиения.

Тогда инициатива не получила поддержки в Минздраве, Минфине, Минэкономразвития, Минюсте, Федеральном фонде ОМС и Институте законодательства и сравнительного правоведения при правительстве. В заключении Белого дома было сказано, что закон закрепляет право женщины самой решать вопрос о материнстве, а ограничение абортов приведет к росту числа отказов от детей и подпольных операций.