«Оперативники не знают, как работать дальше»

За ходом расследования дела о пытках на Урале приглядывает прокуратура

Виталий Аньков/РИА «Новости»
Адвокаты пяти уральских полицейских, которых арестовали по делу о пытках, пытаются освободить их из-под стражи, подав апелляцию. В деле как минимум четыре пострадавших от побоев, удушения и угроз. Сотрудники уголовного розыска защищают своих коллег, заявляя, что их вина не доказана. Эксперты считают, что дело стало итогом противостояния МВД и СК. За ходом расследования приглядывает прокуратура.

В понедельник защитники полицейских из ОВД «Заречный» и Свердловского областного главка подали в Ленинский районный суд Екатеринбурга апелляционные жалобы на их арест — сегодня последний день. Ранее суд отправил под стражу пятерых сотрудников полиции. Это четыре представителя отдела полиции №29 ММО МВД России «Заречный» — руководитель местного главка Александр Дубровин, начальник отдела уголовного розыска Александр Махаев, а также старшие оперуполномоченные Эдуард Ударцев и Абай Маманов. И один полицейский из областного главка — оперативник отделения по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений угро Анатолий Куриленко. Его начальник, руководитель отделения Евгений Власов тоже должен был сидеть на скамье подсудимых, но он с 1 сентября находится в розыске, и его местонахождение устанавливается.

В чем обвиняют

О пытках в ОВД «Заречный» заговорили 23 сентября, сравнив их с делом ОВД «Дальний» в Казани. Тогда стало известно, что сотрудники Следственного комитета при поддержке Свердловского УФСБ проводят задержания полицейских. Позже выяснилось, что следователи задерживают полицейских, причастных к пыткам и выбиванию показаний из подозреваемых.

«В частности, следователи установили, что в конце марта 2014 года оперативники полиции заводили нескольких граждан поочередно в служебный кабинет по одному, где издевались над ними.

Каждый раз меняясь в составе, сообщники пытали людей, избивали их, душили.

Среди незаконных методов были разнообразные способы — это и нанесение многочисленных ударов, и лишение доступа кислорода. Один из полицейских даже угрожал пострадавшему, что справит на него естественную нужду и совершит с ним насильственные действия сексуального характера. В результате доставленный гражданин, не стерпев этих мучений, был вынужден оговорить себя, признавшись в совершении убийства», — рассказал «Газете.Ru» пресс-секретарь СУ СКР по Свердловской области Александр Шульга.

Про жертв пока еще ничего не известно, всего в деле как минимум четыре пострадавших. Как удалось узнать, одним из потерпевших по этому делу является ранее судимый житель поселка Белоярский Андрей Сухоруков, в конце 2014 года его подозревали в совершении убийства. Якобы полицейские, выбивая из него признание в убийстве собутыльника, настолько увлеклись, что отбили ему селезенку.

Он был вынужден «признаться» в том, что задушил оппонента.

Впоследствии сотрудники Следственного комитета оформили из признания уголовное дело, а прокуратура его утвердила. Однако суд вернул дело Сухорукова следователю из-за множества нарушений УПК. А позже выяснилось, что гибель «оппонента» Сухорукова наступила не от асфиксии, а от отравления алкоголем. В итоге обвиняемый сменил свой статус на потерпевшего от полицейского насилия.

«Мы абсолютно уверены в том, что вина в убийстве так называемого потерпевшего была доказана. Его признание подтвердил полиграф, — объясняет «Газете.Ru» начальник ОБОП ГУ МВД по Свердловской области Константин Строганов

— У меня в отделе теперь все разговоры только об этом деле. Оперативники не знают, как работать дальше.

Ведь, по сути, каждый из них ходит под угрозой подобного обвинения. Для каждого жулика — всегда в радость обвинить сотрудника полиции в превышении полномочий. И дело тут не только в способе защиты. Это является своего рода местью».

Как арестовывали

Коридоры Ленинского суда Екатеринбурга с трудом вмещали в себя всех собравшихся здесь в минувшую пятницу. Крепкие фигуры, кожаные куртки, короткие прически. На их фоне резко выделялись своим видом журналисты.

«Это собрались представители уголовного розыска, чтобы выразить свою гражданскую позицию и поддержать своих коллег. Все мы считаем, что вина наших коллег не доказана. А кроме того, обливать грязью через СМИ сотрудников уголовного розыска — это неправильно», — заявил журналистам Строганов, который также явился в суд.

Первым рассматривалось дело оперативника областного МВД Анатолия Куриленко. Когда конвой завел его в зал, в толпе закричали: «Толян, держись, мы с тобой!»

Позже его коллеги рассказали, что Куриленко — образцовый оперативник. Принимал участие в раскрытии множества резонансных дел. Имеет ряд благодарностей от руководства.

Воспользовавшись заминкой перед началом судебного заседания, журналисты закидали Куриленко вопросами: «Ваши коллеги утверждают, что все избиения, в которых вас обвиняют, не подтверждены фактами».

— Не готов ответить, — объясняет оперативник.

— Вы признаете свою вину?

— Я же не расписался в протоколе. Нет. Я не признаю вины. Думаю, что в дальнейшем следствие разберется. Данное обвинение я считаю необоснованным, — уже твердо отвечает Куриленко.

Судья, заслушав ходатайство прокуратуры о закрытии судебного заседания, попросил прессу и зрителей покинуть зал. Процесс прошел за закрытыми дверями. Куриленко, как и остальные задержанные, был арестован на два месяца.

Мать Анатолия Елена Куриленко пояснила прессе, что находится в шоке от обвинений, которые были предъявлены ее сыну. «Поверьте мне, он нормальный человек. Он не из тех, кто будет спокойно сидеть на стульчике. Он активный. Я о его задержании узнала из СМИ. Я была в шоке от информации Следственного комитета, что мой сын какой-то злодей!» — рассказала мать оперативника.

Конфликт двух ведомств

Уральские эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», сходятся во мнении, что дело МВД «Заречный» — результат противостояния между местными СК и МВД. Накал этого противостояния проявился в официальных заявлениях о задержаниях полицейских со стороны пресс-службы областного МВД и СК. Полицейское ведомство отрапортовало, что подозреваемые были выявлены службой собственной безопасности, после чего региональный следственный комитет назвал заявление МВД «громким заявлением», которое звучит как «оправдание». Обмен колкостями прекратился только после резкого заявления пресс-службы Генпрокуратуры по УрФО о недопустимости полемики между информационными службами силовых ведомств, развернувшейся вокруг обстоятельств, которые подлежат «доказыванию».

Прокуратура и далее намерена приглядывать за ходом дела.

Замгенерального прокурора в Уральском федеральном округе Юрий Пономарев заявил, что следствие по делу о шести полицейских должно работать качественно и объективно. «Я надеюсь, что дело будет расследовано в строгом соответствии с нормами и требованиями уголовно-процессуального законодательства, и хотелось бы, чтобы следствие работало качественно, всесторонне и объективно. Надеюсь, что это так и будет», — сказал Пономарев, отвечая на вопрос ТАСС о ходе расследования уголовного дела в отношении полицейских.

Между тем правозащитник, бывший сотрудник прокуратуры Дмитрий Рожин недоумевает, почему Следственный комитет игнорирует другие факты полицейского насилия.

«В 2014 году суд Первоуральска оправдал Евгения Хафизова, который в полиции написал явку об убийстве. На суде же выяснилось, что погибший, так же как и в Заречном, скончался от отравления алкоголем. Хотя Хафизов тоже говорил о давлении, но в Первоуральске, например, никто из правоохранителей не понес ответственности», — заявил «Газете.Ru» Рожин.

Впрочем, как уже заявил представитель областного СК Александр Шульга,

за последние 2,5 года было возбуждено 16 уголовных дел, по которым проходят полицейские, обвиняемые в превышении должностных полномочий и насилии.

«В 2013 году подобных дел было восемь, в 2014 году — пять, в первом полугодии 2015 года — возбуждено еще три уголовных дела», — сказал Шульга. Часть этих уголовных дел передана в суд для рассмотрения по существу.

Кстати один из эпизодов также касался Заречного. В 2012 году сотрудник ГИБДД Заречного Валентин Султяньяров обвинил заместителя начальника РУВД Октябрьского района Екатеринбурга Владимира Гусева в том, что он приложил его лицом то ли о металлическую дверь, то ли об косяк. Сотрудники СК активно подключились, возбудили уголовное дело по ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

Расследование и последующие судебные процессы растянулись на несколько лет. Работу следователей по этому делу контролировал лично Бастрыкин. Однако нынешним летом Ленинский суд Екатеринбурга своим решение прекратил уголовное преследование Гусева, за отсутствием состава преступления.

«Система выстроена таким образом, что полицейские остаются крайними. Отсюда и проистекает конфликт между СК и полицией. Следователи, пытаются усидеть одновременно на двух стульях. Когда надо раскрывать преступление, они прессуют оперативников. Когда карта ложится обратно стороной, эти же следователи прессуют оперов уже по статье. Что и произошло в случае с МВД «Заречный». Я считаю, что у следователей отсутствует однозначная принципиальная позиция. Когда СК допускает ошибку, то его сотрудники не видят ничего страшного в том, чтобы привлечь к ответственности полицейских», — объяснил «Газете.Ru» адвокат Сергей Колосовский, известный в Екатеринбурге как «адвокат полиции».