Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Запрусь в своей интернет-келье»

Протодиакон Андрей Кураев окончательно уволен из Московской духовной академии

Ирина Резник 05.09.2014, 19:23
Фото ИТАР-ТАСС/ Павел Смертин

Протодиакон Андрей Кураев окончательно уволен из Московской духовной академии. Ранее его отчислили из преподавательского состава за эпатажные публикации. Сам священнослужитель отказывался писать заявление по собственному желанию, но не стал участвовать в конкурсе на профессорское место. Студенты академии по-разному оценивают своего уже бывшего профессора.

Ректор Московской духовной академии архиепископ Верейский Евгений подписал приказ о прекращении трудового договора с протодиаконом Андреев Кураевым как профессором кафедры церковно-практических дисциплин. Из документа следует, что протодиакон уволен «в связи с истечением срока избрания по конкурсу». «Желания участвовать в конкурсе на замещение должности научно-педагогического работника он не изъявил», — указано в приказе.

«На этот раз мотивировка приличная», — одобрил формулировку сам Кураев.

«Не то что в декабрьском сколь эмоциональном, столь и незаконном решении — уволить за то, что протодиакон Андрей Кураев регулярно выступает в средствах массовой информации и в блогосфере с эпатажными публикациями», — продолжает он.

Свое исключение из числа профессоров Московской духовной академии (МДА) в конце 2013 года Кураев связывает с записями о гомосексуальном скандале в Казанской духовной семинарии и поддержкой панк-группы Pussy Riot.

Первое предупреждение было получено им еще в марте 2012 года. Тогда постановлением ученого совета МДА ему «братски напоминалось, что звание профессора Московской духовной академии налагает высокую ответственность за форму и содержание публичных высказываний, поскольку по ним судят и об учебном заведении, и о всей Церкви». Однако нужной реакции от Кураева не последовало, поэтому появилось решение об отчислении священнослужителя из преподавательского состава академии.

Последний документ о прекращении трудового договора понадобился, по словам протодиакона, для того чтобы был соблюден Трудовой кодекс РФ. «Моя трудовая книжка лежала в академии и должна была быть заполнена в соответствии с принятыми государственными процедурами, — пояснил Кураев «Газете.Ru». — Но Трудовой кодекс не предполагает увольнения за эпатажные заявления в блогосфере и вообще за любую деятельность вне рабочего места. Поэтому декабрьский документ не имел юридической силы. По-моему, он даже отсутствует в моем личном деле в академии. А претензий к моим лекциям или к моим отношениям со студентами и коллегами высказано не было».

Написать заявление об увольнении по собственному желанию протодиакон отказывался, потому что такого желания у него не было и нет.

Тогда было принято решение объявить конкурс на занятую им кафедру. «В общем, это хорошо: впервые в истории академии объявляется конкурс на замещение кафедры профессора. Я думаю, для академии полезна такого рода методика — открыто объявить, что нужен такой специалист, и предложить подавать документы. Другое дело, что в данном случае слишком хорошо было понятно, для чего это делается и с каким результатом», — рассказал Кураев.

Самому профессору о конкурсе не сообщили, поэтому он в нем не участвовал. Впрочем, говорит протодиакон, он бы не стал подавать документы, поскольку хорошо знает систему. «Я прекрасно понимаю, что это не решение академии — оно было принято на гораздо более высоком уровне. Поэтому ставить в неудобное положение академию мне не хотелось», — пояснил Кураев.

На вопрос «Газеты.Ru», чем он намерен заниматься впредь, отец Андрей ответил, что радикально в его жизни ничего не изменилось: он всегда был человеком свободной профессии, публицистом, разъездным лектором. Но свободного времени, судя по всему, прибавится.

«Главное не то, что теперь в академии не будет моих лекций, а то, что различные церковные структуры будут бояться со мной сотрудничать.

И, соответственно, не станут приглашать с лекциями по разным городам и епархиям. Но мне уже и по состоянию здоровья надо было прекращать кочевую жизнь. Запрусь в своей интернет-келье, библиотеке, буду писать — у меня есть заготовки новых книг», — сказал протодиакон.

По словам Кураева, он очень любит академию, но не сражается за свое место, в отличие от профессора Андрея Зубова (уволенный за вольные высказывания преподаватель МГИМО. — «Газета.Ru»), еще и потому, что несколько разочаровался в себе как в академическом преподавателе. «За 10 лет работы мне не удалось создать центр миссионерской подготовки, чтобы передать свой опыт людям, которым он нужен, — признался отец Андрей. – Я встретил множество замечательных умных ребят, из которых получатся прекрасные священники, богословы, но горящих миссионерством среди них мало. Готовить миссионеров для общества можно только в самом обществе, я больше понимания и учеников находил среди студентов хороших светских вузов — людей, которые сами варятся в таком котле светской культуры и ежедневно утверждают свой выбор, потому что рядом с ними всегда есть альтернатива».

Сами студенты академии по-разному оценивают своего уже бывшего профессора.

Одни из них на условиях анонимности заявили «Газете.Ru», что никакой потери для духовных школ с уходом Кураева нет, поскольку у него не было никаких систематических лекций: он часто пропускал занятия и при этом «не реагировал на братские воззвания не говорить о том, чего не знаешь». Другие сожалеют о «глубокоуважаемом профессоре с мощным интеллектом, собственным мнением и смелостью его заявлять», но не одобряют решение «выносить сор из избы». Сторонники называют протодиакона гонимым за правду, считая, что он далеко не все рассказал из того, что мог бы. Но все сходятся во мнении, что карьера Кураева при нынешнем понтификате, скорее всего, завершена и он уже не будет официально принят ни в какие церковные учреждения.

«Он сказал то, о чем все знают, но никто не говорит, — отметил один из собеседников «Газеты.Ru». – Правда учитывая, что говорить об этом начальству не имеет смысла, он рассказал об этом СМИ. Это и его ошибка, и его жертва».